1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 808

Судебная практика по спорам, связанным с увольнением

В условиях экономического кризиса многим владельцам компаний и индивидуальным предпринимателям (далее — ИП) приходится закрывать бизнес и увольнять сотрудников в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Компании и предприниматели также признаются банкротами со всеми вытекающими последствиями, в их отношении открывается конкурсное производство, и решение об увольнения персонала принимает конкурсный управляющий. Еще одна типичная для экономического кризиса ситуация — сокращение численности или штата работников (п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ). Работники в случае несогласия с увольнением по инициативе работодателя могут оспорить его в суде. Исход дела зависит от многих обстоятельств.

Ликвидация организации либо прекращение деятельности ИП

Срок предупреждения о предстоящем увольнении

Комментируемый судебный акт: Определение КС РФ от 27.10.2015 № 2358-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Вебер Тамары Викторовны и Исаевой Ларисы Алексеевны на нарушение их конституционных прав пунктом 1 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации».

Заявители просили признать не соответствующим Конституции РФ п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, предусматривающий возможность расторжения трудового договора по инициативе работодателя в случае ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

По мнению заявителей, оспариваемое положение противоречит ст. 2, 15 (ч. 1), 19 (ч. 1), 37 (ч. 1 и 2), 46 (ч. 1) и 55 (ч. 2 и 3) Конституции РФ, поскольку позволяет работодателю произвольно продлять срок предупреждения о предстоящем увольнении по данному основанию, что ограничивает право работника, который уже нашел иное место работы, на свободный труд. Оспариваемые нормы применены к заявителям судами общей юрисдикции.

Приведем ход рассуждений КС РФ.

Оспаривая конституционность п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, заявители связывают нарушение своих прав с увеличением срока предупреждения об увольнении ввиду ликвидации без перехода прав и обязанностей военной части, в которой они работали, в порядке правопреемства к другим лицам. Однако указанная норма предусматривает лишь соответствующее основание для расторжения трудового договора и не устанавливает порядок увольнения работника.

Срок предупреждения работника о предстоящем увольнении закреплен в ч. 2 ст. 180 ТК РФ. О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения. По буквальному смыслу указанного законоположения, этот срок является минимальным и не исключает возможность предупреждения работника о предстоящем увольнении за более продолжительное время. Такое правовое регулирование носит гарантийный характер, позволяя работнику, подлежащему увольнению, заблаговременно узнать о предстоящем увольнении и начать поиск подходящей работы (определения КС РФ от 17.06.2013 № 891-О, от 20.03.2014 № 476-О, от 16.07.2015 № 1625-О и др.). Следовательно, п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в системной связи с иными положениями данного Кодекса не может рассматриваться как нарушающий права заявителей.

Права конкурсного управляющего как работодателя

Комментируемый судебный акт: Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации № 2 (2016), утв. Президиумом ВС РФ 06.07.2016. Разрешению споров, связанных с трудовыми и социальными отношениями, посвящен раздел IV. В пункте 6 данного раздела приводится Определение ВС РФ от 25.01.2016 № 48-КГ15-10, в котором рассматривается вопрос о правомерности увольнения по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с ликвидацией организации.

Как следует из названного Определения, конкурсный управляющий, осуществляя права и обязанности работодателя в период конкурсного производства, вправе увольнять работников организации-должника в порядке и на условиях, которые предусмотрены трудовым законодательством.

Суть дела

Бывшая работница кредитной организации обратилась в суд с иском к банку о восстановлении на работе, предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование иска заявитель указала, что работала в банке в должности специалиста управления кредитования, в настоящее время находится в отпуске по уходу за ребенком. Решением арбитражного суда от 21 января 2014 г. банк (ответчик) признан банкротом и открыто конкурсное производство. Функции конкурсного управляющего банком возложены на Государственную корпорацию «Агентство по страхованию вкладов» (далее — АСВ). Приказом от 2 июня 2014 г. истица уволена в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с ликвидацией организации. Истица посчитала увольнение незаконным, поскольку ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование после внесения об этом записи в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ). Вместе с тем определение о завершении конкурсного производства в отношении работодателя арбитражным судом не выносилось, из ЕГРЮЛ банк не исключен.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, иск удовлетворен частично. Истица восстановлена в должности с 3 июня 2014 г., с банка взыскана компенсация морального вреда в размере 2000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано. Суд также указал, что решение в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ в кассационном порядке признала, что при рассмотрении данного дела судами первой и апелляционной инстанций были допущены существенные нарушения норм материального права, которые выразились в следующем.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае ликвидации организации либо прекращения деятельности ИП.

