1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 71

Освобождение от уголовной ответственности

В основе норм об освобождении от уголовной ответственности лежат библейские сюжеты о прощении прегрешившего, но делающего все, чтобы грех искупить: притча о блудном сыне, о заблудшей овце и т. д. В этом заключается онтологическая суть таких норм и в современном УК РФ. Рассмотрим, какие основания для освобождения от уголовной ответственности предусмотрены в УК РФ и насколько корректно они представлены.

Зачем нужно дублирование?

В 2011 году УК РФ был дополнен нормой об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ст. 76.1 УК РФ), которая с тех пор неоднократно дополнялась. Мотивы неоднократного дополнения ст. 76.1 УК РФ очевидны: стремление законодателя отразить в кодексе державные начинания, которые касались развития бизнеса в России. Однако что получилось в итоге?

В части 1 данной статьи речь идет о налоговых преступлениях, при совершении которых лицо освобождается от уголовной ответственности в случае выполнения указанных в норме условий. В качестве условия освобождения названо требование о возмещении в полном объеме ущерба, причиненного бюджетной системе РФ. Примечания 2 к ст. 198 и 199 УК РФ в качестве условий освобождения выдвигают точно такие же требования: полная уплата суммы недоимки и соответствующих пеней, а также суммы штрафа в размере, определяемом в соответствии с НК РФ.

Почему требования примечаний точно такие же, как в ч. 1 ст. 76.1 УК РФ, хотя формулировки разные? Требования адекватны потому, что ст.20 БК РФ, которая называется «Классификация доходов бюджетов», устанавливает в качестве групп, составляющих доходы бюджетов, помимо налогов и сборов, также штрафы, санкции и возмещение ущерба. Все эти выплаты составляют доход бюджета и, следовательно, их неуплата влечет причинение ущерба бюджетной системе, возмещения которого и требует ч. 1 ст. 76.1 УК РФ. Но зачем нужно это дублирование, непонятно. Суды могут с одинаковым успехом применять и норму ст. 76.1, и нормы примечаний.

Дублирование в кодексе нормативных императивов, во-первых, нарушает принципы законодательной техники, а во-вторых, загружает кодекс ненужными артефактами, не имеющими функционального предназначения. Во второй части рассматриваемой статьи перечисляются преступления, за совершение которых субъект освобождается от уголовной ответственности, если выполнит условия, представленные в виде альтернатив.

Штрафная система условий, выполнение которых позволяет освободить субъекта от уголовной ответственности, построена по американскому образцу, основанному на выгоде и убытке. И это очень хорошо: преступил черту закона – заплати вдвое. Такая система имеет и карательный, соединенный с экономической выгодой, и профилактический эффект.

Условия освобождения

Перечисленные в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ условия весьма жестки, поскольку основаны не только на возмещении реального или предполагаемого вреда, но еще и на кратном увеличении такого вреда. Законодатель, формулируя условия освобождения от уголовной ответственности, использует при этом различную терминологию, представляя причиненный вред как ущерб, доход, размер, убытки, что должно непременно породить вопросы правоприменительной практики. Попытаемся разобраться в терминологической мозаике законодателя исключительно для правоприменительных целей.

1. Первое (не по важности, а по частоте упоминания законодателем) условие – возмещение ущерба и перечисление в бюджет двукратной суммы ущерба. В уголовном праве, как и в гражданском, ущерб определяется как неблагоприятные имущественные последствия. В перечисленных в ст. 76.1 УК РФ нормах также речь идет о неблагоприятных имущественных последствиях, которые определяются через термин «ущерб». Например, ущерб в ст. 178 УК РФ определен через денежный эквивалент, что соответствует понятию имущественного ущерба. Так же определяется ущерб и в других перечисленных в ст. 76.1 УК РФ нормах.

Законодатель в качестве условия освобождения от уголовной ответственности поставил требование, касающееся удовлетворения ущерба. Что он имел в виду: только те нормы, где ущерб указан в качестве конститутивного признака деяния, или, быть может, и другие нормы с учетом того обстоятельства, что условия освобождения ч. 2 ст. 76.1 УК РФ распространяются на все перечисленные в норме составы? Ущерб не является признаком преступлений ст. 177, 191, 192, 193, 194, 199.2 УК РФ. Там речь идет о размере. Следовательно, если возмещение ущерба касается только тех составов, где он указан, тогда на другие составы не распространяется первое выделенное законодателем условие освобождения от уголовной ответственности.

Если оценивать ущерб как любой материальный вред, причиненный потерпевшей стороне, тогда рассматриваемое условие должно распространяться на те составы, где устанавливается материальный вред. А это почти все статьи, перечисленные в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ.

