1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 348

Концепция судебной реформы: 25 лет спустя

Постановлением Верховного Совета РСФСР № 1801-1 24 октября 1991 года была утверждена Концепция судебной реформы в РСФСР (далее – Концепция). Ее авторы называли свое творение «пробным камнем». Проследим, какой полет уготовила ему история?

А как все начиналось…

С начала очередных российских реформ минуло четверть века! Именно столько времени потребовалось, чтобы Германия и Япония восстали из пепла Второй мировой. За 25 лет набрали силу азиатские тигры: Южная Корея, Тайвань, Гонконг, Сингапур, полностью преобразился Китай.

В России ничего подобного пока не произошло как в целом, так и в частности. О проблемах судебной реформы мы уже писали1. Таковая в 1991 году задумывалась как часть общих реформ в рамках построения правового государства. Не будет открытием утверждение: реформы вообще, судебно-правовая реформа в частности идут далеко не по писаному. Проф. В. Зорькин: «Россия должна взять правовой барьер», «неспособность справится с данной задачей – ведет к катастрофе»2.

Авторы Концепции повествование начинают словами: «Возвращение Отечества в лоно мировой цивилизации требует, чтобы наряду с политическими и экономическими преобразованиями разворачивался процесс правовой реформы». Личное общение позволяет раскрыть понятие «лоно мировой цивилизации». Фактически речь идет о европейской цивилизации, к которой Россия себя эпизодически причисляет, но, приблизившись к ней, спешит поскорее от таковой отмежеваться. Почему это происходит? Ответ у А. Блока, «Да, азиаты – мы». В силу данного обстоятельства европейцы никогда не видели в нас равных, свою задачу они видят только в просвещении россиян. Да и сама Европа далеко не однозначно правовая, ибо фашизм – тоже Европа. Пример этот далеко не единичный.

Итак, авторы Концепции, обсуждая возможный ход правовых реформ, ратовали за возвращение россиян в лоно европейской, по своей структуре далеко неоднородной, цивилизации, для чего следовало взять соответствующий правовой барьер. Не взят! О сроках его очередного штурма в наши дни умалчивают, хотя к нему и готовятся. О самой Концепции много говорить тоже не принято. Например, ее 20-летие фактически не заметили.

Правовое государство – рай на земле?

Что же обещали россиянам авторы Концепции еще при их жизни? «Верховенство закона, незыблемость основных прав и свобод человека, защиту общества от произвола властей». Видимо, романтическому настрою лиц, ваявших Концепцию, претил прагматизм М. Сперанского: законы у нас могут быть греческими и английскими, а управление в России всегда останется турецким. Составители Концепции считали, что государство должно «совершить мужественный акт самоотрицания, превратившись из политического в правовое».

Эти слова читателю ничего не напоминают? Например, жить будете в раю, в «городе солнце», при коммунизме. Как у всех утопистов, для этого нужно совсем немного – только одно чудо. Нет политики, а есть только право! Думается, нет смысла и далее искать разумные основания поспешного забвения Концепции. Очевидно, что политика – основа государства, таковая обязательно правовая, другое дело, какой правовой режим приемлет общество.

Например, Япония не перестает считаться правовым государством при наличии смертной казни, практически полном отсутствии оправданных, да и предварительное расследование там ведется без участия адвокатов, а зачем японцам в суде присяжные, они и сами не понимают.

Всякий коренной переворот обнаруживается в уголовном процессе. Так, в Англии тесно связано существование парламента и суда присяжных, во Франции – императорская власть и прокуроры. В первой преобладает гражданская свобода, во второй – государственное начало. Этим словам полтора века, но точнее не скажешь. Государственное начало в Отечестве нашем – начало всех начал, единственный причал, известный не только большинству населения, но и ведущим представителям его элиты. Не случайно полицейская и судебная система на пути от социализма к капитализму кардинальных изменений не претерпели, да и их руководители все родом из СССР.

Авторы Концепции утверждали: «Нельзя сказать, что «милость и правда» царствуют в российских «судебных местах». «Безжалостное и чуждое интересам людей правосудие получили мы в наследство от прежнего режима», когда фактически «предрешенную расправу, освящали ритуалом судоговорения».

Не судите, да не судимыми будете

Реформу уголовного процесса авторы Концепции видели в привлечении народа к участию в правосудии, позже его право на участие таким образом в государственном управлении было даже зафиксировано в Основном Законе (ч. 5 ст. 32).

Впрочем, народ в присяжные не спешит: сформировать жюри для аппарата суда – пытка. По данным СМИ, по делу об убийстве Б. Немцова из 29 кандидатов в присяжные самоотвод взяли 27 граждан.

