1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 182

Рекомендации ВС РФ по разрешению судебных споров: банкротство, вещное право и торги

Верховный суд РФ опубликовал очередной, третий по счету (см. «ЭЖ», 2016, № 15, с. 07, № 29, с. 05) и самый большой по объему, обзор судебной практики за этот год. Среди дел, рассмотренных Судебной коллегией по экономспорам, особое внимание уделено спорам, связанным с вещным правом, порядком проведения торгов, в том числе касающихся применения антимонопольного законодательства, делам о банкротстве и исполнении (а чаще — неисполнении) обязательств.

Обзор судебной практики Верховного суда № 3 (утв. Президиумом ВС РФ 19.10.2016, далее — Обзор) содержит правовые позиции ВС РФ, на которые в дальнейшем при разрешении аналогичных споров ориентируются нижестоящие суды. В настоящей статье приведены лишь некоторые, наиболее значимые для бизнеса выводы Судебной коллегии по экономспорам, которые вошли в Обзор.

Принцип единства объекта недвижимого имущества реализуется и в аренде с выкупом

Раздел Обзора, посвященный спорам из вещных правоотношений, рассмотренным экономколлегией, полностью посвящен праву собственности на недвижимое имущество.

Одно из самых интересных дел, приведенных в данном разделе, касается договора выкупной аренды недвижимости, предметом которого был определен только объект недвижимости. В связи с чем арендодатель потребовал внести изменения в договор, указав в нем в качестве предмета также земельный участок, на котором располагалось здание, и, соответственно, пересмотреть цену. Однако судьи посчитали такие требования необоснованными и противоречащими принципу единства судьбы земельного участка и прочно связанных с ним объектов недвижимости.

Если арендодатель по договору аренды зданий с правом выкупа является собственником и земельного участка или стал им на момент внесения всех арендных (выкупных) платежей, то предполагается, что предметом договора является и земельный участок, а в выкупную цену включена его стоимость, если договором прямо не предусмотрено иное.

Государственная регистрация перехода к покупателю права собственности на объект недвижимости и земельный участок отдельно, если такие объекты принадлежат одному и тому же лицу, недопустима.

Запись в реестр недобросовестных поставщиков могут внести с опозданием

Несколько дел, правовые позиции по которым приведены в Обзоре в качестве рекомендованных для судов, касаются недобросовестных поставщиков по госконтрактам. Так, например, ВС РФ разъяснил, что победитель аукциона на право заключения госконтракта не вправе в дальнейшем ссылаться на недействительность этого контракта в связи с обстоятельствами, которые возникли из-за недобросовестных действий такого лица, а заказчик не знал и не должен был знать о них на момент заключения договора.

В данном деле предметом торгов выступало право на заключение контракта, которое победитель аукциона оплатил, а позднее потребовал деньги обратно как неосновательное обогащение. Поводом для заявленных требований стало уведомление банка в адрес заказчика о том, что банковскую гарантию, предоставленную победителем аукциона в качестве обеспечения, банк не выдавал.

Таким образом, победитель торгов реализовал приобретенное им право на заключение контракта с нарушением закона, и это привело к невозможности исполнения контракта из-за отсутствия его обеспечения. Суд решил, что компания нарушила пределы осуществления гражданских прав (Определение ВС РФ от 14.06.2016 по делу № 306-ЭС16-606, А55-10730/2014).

Данные компании в реестр недобросовестных поставщиков антимонопольный орган может внести без проведения проверки, если нарушение обязательств установлено вступившим в законную силу судебным актом. Кроме того, внесение записи в реестр позднее установленного законом срока, но не позднее даты, когда такие сведения должны быть из реестра исключены, не нарушает права и интересы поставщика. В таком случае, по мнению судей, двухлетний срок для исключения информации о поставщике из этого реестра исчисляется с момента, в который антимонопольный орган должен был разместить такую информацию (Определение ВС РФ от 12.08.2016 № 310-КГ16-5426 по делу № А48-2255/2015).