О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения (ч. 2 ст. 180 ТК РФ).

Согласно ч. 4 ст. 261 ТК РФ расторжение трудового договора с женщиной, в частности, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным подп. 1, 5—8, 10 или 11 ч. 1 ст. 81 или п. 2 ст. 336 ТК РФ).

В пункте 28 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (далее — постановление Пленума ВС РФ № 2) разъяснено, что основанием для увольнения работников по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ может служить решение о ликвидации юридического лица, то есть решение о прекращении его деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, принятое в установленном законом порядке (ст. 61 ГК РФ).

Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование после внесения сведений о его прекращении ЕНРЮЛ в порядке, установленном законом о государственной регистрации юридических лиц (п. 9 ст. 63 ГК РФ).

Спорные правоотношения в настоящем случае возникли в связи с увольнением с должности специалиста управления кредитования банка по приказу представителя конкурсного управляющего банка от 2 июня 2014 г. по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с ликвидацией организации.

Кредитная организация — юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Банка России имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные Федеральным законом «О банках и банковской деятельности» (ст. 1 Федерального закона от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности», далее — Закон № 395-1).

Приказом Банка России от 20 ноября 2013 г. у банка с этой даты отозвана лицензия на осуществление банковских операций по основаниям, предусмотренным подп. 1 и 2 ч. 2 ст. 20 Закона № 395-1. В связи с отзывом лицензии осуществление коммерческим банком банковской деятельности прекращено 20 ноября 2013 г.

Согласно ч. 7 ст. 20 Закона № 395-1 (в редакции, действующей на момент отзыва у банка лицензии на осуществление банковских операций) после отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций кредитная организация должна быть ликвидирована в соответствии с требованиями ст. 23.1 названного закона, а в случае признания ее банкротом — в соответствии с требованиями Федерального закона от 25.02.99 № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (далее — Закон № 40-ФЗ; документ действовал в спорный период, в настоящее время утратил силу).

Особенности оснований и процедур признания кредитных организаций несостоятельными (банкротами) и их ликвидации в порядке конкурсного производства установлены Законом № 40-ФЗ) (здесь и далее приводятся нормы данного закона в редакции, действовавшей на момент вынесения арбитражным судом 21 января 2014 г. решения о признании банка банкротом).

Дело о банкротстве кредитной организации рассматривается арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, Законом № 40-ФЗ или в неурегулированных ими случаях Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (ст. 50.1 Закона № 40-ФЗ).

Арбитражный суд, принявший решение о признании кредитной организации банкротом, направляет данное решение в Банк России, а также в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление государственной регистрации юридических лиц, для внесения им в Единый государственный реестр юридических лиц записи о том, что кредитная организация находится в процессе ликвидации (п. 9 ст. 50.10 Закона № 40-ФЗ).

В соответствии с п. 2 ст. 20 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон № 129-ФЗ) регистрирующий орган вносит в ЕГРЮЛ запись о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации.

В силу подп. 1 и 2 ст. 182 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон № 127-ФЗ; здесь и далее приводятся нормы данного закона в редакции, действовавшей на момент вынесения арбитражным судом 21 января 2014 г. решения о признании банка банкротом) по результатам рассмотрения заявления о признании кредитной организации банкротом арбитражным судом может быть принято одно из следующих решений:

— о признании кредитной организации банкротом и об открытии конкурсного производства;

— об отказе в признании кредитной организации банкротом.

В случае принятия арбитражным судом решения о признании кредитной организации банкротом конкурсное производство проводится в порядке, установленном Законом № 127-ФЗ, с учетом особенностей, предусмотренных Законом № 40-ФЗ.

Конкурсное производство вводится сроком на один год. Срок конкурсного производства может продлеваться по ходатайству лица, участвующего в деле о банкротстве, не более чем на шесть месяцев (п. 2 ст. 50.6 Закона № 40-ФЗ).