Не судите, да не судимы будете. Не в этом ли народная истина?

Чиновник: хорошо или плохо?

Если вердикт не за гражданами, то кто судить будет? Народ доверяет это чиновникам. Кто они?

Авторы Концепции упрекнули советское чиновничество: «Не склонны руководствоваться собственным правосознанием, при обнаружении пробела или неясности в законе 70% ориентируются на разъяснения руководящих юридических органов, 57 – на сложившуюся практику, 18,5% следуют указаниям непосредственных руководителей. Наиболее часто встречаются тип «службистов», умело применяющих закон, но не стремящихся к его изменению, и тип «прагматиков», заинтересованных в прохождении дела и ориентирующихся на мнения лиц, от которых зависит окончательное решение».

Совсем ли это плохо или насколько это плохо, судить читателю.

Борьба с преступностью – грех?

Предрешенность пороков уголовной юстиции авторы Концепции видели в приписанной ей цели.

Если таковая – борьба с преступностью, то на первый план выходят ближайшие к ее переднему краю правоохранительные органы, а роль последующих эшелонов (читай судов – Н. Колоколов) не может не стать второстепенной и даже третьестепенной.

Юридическое образование

Ниже в Концепции кое-что сказано о юридическом образовании3, кадрах и, естественно, о коррупции. «Российское общество было свидетелем появления блестящих, талантливых юристов, востребованных и воспитанных новой юстицией.

Долго же пришлось бы ждать, пока «дьяки, в приказах поседелые» улучшат негласное, канцелярское судопроизводство и превратят его в идеал демократизма и справедливости. Нельзя надеяться на зорких и честных оперативников, добросовестных и проницательных следователей, справедливых и гуманных судей – такие качества рождает в специалистах не воспитательная работа и даже не подбор лучших.

«Подобрать» можно квалифицированных, вырастить можно знающих – дальнейшее зависит от назначения и порядка деятельности». Только ли от этого?

Самый скоростной социальный лифт – коррупция

Молодой, талантливый, амбициозный, используя карьеру в правоохране как самый массовый «социальный лифт», быстро растет в должностях и званиях. Вот он на вершине, какое-то время счастлив и нем, но ведь вершина уже позади. В ближайшем будущем, уже к 45: «Что стоишь, качаясь, ты, майор запаса, ты теперь – не рыба, ты теперь – не мясо!». Далее что? Нищенская пенсия?

Естественно, что амбициозные, потеряв в себе большого человека от правоохраны, маленькими быть не согласятся. Кто в наши дни выше всех летает, кто больше всех денег получает? Уже не летчик, а бизнесмен. Честнее честного о российском бизнесе сказал Р. Абрамович на суде с Б. Березовским в Лондоне: «Крыш должно быть две: одна реальная, другая политическая». Все ли бизнесмены, как раньше говорили, без креста, судить читателю. Мы уже описали попытку чиновника от правоохраны использовать второй ярус «социальных лифтов», разбогатеть методами бизнеса4.

Скажем больше, в обиходе появилось выражение – «дембельский аккорд», перед уходом на пенсию обогатиться за счет курируемых предпринимателей. Помню одного руководителя от правоохраны, который буквально переживал, что ему еще не «принесли». Скоро, по версии обвинения, «несли», но не «донесли», несмотря на это, приговор был суров5. Последние «посадки» представителей руководящего эшелона СК РФ, нераспакованные миллиарды, обнаруженные в квартире родственников рядового полковника полиции, – яркое свидетельство, что цель у всех одна – обогащение.

Все это примеры, подтверждающие: безбожие, говоря научным языком, отсутствие системы позитивных ценностей неизбежно сначала разрушают элиту, а затем все общество. Это катастрофа, о неминуемости которой предупреждает В. Зорькин.

Храм российского права

История российского права мне напоминает судьбу храма Христа Спасителя: отстроили, взорвали.

На этом месте начали возводить Дворец Советов – самое высокое здание в мире (420 метров), фундаменты разобрали. Построили бассейн, разобрали. Воссоздали храм Христа Спасителя!

Храм-то глаз радует, а как быть с душой?

Так и уголовный процесс: 1864 год – УУС, 1917 – его полная ликвидация, затем постепенное восстановление утраченного.

Один суд в процессе – не воин

УПК – единая система процессуальных институтов, норм и правил. Основными показателями качества уголовного судопроизводства являются: его соответствие лучшим мировым стандартам. Общество, а именно свойственные ему социально-политические и государственные институты, – среда, в которой предстоит действовать УПК. Удалось ли нашему законодателю в 2001 году решить поставленную перед ним задачу – создать действительно новый, гармоничный в юридико-техническом отношении УПК? Соответствуют ли содержащиеся в нем нормы и правила правосознанию российского общества, в первую очередь запросам правоприменителя?