В Обзоре также закреплена правовая позиция, согласно которой заключенные без проведения торгов и без предоставления государственной или муниципальной преференции до 2 июля 2008 г. (то есть до вступления в силу требования о заключении подобных договоров на торгах) договоры аренды государственного или муниципального имущества не могут быть признаны недействительными по тому основанию, что имущество было предоставлено арендатору без проведения торгов и без предварительного согласия антимонопольного органа. Таким образом, субъекты малого и среднего предпринимательства, которые арендовали указанное имущество до 2 июля 2008 г. без торгов, вправе реализовать предусмотренное законодательством преимущественное право на приобретение арендуемого государственного или муниципального имущества в собственность (Определение ВС РФ от 26.04.2016 по делу № 302-КГ15-18993, А33-23951/2014).

Корпоративный конфликт расширяет круг лиц, участвующих в деле о банкротстве

Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает, что в арбитражном процессе по делу о банкротстве вправе участвовать представитель учредителей (участников) должника (п. 1 ст. 35). Исходя из буквального толкования данной нормы, речь идет только об одном представителе, сколько бы учредителей у должника ни было. Именно такой позицией руководствуются арбитражные суды (см., например, постановления АС Московского округа от 03.06.2015 № Ф05-2/2015 по делу № А40-65282/2014).

Однако в Обзоре Верховный суд РФ пояснил, что участник должника, признанного банкротом, вправе самостоятельно реализовывать предусмотренные законом процессуальные возможности даже не будучи назначенным в качестве представителя учредителей должника, но только в ситуации, когда в компании имеется корпоративный конфликт (Определение ВС РФ от 14.06.2016 по делу № 304-ЭС15-20105, А02-1538/2014).

Заметим, что данный вывод не является прецедентным, аналогичная позиция содержится в постановлении Президиума ВАС РФ от 18.02.2014 № 8457/13 по делу № А45-22511/2011.

Кроме того, ВС РФ дал разъяснение, которое должно облегчить жизнь залоговым кредиторам: судьи признали право кредиторов полностью или частично изменить свой статус в деле о банкротстве, в том числе после включения их требований в реестр кредиторов (Определение от 01.08.2016 № 308-ЭС15-6280(3) по делу № А32-29459/2012). Судьи указали, что Закон о банкротстве не запрещает залоговому кредитору отказаться полностью или частично от своих залоговых прав, по существу снизив тем самым по своей воле гарантии удовлетворения своих требований не в ущерб другим кредиторам.

В Обзоре также приведены несколько выводов, касающихся рассмотрения дел о банкротстве отдельных видов компаний, в частности, кредитных. Судьи пояснили, что в случае назначения в банке временной администрации последняя не вправе отказывать принципалу в возмещении суммы согласно выданной банком банковской гарантии, обосновывая это тем, что такая выплата препятствует восстановлению платежеспособности. Закон действительно дает право внешнему управляющему отказаться от исполнения сделок кредитной организации, если такие сделки препятствуют восстановлению платежеспособности должника.

Банковская гарантия сама по себе в отношениях между гарантом и бенефициаром является односторонней и безвозмездной сделкой и направлена на защиту интересов кредитора принципала (бенефициара). При отказе гаранта от банковской гарантии бенефициар лишается возможности получить удовлетворение своих требований путем включения их в реестр требований кредиторов гаранта при отсутствии других возможностей восстановления нарушенных прав. Поэтому применение к банковской гарантии, как и к любой другой обеспечительной сделке, положений п. 2 ст. 102 Закона о банкротстве, которые дают внешнему управляющему право отказаться от исполнения, является ошибочным. С точки зрения такого критерия допустимости отказа, как восстановление платежеспособности, отказ от безвозмездной предпринимательской сделки является фактически отказом от исполнения требования кредитора, что противоречит целям института несостоятельности. Потому судьи пришли к выводу, что возможность отказа от безвозмездной сделки по мотиву невыгодности или убыточности противоречила бы существу установленного ею обязательства (Определение ВС РФ от 17.05.2016 № 307-ЭС15-18994 по делу № А56-2042/2015).