Из содержания норм законодательства, действовавшего в спорный период, следовало, что после отзыва у кредитной организации Банком России лицензии на осуществление банковских операций кредитная организация должна быть ликвидирована. Если ко дню отзыва лицензии на осуществление банковских операций у кредитной организации имеются признаки несостоятельности (банкротства), предусмотренные Законом № 40-ФЗ, то ликвидация кредитной организации проводится в порядке конкурсного производства, который является длительным по продолжительности процессом, начинающимся с признания решением арбитражного суда кредитной организации банкротом и введения конкурсного производства и завершающимся по окончании конкурсного производства (о чем выносится определение арбитражного суда) внесением сведений о прекращении существования кредитной организации в ЕГРЮЛ в порядке, установленном законом о государственной регистрации юридических лиц. В период конкурсного производства права и обязанности работодателя осуществляются конкурсным управляющим, который законом наделен правом увольнять работников кредитной организации в порядке и на условиях, которые предусмотрены трудовым законодательством, в том числе по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, в течение всего периода конкурсного производства.

Судом по делу установлено, что банк (ответчик) решением арбитражного суда от 21 января 2014 г. признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство сроком на один год. Конкурсным управляющим банка назначена Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов». В Единый государственный реестр юридических лиц в соответствии с п. 2 ст. 20 Закона № 129-ФЗ внесена запись о том, что банк находится в стадии ликвидации.

При таких обстоятельствах расторжение конкурсным управляющим кредитной организации трудовых договоров с работниками этой организации по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, с соблюдением требований, установленных ст. 178 (выходные пособия) и 180 ТК РФ (гарантии и компенсации работникам при ликвидации организации, сокращении численности или штата работников организации), до вынесения арбитражным судом определения о завершении конкурсного производства является правомерным, поскольку осуществляется конкурсным управляющим в рамках полномочий, предоставленных ему Законом № 40-ФЗ.

Вывод судов первой и апелляционной инстанций о незаконности расторжения с истцом трудового договора по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (в связи с ликвидацией организации) со ссылкой на то, что арбитражным судом определение о завершении конкурсного производства в отношении банка (ответчика) ни на момент увольнения истца, ни в период рассмотрения данного спора не вынесено, что ликвидация банка не завершена и банк из ЕГРЮЛ не исключен, является ошибочным, основанным на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения, и разъяснений п. 28 постановления Пленума ВС РФ № 2.

Судебными инстанциями не принято во внимание, что незавершение конкурсного производства в отношении кредитной организации и отсутствие ЕГРЮЛ сведений о ликвидации кредитной организации не препятствуют конкурсному управляющему увольнять работников кредитной организации по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ с соблюдением требований ст. 178 и 180 ТК РФ.

Таким образом, у ответчика имелось основание для расторжения трудового договора по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с ликвидацией банка, которая осуществлялась в порядке конкурсного производства по решению арбитражного суда, о процессе ликвидации была внесена запись в ЕГРЮЛ.

Завершения процедуры ликвидации кредитной организации, подтверждаемой внесением в ЕГРЮЛ сведений о госрегистрации кредитной организации в связи с ее ликвидацией, для увольнения работника по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ не требуется. Судебные инстанции полагали обратное, то есть исходили из необходимости наличия факта завершения процедуры ликвидации кредитной организации, что нельзя признать правильным.

С учетом того что порядок и условия увольнения А. по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с ликвидацией организации ответчиком были соблюдены и такое основание для ее увольнения у ответчика действительно имелось, исковые требования А. о восстановлении на работе в должности специалиста по работе с залогами управления кредитования и компенсации морального вреда не подлежали удовлетворению.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила состоявшиеся по делу судебные постановления в части удовлетворения исковых требований А. и, не передавая дело на новое рассмотрение, приняла новое решение об отказе в удовлетворении иска А. к банку о восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда.

Обратите внимание!

Закон № 40-ФЗ утратил силу в соответствии со ст. 14 Федерального закона от 22.12.2014 № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации». В связи с этим Судебная коллегия отметила, что с 23 декабря 2014 г. порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства) кредитных организаций, а также особенности оснований и порядка признания таких организаций несостоятельными (банкротами) и их ликвидации в порядке конкурсного производства установлены параграфом 4.1 Закона № 127-ФЗ.

В действующей с 23 декабря 2014 г. редакции Закона № 127-ФЗ содержатся аналогичные по содержанию нормам Закона № 40-ФЗ нормы, определяющие полномочия, права и обязанности конкурсного управляющего, в частности, право осуществлять полномочия руководителя кредитной организации, обязанность уведомить работников о предстоящем увольнении, право увольнять работников, в том числе руководителя кредитной организации, в порядке и на условиях, которые установлены федеральным законом (п. 1, подп. 2 п. 3 и подп. 2 п. 4 ст. 189.78 Закона № 127-ФЗ).

