1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 51

Новое на старый лад

Два обновленных федеральных закона (закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах») закрепили наработанные практикой вопросы правового регулирования института крупных сделок в хозяйственных обществах.

Подход изменился

Анализируя новую редакцию ст. 46 Закона об ООО, надо отметить иной подход к определению крупной сделки, а именно к признакам, формирующим само понятие о таких сделках.

Так, для квалификации сделки в качестве крупной необходимо установить, что:

–сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности общества;

–связана с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо или косвенно имущества, цена или балансовая стоимость которого составляет 25% и более балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату.

В предыдущей же редакции статьи определение крупной сделки раскрывалось через стоимостной характер совершаемой сделки (соотношение цены сделки к стоимости имущества общества), тогда как принцип «выхода за пределы обычной хозяйственной деятельности общества» лишь относился к числу исключений, при которых сделки не подлежали отнесению к категории крупных.

В отношении договоров аренды и лицензионных договоров новая редакция ст. 46 Закона об ООО, помимо выхода за пределы обычной хозяйственной деятельности, установила дополнительный признак: сделка должна предусматривать обязанность общества передать имущество во временное владение и (или) пользование либо предоставить третьему лицу право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на условиях лицензии, если их балансовая стоимость составляет 25% и более балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату.

Простор для толкования

Еще одним из нововведений является раскрытие понятия «сделки, не выходящие за пределы обычной хозяйственной деятельности», в предыдущей редакции статьи определение этого понятия отсутствовало, что стало причиной формирования обширной судебной практики.

В пункте 8 новой редакции ст. 46 Закона об ООО законодатель также предусмотрел, что под сделками, не выходящими за пределы обычной хозяйственной деятельности, понимаются любые сделки, которые приняты в деятельности соответствующего общества либо иных хозяйствующих субъектов, осуществляющих аналогичные виды деятельности, независимо от того, совершались ли такие сделки таким обществом ранее, если они не приводят к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов.

Основными признаками сделки, совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, являются:

–типичность, то есть такая сделка принята в деятельности общества либо иных хозяйствующих субъектов, осуществляющих аналогичные виды деятельности, независимо от того, совершалась ли она обществом ранее;

–неизменность, то есть совершение сделки, не приводит к прекращению деятельности общества, изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов.

При анализе указанных положений сразу возникают вопросы относительно ясности ряда формулировок, из которых складывается понятие «сделка, не выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности». Такие фразы, как:

–«сделки, которые приняты в деятельности соответствующего общества»;

–«сделки, которые приняты в деятельности иных хозяйствующих субъектов, осуществляющих аналогичные виды деятельности»;

–«существенное изменение масштабов»;

с одной стороны, позволяют использовать данные положения в правовой практике достаточно универсально, с другой стороны, могут вызвать целый ряд противоречий в толковании. Фактически в стремлении уточнить одни положения, вызывающие проблемы в правоприменительной практике, законодатель вводит целый ряд оценочных понятий, которые вызывают те же вопросы к квалификации сделок как крупных, что и прежде.

Понятия «сделка, не выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности» и «сделки, которые приняты в деятельности соответствующего общества», по своей сути являются тождественными и не могут быть определяющими друг для друга, то же самое касается и понятия «сделки, которые приняты в деятельности иных хозяйствующих субъектов, осуществляющих аналогичные виды деятельности».

Отдельно отмечается, что сделки могут также быть признаны осуществляемыми в рамках обычной хозяйственной деятельности независимо от того, совершались ли такие сделки таким обществом ранее. Важным является тот факт, что хоть формально сделки и приняты в деятельности такого общества, однако, если они могут привести к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов, тогда это уже не будет считаться обычной хозяйственной деятельностью и потребуется соответствующее одобрение участников общества.

Что же касается «существенного изменения масштабов деятельности общества», то законодатель не указывает, какие именно изменения могут считаться существенными и как участникам самостоятельно определять масштабность данных изменений. Возможно, стоило рассмотреть применение существующей системы оценки совершаемых сделок в процентном соотношении с активами общества.