Рассматривать ущерб как любой материальный вред, включающий в себя, в частности, убытки, позволяет толкование ст. 15 ГК РФ, где ущерб (реальный ущерб) идентифицируется с убытками и определяется размерами, необходимыми для его возмещения. Понимать ущерб иначе, чем его толкует гражданское законодательство, выступающее в данном случае как позитивное право, неправильно. На наш взгляд, именно так должен оценивать ущерб суд, понимая под ним не только непосредственно ущерб, но и составляющие его убыток и размер.

Признак «убыток» содержится только в ч. 1 ст. 185.6 УК РФ из перечисленных в норме ч. 2 ст. 76.1 УК РФ составов. Этот признак в данной статье представлен в такой языковой конструкции: «избежание убытков». Такого рода фразеологическая стилистика конститутивного признака преступления дает понять, что речь идет о возможном ущербе, наступление которого удалось избежать по различным причинам, нас в данном случае мало интересующим. То есть, по сути дела, это несостоявшийся ущерб. В отличие от реальных убытков несостоявшийся ущерб высчитывается на основе экономически верифицированных предположений о том вреде, который мог бы последовать в результате успешного завершения преступления. Но все же это разновидность ущерба, пускай и потенциального. Иначе говоря, это не причиненные, но убытки. Следовательно, на эту часть нормы ст. 185.6 УК РФ первое условие освобождения от уголовной ответственности распространяется.

Признак «размер» представлен в таких формулировках: «уклонение в… размере» (ст. 177, ч. 1, 2 ст.194 УК РФ), деяние, «совершенное в … размере» (ч. 1 ст. 191, 192 УК РФ), «сокрытие денежных средств в… размере» (ст. 199.2 УК РФ), «нарушение требований… в размере» (ч. 1, 2 ст. 193 УК РФ). Во всех перечисленных нормах, где речь идет о размере, наказуемым является нарушение тех или иных правил (нормативов), которое становится преступным, если соответствует указанному в законе размеру нарушения. Следовательно, первое условие освобождения от уголовной ответственности распространяется и на нормы, перечисленные в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, где в качестве конститутивного признака назван размер.

2. Теперь о доходе, поскольку именно с доходом связано второе условие: перечисление в федеральный бюджет дохода, полученного в результате совершения преступления и денежное возмещение в размере двукратной суммы дохода, полученного в результате совершения преступления. Доход есть определенная ценность, которая получена в результате какой-либо деятельности. Этот признак указан в перечисленных в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ нормах наряду с другими признаками, такими как ущерб, избежание убытков. Доход, который субъект получает в результате совершения преступления, не является объектом налогообложения. Такой доход не подлежит и конфискации, поскольку составы преступлений, входящие в перечень деяний ст. 76.1 УК РФ, в которых доход является одним из конститутивных признаков, отсутствуют в перечне составов, перечисленных в ст. 104.1 УК РФ. А это следующие составы: ч. 1, 1.1 ст.171, ч. 1 ст. 172, ч. 1 ст. 178, ч. 1 ст. 185.3, ч. 1 ст. 185.4, ч. 1 ст. 185.6 УК РФ. Но в перечисленных составах не идет речь о доходе, полученном в результате совершения преступления.

В данных составах доход является криминообразующим признаком преступления. Без его наличия нет преступления, если совершение деяния ограничивается только извлечением дохода. В такой ситуации положения ч. 2 ст. 76.1 УК РФ не могут распространяться на указанные в ней составы, если преступление ограничивается только извлечением дохода. Однако если законодатель имел в виду извлечение дохода из совершенного преступления, представляя данный признак максимально широко, а не ограничиваясь лишь теми нормами, где речь идет о доходе, тогда надо, чтобы субъект это преступление совершил, но не любое, а из того перечня, который представлен в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ. Но в этом случае субъект должен выполнять условия и по поводу ущерба, и по поводу дохода.

Например, если в результате внесения кадастровым инженером ложных сведений в межевой план субъект причинил гражданам крупный ущерб и при этом извлек доход в виде благодарности за содеянное (максимально широкое понимание дохода), тогда он должен выполнить императивы условий № 1 и № 2 ч. 2 ст. 76.1 УК РФ. Но как просчитать доход в таком случае? Если законодатель ориентировался исключительно на нормы, где есть указание на доход, тогда он добился только парадокса. Так, по поводу незаконного предпринимательства: для того чтобы использовать возможности ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, необходимо, чтобы субъект в результате осуществления незаконной предпринимательской деятельности причинил крупный ущерб гражданам, на основании которого извлек доход. Но в диспозиции ст. 171 УК РФ доход уже является криминообразующим признаком. Таким образом, нужен еще один доход, который уже будет доходом от преступления. И так далее.