Сокращение численности или штата работников организации, ИП

Неопределенные термины

Комментируемый судебный акт: Определение КС РФ от 19.07.2016 № 1438-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Соколова Андрея Игоревича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации».

Заявитель, уволенный по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТТК РФ (сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя), оспаривает конституционность ч. 3 ст. 81 ТК РФ, согласно которой увольнение по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 данной статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья; при этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности.

По мнению заявителя, оспариваемая норма противоречит ст. 17 (ч. 1 и 3), 18, 19 (ч. 1 и 2), 29 (ч. 4) и 37 (ч. 1) Конституции РФ, поскольку содержит неопределенные термины, что порождает на практике неоднозначность ее толкования правоприменителями, в результате чего нарушаются права работников. Оспариваемая норма применена в деле заявителя судами общей юрисдикции.

КС РФ, изучив представленные А.И. Соколовым материалы, не нашел оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Право работодателя принимать необходимые кадровые решения

Как неоднократно отмечал КС РФ, право принимать необходимые кадровые решения в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом принадлежит работодателю. Он обязан при этом обеспечить закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников, в частности, связанные с проведением мероприятий по изменению структуры, штатного расписания, численного состава работников организации (постановление от 24.01.2002 № 3-П; определения от 24.09.2012 № 1690-О и от 23.12.2014 № 2873-О).

В силу ч. 3 ст. 81 ТК РФ (как и ч. 1 ст. 180 ТК РФ) работодатель вправе расторгнуть трудовой договор с работником по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением численности или штата работников организации при условии исполнения обязанности (одновременно с предупреждением о предстоящем увольнении) по предложению всех имеющихся у работодателя в данной местности вакантных должностей, соответствующих квалификации работника, а также вакантных нижестоящих должностей или нижеоплачиваемой работы. Неисполнение указанной обязанности влечет признание увольнения незаконным.

Соблюдение работодателем процедуры увольнения может быть проверено в судебном порядке, при этом обязанность доказывания соответствующего обстоятельства возлагается на работодателя (п. 23 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).

Таким образом, оспариваемая норма является элементом правового механизма увольнения по сокращению численности или штата работников, позволяет подлежащему увольнению работнику продолжить трудовую деятельность у работодателя, с которым он состоит в трудовых отношениях, носит гарантийный характер (определения КС РФ от 17.06.2010 № 915-О-О, от 27.01.2011 № 13-О-О, от 24.10.2013 № 1539-О, № 1540-О и № 1541-О) и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя.

Компетенция КС РФ

Проверка факта, были ли исполнены работодателем при увольнении заявителя требования оспариваемой нормы ТК РФ, не относится к компетенции КС РФ, как она определена ст. 125 КС РФ и ст. 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». Руководствуясь положениями названных законов, КС РФ отказал в принятии данной жалобы к рассмотрению. Стоит отметить, что подобные формулировки встречаются практически во всех отказных определениях КС РФ по спорам, связанным с увольнением.

Видимость сокращения штата

Комментируемый судебный акт: Определение от 19.07.2016 № 1437-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Разиной Зои Ивановны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации».

Заявитель просит признать не соответствующим Конституции РФ п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, согласно которому трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

По мнению заявительницы, оспариваемое законоположение противоречит ст. 7 (ч. 2), 19 (ч. 1 и 2) и 37 (ч. 1 и 3) Конституции РФ, поскольку позволяет работодателю увольнять работника, с которым у него сложились конфликтные отношения, создав видимость сокращения штата и возложив исполнение его трудовых обязанностей на другого работника. Оспариваемая норма была применена в деле заявительницы судами общей юрисдикции.

Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации (п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ) при условии соблюдения закрепленного ТК РФ порядка увольнения и гарантий, предусмотренных в ч. 3 ст. 81, ч. 1 ст. 179, ч. 1 и 2 ст. 180 ТК РФ (определения КС РФ от 29.09.2011 № 1164-О-О и № 1165-О-О, от 24.09.2012 № 1690-О, от 23.12.2014 № 2873-О и др.).

Следовательно, п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в системной связи с перечисленными нормами данного Кодекса не может расцениваться как нарушающий конституционные права работников.

