1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 66

У добросовестной стороны есть выбор

Федеральный закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» внес значительные поправки в Гражданский кодекс РФ, в том числе в части вопросов обязательственного права. Изменения коснулись и ст. 328 ГК РФ: помимо того, что из п. 1 указанной статьи убрали упоминание об обусловленности встречного исполнения заключенного между сторонами договора, а во втором пункте совершили лексическую замену слова «обусловленный» на слово «предусмотренный», наибольший интерес представляет п. 3 ст. 328 в новой редакции.

Как толковать норму?

До вступления в силу поправок п. 3 ст. 328 ГК РФ выглядел следующим образом: «Если встречное исполнение обязательства произведено, несмотря на непредоставление другой стороной обусловленного договором исполнения своего обязательства, эта сторона обязана предоставить такое исполнение». А в актуальной редакции он совершенно изменился: «Ни одна из сторон обязательства, по условиям которого предусмотрено встречное исполнение, не вправе требовать по суду исполнения, не предоставив причитающегося с нее по обязательству другой стороне».

В этой связи возникает закономерный вопрос: должна ли новая редакция п. 3 ст. 328 ГК РФ толковаться как предусматривающая запрет на подачу иска о понуждении должника, обязанного осуществить свое исполнение первым по очереди (например, внести предоплату или аванс, а также передать товар или имущественное право с условием об отсрочке платежа), и ограничивающая добросовестную сторону отношений возможностью расторгнуть договор в подобной ситуации? Попробуем проанализировать.

Введение такой новеллы в Гражданский кодекс было ожидаемо, так как оно было закреплено в одобренной Решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации. Так, п. 2.7 разд. V «Законодательство об обязательствах (общие положения)» содержал следующее обоснование подобного нововведения: «Для установления справедливого экономического баланса интересов сторон двусторонних обязательств необходимо установить диспозитивное правило, согласно которому одна сторона двустороннего обязательства не вправе требовать исполнения, не предоставив причитающегося с нее по обязательству другой стороне». При этом необходимо понимать три ключевых особенности данного правила:

–оно носит диспозитивный характер;

–оно ограничивает право на подачу иска в материальном, но не процессуальном смысле;

–оно ограничивает обе стороны обязательства в подаче иска до предоставления исполнения с их стороны.

Также важно помнить, что в соответствии с п. 1 ст. 328 ГК РФ встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое обусловлено исполнением другой стороной своих обязательств. Диспозитивный характер нормы, введенной в п. 3 ст. 328 Гражданского кодекса, был заранее предусмотрен в Концепции развития гражданского законодательства. В новой редакции статьи он обеспечивается содержанием следующего п. 4 ст. 328, предусматривающего, что правила в п. 2 и 3 указанной статьи применяются, если законом или договором не предусмотрено иное. При этом необходимо понимать, какие исключения из данного правила предусмотрены в законе. На ключевое значение данного положения указывает и п. 59 Постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 № 54 (далее – Постановление № 54).

Высшие суды тоже указывали на некоторые случаи, когда закон предусматривает иные правила исполнения обязательств. Например, п. 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.09.2002 № 69 говорит, что правила о встречном исполнении обязательств, сформулированные в ст. 328 ГК РФ, могут быть применены в отношениях по договору мены лишь в том случае, если из договора следует, что исполнение обязательства одной из сторон обусловлено исполнением своего обязательства другой стороной. А вот, к примеру, в отношении договора купли-продажи возможность понуждения покупателя к оплате непереданного товара не предусмотрена действующими нормами законодательства, исключение же может быть предусмотрено в договоре (Сидоров А. Оплата за непоставленный товар // эж-ЮРИСТ. 2016. № 42).

Немаловажно отметить, что ограничения, предусмотренные в данном положении, не означают, что сторона договора в принципе не может подать исковое заявление в суд, все же право на судебную защиту прав установлено Конституцией Российской Федерации.

Как указано в ГК РФ, права требовать по суду исполнения, не исполнив своего обязательства, не имеет ни одна из сторон обязательства. Это означает фактическое ограничение принципа реального исполнения: до того, как одна из сторон (неважно, та, которая обязана исполнить обязательство первой или второй) не исполнит свою обязанность, она не вправе понуждать другую сторону к исполнению ее обязательства в судебном порядке. Иначе, как справедливо отмечают эксперты, у стороны, понудившей другую исполнить ее обязательства через суд, возникнет неосновательное обогащение.

Суды также признают это неосновательным обогащением. В частности, применительно к исполнению договора аренды (Постановление Арбитражного суда ДО от 23.09.2016 № Ф03-3998/2016 по делу № А51-20023/2015) по данному делу интересно, что выводы судов нижестоящих инстанций признаны верными в Определении ВС РФ от 30.12.2016 № 303-ЭС16-17939 по делу № А51-20023/2015.

По замыслу составителей принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА такая ситуация в целом должна встречаться как можно реже, поскольку «в той степени, в какой стороны могут осуществить исполнение одновременно, они обязаны осуществить его одновременно, если обстоятельства не указывают на иное» (п. 6.1.4 Принципов).

