1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2157

Соглашение о предоставлении юридической помощи: на что обратить внимание

Юридическая помощь включает широкий спектр самых различных услуг правового характера: составление процессуальных и иных юридических документов (исковых заявлений, жалоб, ходатайств, письменных обращений и др.), письменные и устные консультации, составление проектов договоров, представление и защита интересов в судебных инстанциях, осуществление иных действий по соглашению сторон. Рассмотрим, как правильно составить договор на оказание юридической помощи, чтобы соблюсти интересы обеих сторон — и заказчика, и исполнителя.

Правовая природа соглашения о предоставлении юридической помощи

По своей правовой природе соглашение о предоставлении юридической помощи можно квалифицировать как договор возмездного оказания услуг или в качестве договора поручения в зависимости от характера принимаемых на себя юристом обязательств.

Так, если предметом договора выступает выполнение юристом определенных действий или совершение определенной деятельности (например, консультирование, подготовка проектов документов, участие в переговорах на стороне клиента и т.п.), такое соглашение следует отнести к договору возмездного оказания услуг, регулируемого по правилам главы 39 ГК РФ.

В случае, когда предметом договора выступает выполнение юристом от имени и за счета клиента определенные юридические действия, в результате чего все права и обязанности возникают у клиента как доверителя (например, представительство в судах, регистрационных, патентных и антимонопольных ведомствах, в иных государственных органах для совершения в интересах клиента по его поручению юридически значимых действий), такое соглашение следует рассматривать как договор поручения, подпадающего под регулирование главы 49 ГК РФ.

На практике суды никогда не вдаются в изучение отличительных особенностей обеих договорных конструкций, если только предметом спора не являются споры из соглашения о предоставлении юридической помощи, где от подлежащих применению правовых норм зависит правильное разрешение спора. Заказчик, выиграв спор с ответчиком, может представить договор о предоставлении юридической помощи для подтверждения своих судебных расходов по делу. В этом случае не имеет особого значения правовая природа заключенного договора, если из его содержания усматривается вид и перечень выполненных мероприятий, согласованная стоимость, платежными документами подтверждается факт произведенной оплаты.

В подобной ситуации при разрешении вопроса о судебных издержках определение правовой природы такого соглашения не входит в предмет судебного исследования. Поэтому, даже если соглашение, предметом которого выступает судебное представительство, стороны обозначили как договор возмездного оказания услуг, это никак не повлияет на взыскание в пользу заказчика денег. Тем более, что само поручение на совершение в его интересах юридических действий будет усматриваться из доверенности, наличие которой является обязательным условием судебного представительства.

Юридические услуги всегда имеют определенный результат (составленные проекты документов, исход судебного разбирательства, оформление документов в государственных органах и др.). Однако данное обстоятельство не свидетельствует о том, что соглашение об их предоставлении можно отнести к договору подряда, поскольку заказчик в рассматриваемой ситуации получает не овеществленный результат как в договоре подряда (например, изготовленную вещь или отремонтированный автомобиль), а услугу, оказываемую и потребляемую в процессе ее оказания. При предоставлении услуг составленные проекты документы представляют собой материальную форму ее выражения, но не овеществленный результат в смысле ст. 703 ГК РФ.

Данный вопрос имеет не только теоретическое, но и прикладное значение. Так, по требованиям заказчика из договора подряда в связи с ненадлежащим качеством работы в соответствии с п. 1 ст. 725 ГК РФ подлежит применению годичный срок исковой давности, в то время как по требованиям из договора об оказании услуг он составляет три года в соответствии со ст. 196 ГК РФ. Соответственно, свои требования к юристу недовольный клиент может адресовать в пределах трехлетнего срока исковой давности, а не в течение года (Апелляционное определение Московского городского суда от 12.04.2016 по делу № 33-12366/2016).

Обратите внимание!

Для заключения соглашения о предоставлении юридической помощи не требуется согласие супруга заказчика, поскольку оно не относится к нотариальным сделкам или сделкам, требующим государственной регистрации в соответствии со ст. 35 СК РФ (Апелляционное определение Московского городского суда от 24.09.2015 по делу № 33-35157/2015).

Если соглашение о предоставлении юридической помощи от имени компании заключено неуполномоченным лицом, последнее приобретает все права и обязанности по нему перед клиентом, если только сама компания впоследствии не одобрит данную сделку (п. 1 ст. 183 ГК РФ). Это не касается случая превышения руководителем компании своих полномочий, в котором могут быть применены положения ст. 174 ГК РФ (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 23.10.2000 № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Аналогичное правило применяется также в случае, если договор был заключен физическим лицом с указанием на то, что оно действует как представитель компании, которая на момент заключения сделки уже была ликвидирована и исключена из ЕГРЮЛ, в том числе как недействующее юридическое лицо. Поскольку сама несуществующая компания не могла являться участником сделки, обязанной стороной по ней будет считаться физическое лицо, поименованное как ее представитель, которое не могло не знать о том, что компании не существует, поскольку в обычных условиях гражданского оборота от любого разумного участника следует ожидать добросовестного поведения и проверки соответствующих обстоятельств (Определение ВС РФ от 26.07.2016 № 69-КГ16-5).