Разрешение же вопроса об обоснованности увольнения заявительницы связано с исследованием фактических обстоятельств конкретного дела и к полномочиям КС РФ, как они определены в ст. 125 Конституции РФ и ст. 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не относится.

Правоприменительная практика не обязывает работодателя предлагать увольняемому все вакансии

Комментируемый судебный акт: Определение КС РФ от 23.06.2016 № 1254-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Григорьева Антона Михайловича на нарушения его конституционных прав частью третьей статьи 81 и частью первой статьи 195.1 Трудового кодекса российской Федерации».

Заявитель оспаривает конституционность следующих положений ТК РФ:

— части 3 ст. 81, согласно которой увольнение по основанию, предусмотренному п. 2 или 3 ч. 1 ст. 81, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья; при этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности; предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором;

— части 1 ст. 195.1 ТК РФ, определяющей понятие «квалификация работника» как уровень знаний, умений, профессиональных навыков и опыта работы работника.

Как следует из представленных материалов, заявитель, уволенный по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, полагал, что работодатель должен был предложить ему вакантную должность водителя.

По мнению заявителя, оспариваемые нормы противоречат ст. 2, 7, 18, 37 (ч. 1), 45 и 55 (ч. 2 и 3) Конституции РФ, поскольку по смыслу, придаваемому ч. 3 ст. 81 ТК РФ правоприменительной практикой, она не обязывает работодателя предлагать увольняемому по сокращению штата работнику все вакантные должности и позволяет работодателю произвольно выбирать, какие вакантные должности предлагать увольняемому работнику; а ч. 1 ст. 195.1 ТК РФ допускает возможность тождественного толкования понятий «стаж работы» и «опыт работы» и не позволяет подтверждать их иными доказательствами, помимо записей в трудовой книжке.

Оспариваемые законоположения применены в деле заявителя судами общей юрисдикции.

КС РФ привел следующие аргументы, отказывая заявителю. Право принимать необходимые кадровые решения в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом принадлежит работодателю, который обязан при этом обеспечить закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников, в частности, связанные с проведением мероприятий по изменению структуры, штатного расписания, численного состава работников организации (постановление от 24.01.2002 № 3-П; определения от 24.09.2012 № 1690-О и от 23.12.2014 № 2873-О).

В силу ч. 3 ст. 81 и ч. 1 ст. 180 ТК РФ работодатель вправе расторгнуть трудовой договор с работником по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением численности или штата работников организации при условии исполнения обязанности (одновременно с предупреждением о предстоящем увольнении) по предложению всех имеющихся у работодателя в данной местности вакантных должностей, соответствующих квалификации работника, а также вакантных нижестоящих должностей или нижеоплачиваемой работы. Неисполнение указанной обязанности влечет признание увольнения незаконным.

Соблюдение работодателем процедуры увольнения может быть проверено в судебном порядке, при этом обязанность доказывания соответствующего обстоятельства возлагается на работодателя (п. 23 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).

Таким образом, ч. 3 ст. 81 ТК РФ во взаимосвязи с ч. 1 ст. 180 ТК РФ, вопреки утверждению заявителя, обязывает работодателя предлагать увольняемому работнику все имеющиеся у него в данной местности вакансии, соответствующие квалификации работника либо нижестоящие или нижеоплачиваемые, является элементом правового механизма увольнения по сокращению численности или штата работников, носит гарантийный характер и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя (определения КС РФ от 17.06.2010 № 915-О-О, от 27.01.2011 № 13-О-О, от 24.10.2013 № 1539-О, № 1540-О и № 1541-О).

Часть 1 ст. 195.1 ТК РФ относится к нормам, определяющим общие понятия, используемые в разделе IX ТК РФ, содержит лишь норму-дефиницию и как таковая права граждан не затрагивает. Проверка соблюдения порядка увольнения, установленного ТК РФ, в полномочия КС РФ, как они определены в ст. 125 Конституции РФ и ст. 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не входит.

