1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 11

Между двух берегов

После присоединения Республики Крым и г. Севастополя к России в судах появилось много дел об оспаривании приватизационных сделок, которые совершались еще до присоединения. Чаще всего такие дела инициирует прокуратура, поскольку в ее задачи входят надзор за соблюдением закона и защита прав граждан и предпринимателей. Расскажем, какие процедурные нюансы российского законодательства нужно учитывать при таком оспаривании, какой способ защиты права в отдельных случаях следует выбирать и как не нарушить процессуальные сроки.

Решения органов местного самоуправления

Наиболее распространенным способом приватизации, установленным Законом Украины от 06.03.1992 № 2171-XІІ «О приватизации небольших государственных предприятий (малая приватизация)», была продажа имущества с торгов.

Перечень объектов, подлежащих приватизации, утверждался решениями городского (иного приравненного к нему) совета, публиковался в местных официальных газетах, проводилась оценка указанного имущества, после чего осуществлялась его реализация с торгов, объявление о которых также публиковалось, составлялся акт передачи имущества в собственность, далее заключался нотариально удостоверенный договор купли-продажи, который вносился в реестр прав на недвижимое имущество. Мы в рамках настоящей статьи будем исходить из указанной типичной цепочки оформления сделок приватизации.

Первый вопрос, который обычно возникает на практике, – о квалификации данных решений органов местного самоуправления.

Как разъяснено в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 29.11.2007 № 48, существенными признаками, характеризующими нормативный правовой акт, являются: издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений.

Решения органов местного самоуправления об утверждении перечня объектов приватизации нормативными актами не являются, поскольку:

–решение является обязательным только для органа местного самоуправления, обязанного на основании указанного решения начать процедуру приватизации объекта недвижимости, и не порождает никаких обязанностей у неопределенного круга лиц участвовать в приватизации и соответственно не регулирует никаких общественных отношений;

–указанное решение рассчитано на однократное применение в соответствующих процедурах и прекращает свое действие с реализацией имущества в установленном порядке.

Фактически указанное решение органа местного самоуправления является формой реализации в установленном законом порядке правомочий собственника и является ненормативным актом, который может быть оспорен в соответствующей судебной процедуре.

Определение надлежащей процедуры обжалования

Как неоднократно указывал КС РФ, из права на судебную защиту не следует возможность выбора лицом по своему усмотрению той или иной процедуры судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются исходя из Конституции РФ, федеральных законов.

Следовательно, и суд для обеспечения права на судебную защиту граждан и организаций не вправе произвольно выбирать для себя порядок судопроизводства, а обязан действовать по правилам процедуры, установленной законодательством для данного вида судопроизводства.

В актах, разрешающих дело по существу, суд определяет действительное материально-правовое положение сторон, то есть применяет нормы права к тому или иному конкретному случаю в споре о праве (постановления КС РФ от 22.04.2013 № 8-П, от 30.11.2012 № 29-П, от 21.01.2010 № 1-П и др.).

В силу п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 27.09.2016 № 36 по смыслу ч. 4 ст. 1 КАС РФ и ч. 1 ст. 22 ГПК РФ, а также с учетом того, что гражданские права и обязанности возникают, в частности, из актов государственных органов и органов местного самоуправления (ст. 8 ГК РФ), споры о признании таких актов недействительными (незаконными), если их исполнение привело к возникновению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей, не подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном КАС РФ.

Применительно к спорам, подведомственным арбитражным судам, подобную правовую позицию занимал ВАС РФ, по ряду дел указавший, что требования, хотя и вытекающие из публичных правоотношений, однако носящие имущественный характер, не относятся к категории дел, рассматриваемых по правилам главы 24 АПК РФ, в том числе с применением ч. 4 ст. 198 АПК РФ (постановления Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 7034/12 по делу № А53-20653/11, от 10.02.2009 № 8605/08 по делу № А73-83/2007-63, от 10.02.2009 № 8605/08 по делу № А73-83/2007-63, от 31.01.2006 № 9316/05 по делу № А56-33002/2004).