3. Третье условие освобождения от уголовной ответственности, выделенное в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, практически идентично первому: перечисление суммы, эквивалентной размеру убытков и возмещение в размере двукратной суммы убытков, которых удалось избежать, что и есть возмещение ущерба (правда, предполагаемого). Разница между первым и третьим условиями принципиальна только для адресата перечисления сумм, но не для лица, которое выплачивает штрафную ренту. В любом случае субъект возмещает ущерб и оплачивает его в двойном объеме.

4. Четвертое условие в виде перечисления денежной суммы, эквивалентной размеру совершенного деяния, и двукратное возмещение этой суммы, касается размера совершенного деяния, который, как уже было замечено, является разновидностью ущерба физическому или юридическому лицу, претендующему на легальные дивиденды, и бюджетной системе. Это условие в своих сущностных чертах ничем не отличается от предыдущих: возмещение эквивалентного ущерба и перечисление двукратной стоимости такого ущерба. Следовательно, на нормы ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, учитывающие размер в качестве криминообразующего признака, распространяется и первое условие освобождения. В итоге оказывается, что первое, третье и четвертое условия освобождения от уголовной ответственности ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, распространяются на все нормы, в ней перечисленные. Второе условие, касающееся доходов, полученных в результате совершения преступления, вряд ли может быть использовано в правоприменительной деятельности, поскольку его целеполагание неизвестно и трансцендентно.

Странная позиция законодателя

Перечисленные в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ нормы содержат составы, относящиеся преимущественно к преступлениям небольшой или средней тяжести, что соответствует общей направленности либерализации уголовного законодательства, которая резонно предпочитает не затрагивать тяжкие, а уж тем более особо тяжкие преступления. Однако в этот перечень попали составы ст. 196 и 197 УК РФ, которые относятся к категории тяжких преступлений. Эта странная позиция законодателя, нарушающая общую направленность гуманизации и УК РФ вообще и экономических преступлений в частности, усугубляется и тем, что в перечисленных статьях законодатель проигнорировал другие деяния, которые относятся к категории небольшой или средней степени тяжести. Так, распространяя действия ст. 76.1 УК РФ на ч. 1 ст. 171 УК РФ, законодатель не счел возможным сделать то же в отношении ч. 2 данной статьи, где предусмотрено преступление, относящееся к категории средней тяжести. То же касается ч. 3, 5 ст. 171.1 УК РФ (преступление небольшой степени тяжести), ч. 3 ст. 185 (преступление средней степени тяжести), ч. 2, 3 ст. 185.2 (преступление средней и небольшой степени тяжести) и т. д. Такая позиция законодателя тем более вызывает недоумение, что в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ он указал на ч. 1 и 1.1 ст.193 УК РФ, а в ч. 3 ст.76.1 УК РФ – на всю статью 193 Уголовного кодекса.

Положение осложняется еще и тем, что в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ предусмотрена возможность освобождения от уголовной ответственности лица, которое выполнило первое условие, выделенное законодателем в данной норме, после совершения деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 178 УК РФ. Наряду с императивом освобождения, содержащимся в Общей части УК РФ, в ст. 178 Кодекса предусмотрено примечание 3 исступленно-компромиссного характера: лицо освобождается от уголовной ответственности, причем не только за преступление, предусмотренное ч. 1 данной статьи (требование ч. 2 ст. 76.1 УК РФ), а за все преступления, содержащиеся в ней, при условии, если оно:

–первое из всех соучастников сообщит о преступление (вот где исступленность);

–будет активно способствовать раскрытию деяния;

–возместит причиненный ущерб или иным образом загладит вред.

Что должен делать правоприменитель? Думаем, вот что. В том случае, если субъект не успел выполнить условия, содержащиеся в примечании 3 к ст. 178 УК РФ (не успел, например, оказаться первым в очереди на сообщение), тогда он может воспользоваться императивами ст. 76.1 УК РФ. Но это, разумеется, касается только преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 178 УК РФ.

Поэтому относительно преступления ст. 178 УК РФ субъекту выгоднее совершать квалифицированные виды данного деяния, поскольку репрессивный потенциал императивных условий примечания гораздо более низкий, чем соответствующий потенциал условий ч. 2 ст. 76.1 УК РФ хотя бы потому, что субъект может загладить вред любым способом и, например, таким, который не будет столь обременительным для его кошелька, как двойные размеры штрафных санкций ч. 2 ст. 76.1 Уголовного кодекса. Ну а в том случае, если субъект, совершивший преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 178 УК РФ, выполнил полностью условия примечания, тогда суд не может отказать такому субъекту в освобождении, потому что виновный выполнил все то, что от него требовал законодатель, хотя норма примечания Особенной части не соответствует норме ч. 2 ст. 76.1 Общей части УК РФ и, увы, несмотря на то, что нормы Общей части выступают в качестве конституции для нормативных положений части Особенной. Данное несоответствие должно быть, по нашему глубокому убеждению, преодолено новеллизированием соответствующих норм.