УПК РФ до сих пор оценивают по-разному. Мне, посвятившему четверть века уголовному судопроизводству, очевидно одно: принципиальных изменений в отечественном уголовном процессе пока не произошло! Как и в период сталинизма, насилие – повивальная бабка уголовно-процессуального доказывания, сказанное следователю дороже произнесенного в суде. В России по-прежнему нет сторон, за результаты рассмотрения уголовного дела перед обществом отвечает только суд.

Сделка: оптимальный стандарт правосудия

Лучшие мировые стандарты уголовного судопроизводства свойственны демократическим обществам. Они давно согласились на сотрудничество с преступником, пошли по пути формирования неформального состязательного уголовного процесса, в результате чего смогли минимизировать конфронтацию в уголовном судопроизводстве между сторонами и, как следствие этого, резко удешевить его. В данном случае объем ограничения прав и свобод личности, привлекаемой к уголовной ответственности, в значительной степени предопределен прежде всего поведением стороны защиты.

Там, где чистосердечное признание – прямая дорога в тюрьму, стороне обвинения, как и раньше, приходится тратить народные деньги на доказывание очевидного. Препятствует сотрудничеству сторон, следовательно, и гармонизации процесса обязанность следователя вменить лицу в вину тот объем преступных действий, который будет не менее установленного спустя продолжительный период времени в суде! Результат наличия в УПК РФ данной базовой конструкции плачевен! Следователи вынуждены либо завышать объем обвинения, либо уходить от его конкретизации. И после этого сторона обвинения рассчитывает, что обвиняемый (подсудимый) облегчит ей работу, пойдет с ней на сотрудничество, признает вину полностью? Рожденный на пустом месте спор загромождает все дальнейшее разбирательство.

А достижима ли истинная состязательность в уголовном процессе, в котором возбуждение уголовного дела и предварительное расследование выведены из компетенции суда? Особенно если учесть, что право назвать информацию доказательством отдано офицерам в погонах, ведомым в бой с преступностью генералами!

Есть и позитив

Формируется механизм заключения сделки «государство – преступник», начинает работать апелляция.

Что мешает?

Очень мешает реформе процесса полное отсутствие понимания:

– нет и быть не может арифметической формулы в уравнении «преступление – наказание», в УК РФ механизм расчета наказания захламлен никому не нужными частностями;

– хватит прятаться за тюремными стенами, преступника исправляет не колония, а общество в целом.

Мы живем в XXI веке

Не забывайте:

–Все существующие в мире судебные системы, свойственные их функционированию технологии – порождение эпохи индустриальной (века прошлого, а то и позапрошлого). На смену офисам судебным стремительно идет офис тоже судебный, но уже виртуальный... Смена систем мысли неизбежно ведет к смене всех прочих стратегических схем и систем, в ряду которых структура аппарата судебной власти, его режим и прочие характеристики…

–Главное в процессе еще и инфраструктура системы судебно-властных отношений, благоприятная среда, в которую система погружена. Несовершенство первой, а в ряде случаев неблагоприятность второй не позволяют обществу задействовать заблаговременно созданные им мощности судебных систем.

–В постсоветских обществах господствуют идеи иждивенчества, их члены замерли в ожидании, когда приедет барин и их рассудит, направит, накормит. В таких случаях суд вырождается в одну из форм административного управления.

–Суд – не более чем одна из социальных подсистем, пусть и весьма важная, а у общества не одна цель, а иерархия целей. Следовательно, эффективность работы судебной системы (фактически подсистемы) напрямую зависит от схемы сложения активностей всего ряда подсистем.

– Может ли быть эффективным функционирование судебной системы (социальной подсистемы), если в конкретный исторический период времени не эффективна государственная политика в целом?

1 Колоколов Н.А. Из истории права российского // эж-ЮРИСТ. 2013. № 8.; он же. Модернизация судебной системы // эж-ЮРИСТ. 2013. № 48.

2 Зорькин В.Д. Правовой путь России. М., 2014.

3 Колоколов Н.А. Мы все учились понемногу…// эж-ЮРИСТ. 2014. № 13.

4 Колоколов Н.А. Дело одного генерала // эж-ЮРИСТ. 2013. № 35.

5 Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18.01.2010 № 5-О09-272 сп. Электронный архив Верховного Суда РФ за 2010 год.