Нельзя сократить работницу с ребенком в возрасте до трех лет

Комментируемый судебный акт: Определение ВС РФ от 30.03.2015 № 21-КГ14-14. Иск о признании распоряжения об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

На основании распоряжения главы местной администрации сотрудница была принята на должность заместителя руководителя департамента образования, с ней был заключен трудовой договор на неопределенный срок. С 29 января 2013 г. по 2 июля 2013 г. сотрудница находилась в декретном отпуске, 26 апреля 2013 г. у нее родилась дочь. Вместе с тем 11 ноября 2013 г. сотрудница была извещена о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата работников организации, а 22 января 2014 г. уволена по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Сотрудница посчитала, что увольнение по указанному основанию произведено в нарушение положений ст. 261 ТК РФ, так как на момент увольнения у нее на иждивении находился ребенок в возрасте до трех лет, и обратилась в суд. Поскольку суды первой и апелляционной инстанции заняли сторону работодателя, истица обратилась в ВС РФ с кассационной жалобой.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, о восстановлении на работе, суд первой инстанции исходил из того, что истица не уведомила работодателя о наличии у нее ребенка в возрасте до трех лет, не представив в отдел кадров организации свидетельство о его рождении, в связи с чем работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны сотрудницы. Суд также указал, что порядок увольнения истицы по сокращению штата работников организации ответчиком соблюден. С данным выводом согласилась апелляционная инстанция.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла к выводу, что при рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций были допущены существенные нарушения норм права, что является основанием для отмены принятых решений.

Так, п. 4 ч. 1 ст. 77 ТК РФ в качестве одного из общих оснований прекращения трудового договора предусматривает его расторжение по инициативе работодателя. Перечень оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя установлен в ст. 81 ТК РФ, согласно п. 2 ч. 1 которой трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, ИП.

В то же время в соответствии с ч. 4 ст. 261 ТК РФ расторжение трудового договора с женщиной, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, с одинокой матерью, воспитывающей ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет или малолетнего ребенка — ребенка в возрасте до четырнадцати лет, с другим лицом, воспитывающим указанных детей без матери, с родителем (иным законным представителем ребенка), являющимся единственным кормильцем ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет либо единственным кормильцем ребенка в возрасте до трех лет в семье, воспитывающей трех и более малолетних детей, если другой родитель (иной законный представитель ребенка) не состоит в трудовых отношениях, по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным п. 1, 5—8, 10 или 11 ч. 1 ст. 81 или п. 2 ст. 336 ТК РФ).

Согласно правовой позиции ВС РФ, изложенной в п. 28 постановления Пленума ВС РФ от 28.01.2014 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних» гарантия, предусмотренная ч. 4 ст. 261 ТК РФ, распространяется в том числе и на лиц, проходящих государственную гражданскую и муниципальную службу.

Учитывая, что положениями действующего трудового законодательства установлен запрет на увольнение по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, и на момент увольнения сотрудницы (21 января 2014 г.) по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением штата работников организации, у нее на иждивении находился ребенок в возрасте до трех лет, вывод суда о законности увольнения истицы по указанному основанию ВС РФ признал неправомерным.

Также признан не основанным на нормах процессуального закона вывод суда о наличии в действиях истицы недобросовестности и злоупотребления правом в связи с непредставлением истцом работодателю свидетельства о рождении ребенка, поскольку он опровергается установленными по делу обстоятельствами.

В материалах дела имеется заявление сотрудницы от 28 января 2013 г. о предоставлении ей отпуска по беременности и родам, копия листка нетрудоспособности от 9 января 2014 г., выданного в связи с болезнью ее дочери, согласно справке о зарплате и других доходах в августе 2013 г. работодатель выплатил истице единовременное пособие на рождение ребенка.

Таким образом, на момент направления 11 ноября 2013 г. извещения о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата работников организации работодателю был известен статус сотрудницы как лица, имеющего ребенка в возрасте до трех лет.

В результате ВС РФ отменил решения нижестоящих судов и принял по делу новое решение, которым удовлетворил исковые требования в части признания незаконным распоряжения и.о. главы местной администрации об увольнении и восстановления на работе.

В части требований о взыскании зарплаты за период вынужденного прогула и компенсации морального вреда дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи с необходимостью расчета подлежащих взысканию сумм.

Таблица. Судебная практика по спорам, связанным с увольнением по п. 1 и 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ

Реквизиты судебного акта

Исковое требование

Обстоятельства дела

Вердикт

Ликвидация организации либо прекращение деятельности ИП

Определение ВС РФ от 05.09.2016 № 74-КГ16-23

О признании увольнения незаконным, взыскании недополученных денежных средств, в частности, выплаты выходного пособия и среднего заработка, сохраняемого на период трудоустройства

Истец был уволен в связи с прекращением деятельности ответчика как индивидуального предпринимателя; истцу не выплатили все причитающиеся суммы и не оплатили листки нетрудоспособности

В удовлетворении требования отказано, поскольку условиями трудового договора, заключенного между работником и ИП, таких гарантий при увольнении, как выплата выходного пособия и среднего заработка, сохраняемого на период трудоустройства, не предусмотрено.