Из приведенных выше положений законодательства, конституционно-правовых позиций КС РФ и разъяснений Пленума ВС РФ следует, что предусмотренный законом порядок рассмотрения заявлений об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих недопустим в тех случаях, когда имеет место спор о праве.

В соответствии со ст. 12 Федерального конституционного закона от 21.03.2014 № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополя» на территориях Республики Крым действуют документы, в том числе подтверждающие право собственности, выданные государственными и иными официальными органами Украины, государственными и иными официальными органами Автономной Республики Крым, без ограничения срока их действия и какого-либо подтверждения со стороны государственных органов Российской Федерации, государственных органов Республики Крым, если иное не вытекает из самих документов или существа отношения.

При заключении в установленном порядке договора купли-продажи публично-правовые отношения по предоставлению объекта недвижимости в собственность прекращаются, а возникают обязательственные правоотношения по владению и пользованию спорным имуществом, которые основаны на самостоятельной гражданско-правовой сделке.

В случае оспаривания ненормативного акта требования прокурора основаны на нормах гражданского законодательства, регулирующего порядок приватизации (ст. 217 ГК РФ и др.), а не административного законодательства.

Поскольку после торгов заключается договор купли-продажи приватизированного имущества, то между сторонами сложились гражданско-правовые отношения, возникший спор должен быть разрешен в порядке искового производства с использованием установленных законодателем способов защиты (ст. 12 ГК РФ).

Таким образом, если имеет место спор о праве, основанный на нормах гражданского законодательства, требования не подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном для оспаривания ненормативных актов (Определение ВС РФ от 28.07.2015 № 83-КГ15-6).

Согласно ч. 1 ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов, самостоятельно определив способы их судебной защиты в соответствии со ст. 12 ГК РФ.

Выбор способа защиты нарушенного права осуществляется истцом и должен действительно привести к восстановлению нарушенного материального права или к реальной защите законного интереса (определения ВС РФ от 19.05.2015 № 13-КГ15-2, от 01.06.2015 № 308-ЭС15-5006 по делу № А63-480/2013; Апелляционное определение ВС Республики Крым от 05.11.2015 № 33-9517/2015).

Поскольку право собственности в соответствии с законодательством Украины перешло к покупателю, вынесенное решение о признании ненормативного акта недействительным без признания недействительными последующих сделок не повлечет восстановления прав лиц, в защиту которых обратился прокурор.

Таким образом, обращение прокурора в суд с заявлением об оспаривании ненормативного правового акта органа местного самоуправления является ненадлежащим способом защиты нарушенного права.

Избрание ненадлежащего способа защиты права является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований (определения ВС РФ от 27.03.2015 № 304-КГ14-6307 и от 03.09.2015 № 344-ПЭК15 по делу № А70-12417/2013, от 25.12.2015 № 306-КГ15-16851 по делу № А57-159/2015, от 08.07.2015 № 305-КГ15-4924 по делу № А41-67857/2013).

Проблема сроков

Правоотношения по изданию ненормативных актов о приватизации возникли до принятия Закона № 6-ФКЗ, следовательно, при рассмотрении споров применяются также нормы права Украины.

Согласно ч. 2 ст. 99 Кодекса административного судопроизводства Украины от 06.07.2005 № 2747-IV в разный период времени (поскольку редакции указанной статьи менялись) предусматривался различный срок для обращения в суд, но не более одного года, в том числе при оспаривании ненормативного акта, исчисляемый с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Согласно ч. 4 ст. 198 АПК РФ, п. 1 ст. 219 КАС РФ (а ранее – ч. 1 ст. 256 ГПК РФ) предусмотрен трехмесячный срок на обращение в суд с заявлением об оспаривании ненормативных актов, решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих.

