1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 18

Кризис мало затронул отечественную промышленность

Важной особенностью кризиса 2015—2016 гг. стало незначительное снижение основных операционных показателей индустриальных компаний в результате ухудшения конъюнктуры внешних рынков. Среди проявившегося негатива выделяются сложные условия кредитования и снижение инвестиционной активности.

Индекс промышленного оптимизма, рассчитываемый Институтом экономической политики (ИЭП) им. Егора Гайдара, показал, что первые оценки положения дел в российской промышленности в 2015 г. были совсем некризисными. Индекс остался в положительной зоне и даже улучшил свое значение по сравнению с ноябрем-декабрем предыдущего года.

«Последовавшие затем колебания показателя произошли под влиянием панических настроений чиновников и аналитиков, публично приготовившихся к кризису по образцу 2008—2009 гг., — подчеркивает заведующий лабораторией конъюнктурных опросов ИЭП Сергей Цухло. — Однако падение настроений предприятий оказалось небольшим, вполне сопоставимым со значениями показателя в межкризисные годы и было быстро преодолено. В результате сводный показатель, хотя и бывал в отрицательной зоне, но так и не достиг даже своих худших межкризисных значений».

В августе 2015 г. сводный показатель ИЭП вышел на локальный (2015 г.) максимум под влиянием заявлений о скором отскоке от дна кризиса. Но так и не наступивший отскок привел к достижению в феврале 2016 г. локального (кризисного) минимума.

С начала II квартала 2016 г. опросы показывали улучшение положения в российской промышленности. Индекс оптимизма с небольшими остановками достиг в ноябре 2016 г. пятилетнего (!) максимума. Кризис 2015—2016 гг., похоже, завершился.

«Крайне незначительное падение индекса промышленного оптимизма в 2015—2016 гг. по сравнению с результатами сентября 1998 г. и декабря 2008 г. ставит под сомнение определение периода 2015—2016 гг. как кризисного для российской промышленности, — считает С. Цухло. — Этот тезис полностью подтверждается динамикой другого сводного показателя на основе опросов ИЭП — индекса адаптации (нормальности) промышленности».

Индекс адаптации (то есть оценка ситуации как нормальной или отклонение от нее) позволяет существенно расширить понимание кризиса 2015—2016 гг. в российской промышленности. Во-первых, ничего кризисно-аномального в российской индустрии ни в 2015 г., ни в 2016 г., по оценкам самих предприятий, не произошло. Индекс уверенно сохранял высокие значения. Даже эмоционально самый тяжелый I квартал 2015 г. российские компании оценивали совсем не так панически, как российские чиновники и наблюдатели.

Промышленность, по мнению ученых ИЭП, уверенно адаптировалась к фактической динамике последних лет. Более того, индекс адаптации показывает, что отечественная индустрия уже с конца 2010 г. сохраняла высокую степень адаптации к складывающимся в каждый квартал этого периода экономическим условиям.

Тем не менее кризис 2015—2016 гг. все-таки создал проблемы для российской промышленности. Правда, лишь в двух сферах.

Оценки предприятий показали резкий (именно кризисный) рост недоступности кредитов. С сентября 2014 г. по февраль 2015 г. этот показатель взлетел на 30 п. и достиг кризисного максимума в 45% (столько предприятий считали, что кредиты были им недоступны в начале 2015 г.).

Однако этот максимум значительно (20 п.) уступает максимуму предыдущего кризиса, когда кредиты стали недоступными для 65% предприятий. Таким образом, кризис кредитования в 2015—2016 гг. оказался мягче аналогичного кризиса в 2008—2009 гг. В начале 2017 г. показатель недоступности кредитов вернулся на докризисный уровень.

Кризисный спад был зарегистрирован опросами и в инвестиционных планах предприятий. Применительно к этому показателю слово «кризис» может использоваться без кавычек и оговорок. Падение инвестиционных планов промышленности достигло 43 п. (баланс рухнул до –36 п.).