Как складывается арбитражная практика

Несмотря на положительный ответ на вопрос, поставленный нами в начале статьи, необходимо отметить несколько принципиально важных моментов. Хотя и имеется запрет, сформулированный в п. 3 ст. 328 ГК РФ, у добросовестной стороны обязательства остается выбор. В частности, она не лишена возможности требовать возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, в соответствии с условиями обязательства (ст. 15, 393, 396 ГК РФ) – на это прямо указывает п. 58 Постановления № 54. Далее Пленум приводит важное дополнение к общему правилу: «Кроме того, в случае спора о размере встречного исполнения истца, если суд установит, что неисполнение с его стороны носило незначительный характер, суд вправе удовлетворить иск об исполнении ответчиком обязательства в натуре, определив объем подлежащего истцом исполнения».

Надо также проанализировать судебно-арбитражную практику по рассматриваемому вопросу – применение судами п. 3 ст. 328 ГК РФ в новой редакции на данном этапе в условиях формирующейся практики имеет принципиальное значение. В целом, споры, касающиеся возможного понуждения одной из сторон обязательств к исполнению ее обязанностей по договору, в большинстве случаев проистекают из договоров подряда, выполнения определенных работ или оказания услуг.

Суды указывают, что в силу п. 3 ст. 328 ГК РФ, если встречное исполнение обязательства произведено, несмотря на непредоставление другой стороной обусловленного договором исполнения своего обязательства, эта сторона обязана предоставить такое исполнение, а, значит, «в случае неуплаты ответчиком предусмотренного договором аванса истец вправе не приступать к выполнению работ до момента уплаты аванса, а в случае выполнения работ без получения аванса – требовать оплаты стоимости выполненных и принятых заказчиком работ» (Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2016 № 20АП-3209/2016 по делу № А23-7808/2015).

Следовательно, при выполнении своих обязательств по договору сторона фактически доказывает свою добросовестность, тем самым соблюдая условия для понуждения второй стороны исполнить ее обязательства. Так, если заказчик не осуществил авансовый платеж, однако исполнитель произвел все необходимые работы по договору, требования исполнителя о выплате заказчиком всех причитающихся сумм (включая задолженность, неустойку и так далее) подлежат удовлетворению (Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2016 № 20АП-3209/2016 по делу № А23-7808/2015), а если в отсутствие аванса исполнитель не стал исполнять свою часть обязательств по договору, то в удовлетворении его исковых требований надлежит отказать (Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2016 № 20АП-3209/2016 по делу № А23-7808/2015). При этом истец должен привести убедительные доказательства выполнения своих обязательств по договору, иначе в удовлетворении требований также будет отказано (Постановление Арбитражного суда СЗО от 15.09.2016 № Ф07-7587/2016 по делу № А56-73692/2015).

Вопросы доказывания в данной категории также заслуживают особого внимания. Так, при рассмотрении спора о расторжении договора купли-продажи и об обязании возвратить переданный товар в связи с отсутствием оплаты суд указал, что «акты приема-передачи… не могут рассматриваться как документы, бесспорно подтверждающие факт исполнения ответчиком обязательства по оплате товара в полном объеме», так как «данные акты нельзя считать распиской либо расчетным документом, поскольку их содержание не фиксирует факт оплаты по договору» (Постановление Арбитражного суда УО от 03.11.2016 № Ф09-9511/16 по делу № А07-664/2016).

Помимо прочего, большое значение придается полноте исполнения обязательств стороной, заявляющей требования к контрагенту по договору: если обязательства исполнены истцом не полностью, то запрет, установленный в п. 3 ст. 328 ГК РФ, действует в полном объеме (Постановление Арбитражного суда МО от 14.11.2016 № Ф05-16412/2016 по делу № А41-8980/16).

Практика судов общей юрисдикции

Необходимо отметить практику судов общей юрисдикции. В частности, предметом рассмотрения становились договор оказания образовательных услуг (Апелляционное определение Московского городского суда от 30.11.2016 № 33-48393/2016), договор долевого участия в строительстве (Апелляционное определение Курганского областного суда от 26.04.2016 по делу № 33-1460/2016), договор купли-продажи (апелляционные определения Московского областного суда от 20.06.2016 по делу № 33-16349/2016, Московского городского суда от 24.08.2016 № 33-33136/2016), договор строительного подряда (Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 20.07.2016 № 44Г-51/2016).

Таким образом, мы можем сказать, что новая редакция п. 3 ст. 328 ГК РФ действительно содержит запрет на подачу иска добросовестной стороной о понуждении второй стороны об исполнении обязательства в ситуации, когда сама добросовестная сторона не исполняет своего обязательства по договору. При этом не имеет значения, какой по очереди должна исполнять свои обязательства недобросовестная сторона.

Важно, что у добросовестной стороны обязательства остается пространство для маневра. У нее есть право требовать возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, в соответствии с условиями обязательства, а «в случае спора о размере встречного исполнения истца, если суд установит, что неисполнение с его стороны носило незначительный характер, суд вправе удовлетворить иск об исполнении ответчиком обязательства в натуре, определив объем подлежащего истцом исполнения» (Постановление № 54). Также важно отметить диспозитивный характер нормы п. 3 ст. 328 ГК РФ и иные ограничения, которые исходят из комплексного толкования данных положений. Кроме Постановления № 54 необходимо принимать во внимание и складывающуюся в настоящее время судебно-арбитражную практику в данной сфере.