Банкротство исполнителя по госконтракту — дело налоговиков, а не заказчика

| статьи | печать

Один из последних «сводов разъяснений» Пленума ВС РФ посвящен нюансам участия в делах о банкротстве должников представителей уполномоченных органов, в данном случае — налоговых органов. Выработанные рекомендации должны снять множество вопросов, возникающих при рассмотрении данной категории дел, и будут полезны не только для судей, но и для должников, кредиторов, арбитражных управляющих. В частности, Пленум уточнил, когда и при каких условиях уполномоченные органы вправе обращаться в суд с заявлением о признании должника банкротом, и в каких случаях требования таких кредиторов признаются текущими, а в каких — реестровыми.

Ответы на наиболее часто возникающие в правоприменительной практике вопросы, связанные с рассмотрением дел о банкротстве с участием уполномоченных органов в декабре прошлого года принял Пленум ВС РФ («Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства», утв. Президиумом ВС РФ 20.12.2016, далее — Обзор). В Обзоре затрагивается довольно много различных спорных ситуаций: у кого есть право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, когда требования к должнику следует квалифицировать как реестровые, а когда — как текущие и т.д. В настоящей статье мы рассмотрим наиболее важные правовые позиции.

Долги налогового агента по НДФЛ включаются в ту же очередь, что и долги по зарплате

Несколько важных разъяснений в Обзоре касаются налоговых агентов по налогу на доходы физических лиц (НДФЛ), а также лиц, участвующих в деле о несостоятельности (банкротстве) таких субъектов.

В частности, в п. 4 Обзора разъясняется, что налоговый орган вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании банкротом налогового агента по НДФЛ, который удержал налог с причитающихся гражданам выходных пособий и (или) зарплаты, но не перечислил его в бюджет.

Налоговый агент не является налогоплательщиком и не уплаченный в бюджет НДФЛ не относится непосредственно к его задолженности. Законодательство о банкротстве наделяет правом обращения в суд с заявлением о признании несостоятельным самого должника, его кредиторов, уполномоченный орган, а также работников (бывших работников) должника, имеющих непогашенные требования по выплате выходных пособий и (или) по оплате труда.

Поскольку НДФЛ начисляется на причитающиеся таким лицам выплаты, то при удержании сумм НДФЛ налоговый агент распоряжается, в частности, частью вознаграждения за труд. Поэтому, по мнению ВС РФ, налоговый орган вправе требовать признания несостоятельным субъекта, не перечислившего в бюджет суммы налога, которые были удержаны им при выплате не освобожденных от налогообложения выходных пособий и (или) заработной платы.

При этом требование налогового органа в отношении НДФЛ (основной долг), удержанного при выплате доходов до возбуждения дела о банкротстве, но не перечисленного в бюджет, включается в ту очередь расчетов с кредиторами, к которой относится доход гражданина, подвергнутый налогообложению (п. 8 Обзора). Объясняется это тем, что обязанность налогового агента исполняется одновременно с выплатой дохода гражданину, и, следовательно, не может относиться к иной очередности удовлетворения.

Заметим, что если уже в ходе процедур банкротства должника арбитражный управляющий не перечислит в бюджет НДФЛ, удержанный при осуществлении от имени должника текущих платежей в пользу граждан, а конкурсной массы (с учетом будущих поступлений) окажется недостаточно для удовлетворения упомянутых требований налогового органа, то последний вправе будет потребовать от арбитражного управляющего возмещения причиненных таким бездействием убытков.

Требования об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование также подлежат удовлетворению в режиме, установленном для удовлетворения требований о выплате заработной платы (п. 14 Обзора). Следовательно, требования об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, не являющиеся текущими, относятся ко второй очереди удовлетворения и не предоставляют права голоса на собрании кредиторов.

На требование об уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование не распространяется мораторий на удовлетворение требований кредиторов и мораторий при введении внешнего управления (ст. 94, 95 Закона о банкротстве)

В то же время штрафы и пени, которые были начислены налоговому агенту за неперечисление в бюджет НДФЛ, удержанного при выплате доходов до возбуждения дела о банкротстве, учитываются отдельно в составе платежей третьей очереди (п. 9 Обзора). Допуская просрочку в исполнении обязанности налогового агента, должник совершает собственное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена НК РФ. Поэтому требование налогового органа о включении в реестр соответствующих финансовых санкций отражается в реестре требований кредиторов исходя из общих правил об очередности удовлетворения обязательных платежей. Эти финансовые санкции подлежат удовлетворению в составе третьей очереди после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов.

Требования из госконтрактов вправе заявить налоговые органы

Пункт 5 Обзора касается порядка предъявления в деле о банкротстве денежных требований, вытекающих из правоотношений в связи с заключением, исполнением, расторжением федеральных государственных контрактов. ВС РФ пояснил, что в таких делах требования предъявляются не заказчиком, который является стороной контракта, а уполномоченным органом — ФНС России.

При заключении государственных контрактов на приобретение товаров (работ, услуг) для государственных нужд заказчики действуют от имени и по поручению публично-правового образования. А требования РФ по денежным обязательствам представляются в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, федеральным органом исполнительной власти, который в соответствии с законом отнесен к уполномоченным органам (п. 2 ст. 29 Закона о банкротстве). Таким органом является ФНС России.

Кроме того, налоговый орган вправе инициировать процедуру банкротства юридического лица на основании задолженности по страховым взносам, которая не подтверждена судебным актом, но в отношении которой принято решение о ее бесспорном взыскании (п. 3 Обзора). Рассматривая такие заявления, суды часто приходят к выводу о том, что право уполномоченного органа на предъявление требований об уплате обязательных страховых взносов при подаче заявления о банкротстве возникает лишь в том случае, когда данные требования подтверждены судебным актом. Однако в Обзоре разъясняется, что эта позиция не верна.

В целях обеспечения исполнения обязанности по уплате страховых взносов Федеральный закон от 24.07.2009 № 212-ФЗ (с 01.01.2017 утратил силу) предусматривал и порядок взыскания с организаций — плательщиков недоимок по страховым взносам на основании решений, принимаемых органами контроля за уплатой страховых взносов путем их направления в банк, а при недостаточности или отсутствии денежных средств на счетах плательщика или при отсутствии информации о счетах последнего — путем направления соответствующего постановления судебному приставу-исполнителю. Таким образом, закон устанавливал внесудебный порядок взыскания задолженности, а также исчерпывающий перечень случаев, при наличии которых орган контроля за уплатой страховых взносов обращается в суд с требованием о взыскании недоимок с организаций.

Пленум ВС РФ разъяснил, что право на обращение в суд с заявлением о признании должника банкротом возникает у уполномоченного органа по истечении 30 дней со дня принятия органом контроля за уплатой страховых взносов решения о взыскании задолженности за счет денежных средств либо постановления о взыскании задолженности за счет иного имущества должника, если решение о взыскании за счет денежных средств в силу прямого указания закона не принимается (за исключением случаев, когда взыскание недоимки по страховым взносам в силу закона производится в судебном порядке).

День
Неделя
Месяц