1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 569

Банковская гарантия с лимитом ответственности не мешает бенефициару потребовать больше, если выплату задержали

Одно лишь указание в банковской гарантии на предельную сумму, в рамках которой банк отвечает по обязательствам принципала, не исключает возможности взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами с банка, который допустил просрочку в исполнении обязательств по гарантии (Определение ВС РФ от 05.05.2017 № 305-ЭС16-20009 по делу № А40-187724/2015).

Суть дела

Публичное акционерное общество (далее — общество, истец) заключило с генеральным подрядчиком — ООО (далее — генподрядчик) договор на выполнение строительно-монтажных, пусконаладочных и прочих работ в условиях действующего производства, которые были необходимы для модернизации и ввода в эксплуатацию объекта капитального строительства — складского комплекса. Во исполнение условий договора генподрядчик предоставил заказчику две выданные коммерческим банком (далее — гарант, ответчик, банк) безусловные и безотзывные банковские гарантии погашения аванса. В соответствии с условиями банковских гарантий в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения принципалом (генподрядчиком) своих обязательств по договору, а именно по погашению аванса, гарант принял на себя обязательство в течение пяти дней с даты получения требования выплатить бенефициару (обществу) денежные суммы в пределах 201 306 916 руб. 25 коп. по каждой из банковских гарантий.

Для получения денежных средств по гарантиям бенефициар должен был направить в адрес банка письменное требование с указанием причин, по которым он истребует денежные средства по гарантиям, и расчет требуемой суммы. Гарантии вступают в силу с даты зачисления бенефициаром-заказчиком суммы аванса генподрядчику-принципалу на его расчетный счет.

Через несколько месяцев заказчик уведомил генподрядчика об отказе от исполнения договора и потребовал возврата (погашения) аванса в течение десяти рабочих дней с момента получения уведомления. Генподрядчик в установленный срок возврат аванса не осуществил, поэтому заказчик дважды направлял в адрес банка требование об уплате по банковским гарантиям 402 613 832 руб. 50 коп. Однако банк оставил оба требования общества без удовлетворения, отказавшись осуществить выплату, в связи с чем заказчик обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании с гаранта задолженности по банковским гарантиям на общую сумму 402 613 832 руб. 50 коп. После длительных судебных разбирательств требования истца были удовлетворены.

Ввиду того что выплату по банковским гарантиям общество получило лишь спустя два года после даты, когда гарант должен был исполнить соответствующее обязательство, заказчик-бенефициар вновь обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании с гаранта процентов за пользование чужими денежными средствами.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции в удовлетворении иска заказчика отказал в связи с тем, что гарант уже выплатил бенефициару максимальную денежную сумму, определенную в банковских гарантиях.

Предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром ограничивается уплатой суммы, на которую выдана гарантия (п. 1 ст. 377 ГК РФ). Ответственность гаранта перед бенефициаром за невыполнение или ненадлежащее выполнение гарантом обязательства по гарантии не ограничивается суммой, на которую выдана гарантия, если в гарантии не предусмотрено иное (п. 2 ст. 377 ГК РФ).

При вынесении решения суд руководствовался п. 19 постановления Пленума ВС РФ № 13, Пленума ВАС РФ № 14 от 08.10.98 «О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами», согласно которому бенефициар вправе требовать от гаранта, необоснованно уклонившегося или отказавшегося от выплаты суммы по гарантии либо просрочившего ее уплату, выплаты процентов за пользование чужими денежными средствами только при отсутствии в гарантии иных условий (п. 2 ст. 377 ГК РФ). Однако в рассматриваемом деле гарант самостоятельно определил размер своей ответственности по каждой банковской гарантии. Следовательно, банковские гарантии содержат иные условия ответственности гаранта перед бенефициаром за невыполнение или ненадлежащее выполнение гарантом обязательств по гарантиям, нежели предусмотренные в п. 2 ст. 377 ГК РФ.

Суд истолковал условия банковских гарантий буквально, придя к выводу, что суммарный размер всех обязательств банка по гарантиям, включающий и обязательство по уплате суммы гарантии, и обязательство по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами, ограничивается предельной абсолютной суммой. Поскольку эта абсолютная сумма была выплачена обществу в полном объеме, то сумма предусмотренных ст. 395 ГК РФ процентов за пользование чужими денежными средствами находится за пределами банковской гарантии.

Суд апелляционной инстанции оставил решение в силе. Понятие банковской гарантии предусматривает, что содержание даваемого гарантом обязательства и объем предоставляемого обеспечения не зависят от содержания основного обязательства (ст. 368 ГК РФ). Денежная сумма уплачивается гарантом бенефициару в соответствии с условиями обязательства, даваемого гарантом. В данном споре обязательство гаранта перед бенефициаром ограничивалось уплатой 201 306 916 руб. 25 коп. — суммы, на которую выдана гарантия, и процентов за предоставленную отсрочку платежей. Поэтому взыскание судом с ответчика долга гаранта в размере долга по основному обязательству неправомерно. Суд округа оставил решение и постановление в силе.

Позиция ВС РФ

Судьи ВС РФ не согласились с выводами нижестоящих инстанций и встали на сторону истца.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 19 постановления № 13/№ 14 от 08.10.98, на которые ссылались и нижестоящие суды, обязательство гаранта по банковской гарантии выплатить сумму бенефициару при соблюдении условий гарантии является денежным. В соответствии с п. 2 ст. 377 ГК РФ ответственность гаранта перед бенефициаром за невыполнение или ненадлежащее выполнение гарантом обязательства по гарантии не ограничивается суммой, на которую выдана гарантия, если в гарантии не предусмотрено иное. Следовательно, при отсутствии в гарантии иных условий бенефициар вправе требовать от гаранта, необоснованно уклонившегося или отказавшегося от выплаты суммы по гарантии либо просрочившего ее уплату, выплаты процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Ограничение суммы, подлежащей уплате банком в пользу бенефициара по банковской гарантии за нарушение принципалом обязательств, само по себе не означает, что этой суммой исчерпывается ответственность гаранта за невыполнение или ненадлежащее выполнение гарантом обязательства по гарантии. Для определения границ самостоятельной ответственности гаранта перед бенефициаром необходимо четкое, ясное и определенное указание на это в гарантии (п. 1 ст. 377 ГК РФ). Вместе с тем в рассматриваемых в настоящем случае гарантиях такое указание отсутствует.

Ссылка банка на то, что слова «обязательства гаранта», указанные в тексте банковских гарантий, включают самостоятельную ответственность гаранта, не основана на условиях банковских гарантий и положениях ст. 431 ГК РФ, которой предписывается толковать содержащиеся в гарантии, а не отсутствующие в ней слова и выражения. В связи с этим ВС РФ признал выводы судов о том, что требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами находится за пределами банковских гарантий, противоречащим п. 2 ст. 377 ГК РФ.

Поскольку при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций у банка не имелось возражений относительно представленного истцом расчета процентов по периоду начисления и размеру ставки, исковые требования общества ВС РФ посчитал подлежащими удовлетворению.