Согласно Определению КС РФ от 18.11.2004 № 367-О установление в законе сроков для обращения в суд с заявлениями о признании ненормативных правовых актов недействительными, а решений, действий (бездействия) государственных органов незаконными обусловлено необходимостью обеспечить стабильность и определенность административных и иных публичных правоотношений и не может рассматриваться как нарушающее право на судебную защиту.

Начало течения указанных сроков связано с публикацией указанных решений о приватизации в местных газетах, с момента осуществления которой неопределенному кругу лиц стало известно о принятом решении.

К моменту обращения в суд обычно также пропущены сроки исковой давности для признании недействительными договоров купли-продажи, заключенных на основании проведенных торгов по продаже приватизируемого имущества.

Согласно ст. 257 ГК Украины от 16.01.2003 № 435-IV общая исковая давность устанавливается продолжительностью в три года.

Даже если расценивать оспариваемый договор купли-продажи как ничтожную сделку, в соответствии с ч. 3 ст. 261 ГК Украины течение исковой давности по требованиям о применении последствий ничтожной сделки начинается со дня, когда началось ее выполнение.

Действия по исполнению указанной сделки совершаются с момента подписания акта передачи государственного (коммунального) имущества. Подписание акта обычно осуществлялось непосредственно после заключения договора купли-продажи.Как разъяснил ВС РФ в п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 29.09.2015 № 43, по смыслу п. 1 ст. 200 ГК РФ при обращении в суд органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций или граждан с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц в случаях, когда такое право им предоставлено законом (ч. 1 ст. 45 и ч. 1 ст. 46 ГПК РФ, ч. 1 ст. 52 и ч. 1 и 2 ст. 53, ст. 53.1 АПК РФ), начало течения срока исковой давности определяется исходя из момента, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, узнало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление.

Постановлением Пленума ВАС РФ от 23.03.2012 № 15 установлено, что при рассмотрении исков прокурора о признании сделки недействительной и о применении последствий недействительности ничтожной сделки необходимо исходить из того, что начало течения срока исковой давности определяется по правилам гражданского законодательства таким же образом, как если бы за судебной защитой обращалось само лицо, право которого нарушено (п. 8).

При этом надо учитывать, что по требованиям третьих лиц, связанным с недействительностью ничтожных сделок, установленный п. 1 ст. 181 ГК РФ порядок исчисления сроков исковой давности является универсальным и для сторон по сделке, и для третьих лиц, что согласуется с относящимся к основным началам гражданского законодательства принципом признания равенства участников регулируемых им отношений (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Указанная правовая позиция изложена в Определении КС РФ от 08.04.2010 № 456-О-О.

Таким образом, не имеет никакого правового значения, с какого момента органы прокуратуры узнали о принятии оспариваемого ненормативного акта и совершении сделок приватизации

Доводы о начале течения срока исковой давности с момента создания прокуратуры или о невозможности определения начала течения срока исковой давности (и фактически его отсутствии) в связи с неопределенностью круга лиц не основаны ни на законодательстве Украины, ни на законодательстве РФ (Постановление АС ЦО от 29.04.2015 № Ф10-938/2015).

Установление в законе общего срока исковой давности, а также последствий его пропуска обусловлено необходимостью обеспечить стабильность отношений участников гражданского оборота и не может рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод (определения КС РФ от 20.11.2008 № 823-О-О, от 25.02. 2010 № 266-О-О, от 25.09.2014 № 1833-О и др.).

При этом, как указывал КС РФ, истечение срока исковой давности, то есть срока, в пределах которого суд общей юрисдикции обязан предоставить защиту лицу, право которого нарушено, является самостоятельным основанием для отказа в иске (п. 2 ст. 199 ГК РФ). В случае пропуска гражданином срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, принудительная (судебная) защита прав гражданина невозможна, вследствие чего исследование иных обстоятельств спора не может повлиять на характер вынесенных судебных решений (определения КС РФ от 20.03.2008 № 152-О-О, от 24.09.2012 № 1704-О и др.).

Следовательно, истечение любого из вышеуказанных сроков для обращения в суд является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении искового заявления об оспаривании приватизации.