Подмена одного оценочного понятия целым рядом других оценочных понятий вряд ли может внести ясность в правоприменительную практику, и это, несомненно, приведет к необходимости разрешения возникающих спорных ситуаций в суде, что однозначно не является целью законодателя, какие бы новеллы ни вводились.

Доказывание усложнится

Также стоит сказать об изменениях, коснувшихся положений об оспаривании крупных сделок, затрагивающих очень важный аспект защиты прав участников.

В соответствии с новой редакцией п. 5 ст. 46 Закона об ООО суд отказывает в удовлетворении требований о признании крупной сделки, совершенной с нарушением порядка получения согласия на ее совершение, недействительной при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

–к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения такой сделки;

–при рассмотрении дела в суде не доказано, что другая сторона по такой сделке знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества крупной сделкой, и (или) об отсутствии надлежащего согласия на ее совершение.

Фактически из новой редакции статьи были исключены два основания, по которым суды отказывали в удовлетворении иска по оспариванию крупной сделки, а именно:

–обращение с иском о признании крупной сделки недействительной (решение об одобрении которой принимается общим собранием участников общества) участником общества, даже если бы он и принимал участие в голосовании по этому вопросу, то его решение не могло повлиять на результаты голосования;

– отсутствие доказательства того, что совершение такой сделки повлекло или могло бы повлечь за собой причинение убытков обществу или участнику общества, обратившемуся с соответствующим иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них.

С одной стороны, исключение этих положений свидетельствует об упрощении процедуры оспаривания крупных сделок, так как часть оснований для отказа в удовлетворении иска устранена, с другой стороны, очевидно, что ряд процессуальных аспектов доказывания заметно усложнится. Стоит также обратить внимание на то, что измененный порядок оспаривания свидетельствует и о наличии стойкой тенденции к уменьшению влияния миноритарных участников общества на оперативное управление и финансовые аспекты деятельности общества, в том числе в части заключения обществом значимых с финансовой точки зрения сделок.

Об этом же свидетельствует и повышение порога для оспаривания сделок участниками обществ.

Кто вправе оспаривать?

В соответствии с новой редакцией п. 4 ст. 46 Закона об ООО крупная сделка, совершенная с нарушением порядка получения согласия на ее совершение, может быть признана недействительной по иску общества, члена совета директоров (наблюдательного совета) общества или его участников (участника), обладающих не менее чем одним процентом общего числа голосов участников общества.

При этом срок исковой давности по требованию о признании крупной сделки недействительной в случае его пропуска восстановлению не подлежит.

Предыдущая редакция ст. 46 Закона об ООО содержала положения о том, что любая крупная сделка могла быть оспорена обществом или любым участником общества.

Теперь для оспаривания крупной сделки участникам необходимо иметь не менее одного процента в уставном капитале общества, в противном случае они будут не вправе оспаривать указанные сделки.

Безусловно, любые изменения, приводящие к увеличению необходимого количества долей в уставном капитале общества для осуществления (защиты) своих прав участниками, смещают чашу весов в пользу мажоритарных участников и ограничивают контроль миноритарных участников за деятельностью общества, в том числе за сделками, совершаемыми обществом.

Выводы

Анализируя последние изменения Закона об ООО в части крупных сделок, непременно нужно отметить высокую вероятность обновления судебной практики в части квалификации сделок в качестве крупных, трактовки ряда оценочных понятий применительно к конкретным ситуациям, формирования новых практических аспектов оспаривания крупных сделок.

Претворяя в жизнь положения Федерального закона от 03.07.2016 № 343-ФЗ, законодатель в качестве итоговой цели актуализации положений о крупных сделках стремился к повышению уровня корпоративного управления, стабильности осуществления предпринимательской деятельности, коммерческого оборота и, наконец, улучшению инвестиционного климата путем введения механизмов защиты интересов мажоритарных участников.

Трудно спрогнозировать векторы развития правоприменительной и судебной практики, однако хочется верить, что намеченные законодателем цели будут достигнуты и стремление сделать конструкцию крупных сделок понятнее пройдет проверку практикой.