ТК РФ не предоставляет работникам ИП гарантий в виде сохраняемого заработка на период трудоустройства, как это предусмотрено ч. 1 ст. 178 ТК РФ для работников организаций

Определение КС РФ от 27.10.2015 № 2358-О

Оспаривалась конституционность п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, предусматривающего возможность расторжения трудового договора по инициативе работодателя в случае ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем

По мнению заявителей, оспариваемое положение противоречит ст. 2, 15 (ч. 1), 19 (ч. 1), 37 (ч. 1 и 2), 46 (ч. 1) и 55 (ч. 2 и 3) Конституции РФ, поскольку позволяет работодателю произвольно продлять срок предупреждения о предстоящем увольнении по данному основанию, что ограничивает право работника, который уже нашел иное место работы, на свободный труд

Оспариваемая норма в системной связи с иными положениями Трудового кодекса не может рассматриваться как нарушающий права заявителей

Пункт 6 Раздела IV Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2016)», утв. Президиумом ВС РФ 06.07.2016,

Определение ВС РФ от 25.01.2016 № 48-КГ15-10

О восстановлении на работе, предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, взыскании компенсации морального вреда

Истица указывает, что уволена в связи с ликвидацией организации, однако определение о завершении конкурсного производства в отношении работодателя арбитражным судом не выносилось, из ЕГРЮЛ он не исключен

В удовлетворении требований отказано, поскольку порядок и условия увольнения ответчиком были соблюдены и основание для ее увольнения у ответчика имелось

Увольнение в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя

Определение КС РФ от 29.09.2016 № 1841-О

Заявитель оспаривает конституционость п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. По мнению заявителя, оспариваемая норма противоречит ст. 15 (ч. 1 и 4), 17 (ч. 3), 19, 37 (ч. 1 и 3), 45, 46 (ч. 1), 55 (ч. 2 и 3), 118 (ч. 2) и 123 (ч. 3) КС РФ, поскольку позволяет работодателю сокращать вакантную должность, открывшуюся в период предупреждения о предстоящем увольнении работника, если работник, получивший уведомление о сокращении штата, соответствует такой вакантной должности и своевременно обратился к работодателю с заявлением о переводе на эту должность.

Оспариваемая норма была применена в деле заявительницы судами общей юрисдикции

Пункт 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в системной связи с другими нормами данного Кодекса не может расцениваться как нарушающий конституционные права работников.

Оценка правомерности действий работодателя по сокращению численности или штата работников организации, в том числе вакантных должностей, отнесена к компетенции судов общей юрисдикции и в компетенцию КС РФ не входит

Определение КС РФ от 19.07.2016 № 1438-О

Заявитель оспаривает конституционность ч. 3 ст. 81 ТК РФ

По мнению заявителя, оспариваемая норма противоречит ст. 17 (ч. 1 и 3), 18, 19 (ч. 1 и 2), 29 (ч. 4) и 37 (ч. 1) Конституции РФ, поскольку содержит неопределенные термины, что порождает на практике неоднозначность ее толкования правоприменителями, в результате чего нарушаются права работников

Оспариваемая норма применена в деле заявителя судами общей юрисдикции. Заявитель уволен по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя).

КС РФ отказал в принятии жалобы к рассмотрению

Определение КС РФ от 22.12.2015 № 2768-О

Заявитель просит признать не соответствующим ст. 37 (ч. 1) Конституции РФ п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, закрепляющий такое основание расторжения трудового договора по инициативе работодателя, как сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя

По мнению заявителя, оспариваемая норма по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, позволяет работодателю уволить конкретного работника, создав видимость сокращения штата

КС РФ отказал в принятии жалобы к рассмотрению

Определение КС РФ от 23.06.2016 № 1254-О

Оспаривалась конституционность:

— части 3 ст. 81 ТК РФ. Согласно ей увольнение по основанию, предусмотренному п. 2 или 3 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья;

— части 1 ст. 195.1 ТК РФ, определяющей понятие «квалификация работника» как уровень знаний, умений, профессиональных навыков и опыта работы работника

Заявитель, уволенный по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, полагал, что работодатель должен был предложить ему вакантную должность водителя.

Кроме того, по мнению заявителя, ч. 1 ст. 195.1 ТК РФ допускает возможность тождественного толкования понятий «стаж работы» и «опыт работы» и не позволяет подтверждать их иными доказательствами, помимо записей в трудовой книжке

КС РФ отказал в принятии жалобы к рассмотрению

Определение КС РФ от 29.03.2016 № 467-О

Истец, уволенный по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, оспаривает конституционность следующих положений ТК РФ:

— части 3 ст. 81 ТК РФ;

— части 1 ст. 180 ТК РФ, обязывающей работодателя при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с ч. 3 ст. 81 ТК РФ

По мнению заявителя, оспариваемые нормы противоречат ст. 2, 7, 18, 37 (ч. 3) и 55 (ч. 2 и 3) Конституции РФ, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, не обязывают работодателя предлагать увольняемому по сокращению штата работнику все вакантные должности и позволяют работодателю произвольно выбирать, какие вакантные должности предлагать увольняемому работнику

КС РФ отказал в принятии жалобы к рассмотрению

Определение КС РФ от 29.09.2015 № 1832-О

Оспаривается конституционность следующих положений ТК РФ:

— части 3 ст. 81;

— части 1 ст. 180.

Оспариваемые нормы были применены в деле заявительницы судом апелляционной инстанции

По мнению заявительницы, оспариваемые нормы противоречат ст. 6 и 19 (ч. 1) Конституции РФ, поскольку предоставляют работодателю право не предлагать работнику вакантные должности, согласие на занятие которых дали другие работники

Разрешение вопроса об очередности предложения работникам вакантных должностей не относится к компетенции КС РФ

Определение КС РФ от 29.09.2015 № 1881-О

Оспаривается, в частности, конституционность ст. 180 ТК РФ а фактически ее ч. 3, содержащей правило о том, что работодатель с письменного согласия работника имеет право расторгнуть с ним трудовой договор до истечения срока предупреждения о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации, выплатив дополнительную компенсацию в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении

По мнению заявительницы, оспариваемое положение ТК РФ не соответствует ст. 2, 7 (ч. 1 и 2), 17 (ч. 1), 37 (ч. 1—3), 46 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции РФ, поскольку не содержит указания на право работника, получившего письменное предупреждение о предстоящем увольнении по сокращению численности или штата, обратиться к работодателю с заявлением об увольнении по данному основанию до истечения срока, указанного в уведомлении, и тем самым по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, лишает работника, обратившегося с таким заявлением к работодателю, возможности требовать увольнения по сокращению численности или штата до даты предполагаемого увольнения

Вопреки утверждению заявительницы, оспариваемая норма ТК РФ не препятствует работнику подать работодателю заявление с просьбой об увольнении по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ до истечения срока предупреждения об увольнении и при достижении с работодателем согласия расторгнуть трудовой договор

Определения от КС РФ 23.12.2014 № 2873-О и от 23.12.2014 № 2872-О

Заявитель просит признать не соответствующим ст. 7 и 37 Конституции РФ п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ закрепляющий такое основание расторжения трудового договора по инициативе работодателя, как сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя

Нарушение своих прав заявительница усматривает в том, что оспариваемая норма, не позволяющая определенно установить понятие «сокращение численности работников организации» и критерии ее применения, по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, позволяет работодателю уволить работника, а выполнявшиеся им обязанности передать ИП по договору возмездного оказания услуг

Принятие решения об изменении численного состава работников относится к исключительной компетенции работодателя при условии соблюдения закрепленного ТК РФ порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения, предусмотренных в ч. 3 ст. 81, ч. 1 ст. 179, ч. 1 и 2 ст. 180 ТК РФ.

Следовательно, п. 2.1 ст. 81 ТК РФ, неопределенности не содержит и в системной связи с перечисленными нормами ТК РФ не может рассматриваться как нарушающий конституционные права работников

Определение ВС РФ от 30.03.2015№ 21-КГ14-14

О признании распоряжения об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда

Истица ссылается, что увольнение произведено в нарушение положений ТК РФ, поскольку на момент увольнения у нее на иждивении находился ребенок в возрасте до трех лет

Положениями трудового законодательства установлен запрет на увольнение по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет. Требования в части взыскании зарплаты за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда направлены на новое рассмотрение в связи с необходимостью расчета подлежащих взысканию сумм