Важно!

Для заключения соглашения о предоставлении юридической помощи — в зависимости от размера выплат в пользу юриста может потребовать его корпоративное одобрение со стороны органов управления компании-заказчика. Это необходимо, если данный договор отвечает признакам крупной сделки или сделки с заинтересованностью.

Форма договора

Соглашение о предоставлении юридической помощи заключается в простой письменной форме, а если на стороне поверенного (исполнителя) выступает адвокат, он его регистрирует в том адвокатском образовании, в котором он состоит. Однако необходимо учитывать, что такая регистрация носит исключительно учетный (технический) характер и не влияет ни на действительность и заключенность соглашения, ни на момент его вступления в силу (Апелляционное определение Московского городского суда от 20.10.2014 по делу № 33-35683). Если договор заключен не с конкретным адвокатом, а с адвокатским образованием, все права и обязанности по нему возникают у соответствующего образования перед клиентом, даже если все услуги ему оказывает один и тот же адвокат (постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.11.2013 по делу № А56-1380/2013).

Защита интересов исполнителя по договору

При уклонении заказчика от оплаты услуг исполнителя он вправе потребовать взыскания долга в судебном порядке с начислением на сумму долга неустойки или штрафных процентов по ст. 395 ГК РФ, применения иных мер ответственности, предусмотренных договором. Исполнитель вправе приостановить оказание тех или иных услуг, если заказчик задержал оплату, при условии, что такая мера не приведет к несоразмерному ущемлению интересов заказчика (например, пропуск срока подачи процессуальной жалобы из-за отложения исполнителем совершения данного действия).

Кроме того, исполнитель в любом случае не имеет права удерживать принадлежащие заказчику документы (судебные акты, исполнительные листы, первичные документы и др.), поскольку свои нарушенные права он должен защищать иными предусмотренными законом способами (постановление АС Поволжского округа от 28.12.2015 № Ф06-3374/2015).

Перечень юридических услуг по договору о предоставлении юридической помощи

Перечень возможных юридических услуг, которые исполнители могут оказывать своим клиентам, не является исчерпывающим и, исходя из принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ), в каждом конкретном случае определяется по усмотрению договаривающихся сторон в заключенном между ними соглашении (абз. 3 п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.99 № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»).

Важно!

Если юридические услуги предназначаются не самому заказчику, а третьему лицу, в пользу которого заключается соглашение о предоставлении юридической помощи, в нем обязательно такое лицо должно быть указано. В этом случае оно вправе требовать от юриста предоставления услуг в порядке и на условиях, предусмотренных соглашением (Определение Ленинградского областного суда от 23.04.2014 № 33-1990/2014).

В соглашении с адвокатом или иным лицом, предоставляющим юридическую помощь, клиенту следует четко оговорить те услуги, которые он за свои деньги хочет получить.

Если это, к примеру, ведение гражданского дела в суде, в соглашении нужно указать:

— что включает в себя услуга судебного представительства. Например, составление процессуальных документов и подача их в суд, принятие участие во всех судебных заседаниях;

— о каких стадиях рассмотрения дела идет речь — производство в суде первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанций;

— входит ли в предмет договора представление и защита интересов клиента при пересмотре дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, на стадии исполнительного производства. Дело в том, что обязанность исполнителя предоставить соответствующие услуги не предполагается, она должна быть прямо предусмотрена в соглашении с ним.

В ходе производства по делу может возникнуть необходимость сбора доказательств, подбора экспертных организаций и выполнение иных действий, в связи с чем клиенту самому, исходя из специфики своего дела, следует оговорить с будущим защитником все нюансы, закрепив достигнутые договоренности в соглашении. При составлении данного документа нужно не ограничиваться формулировками общего характера, а указывать конкретные действия, которые обязан совершить исполнитель в интересах заказчика, чтобы у клиента было право требовать их оказания с применением согласованных в договоре мер ответственности за их нарушение, а не обязанность доказывать, что необходимость выполнения тех или иных операций предполагалась по характеру принятого юристом на себя поручения и вытекала из его специфики.

Так, в одном деле клиент в отзыве на иск адвоката о взыскании с него задолженности за оказанные услуги ссылался на ненадлежащее ведение судебного процесса, выразившееся в не заявлении возражений относительно приобщения к материалам дела документов, представленных его процессуальным оппонентом. Однако суд данное возражение отклонил как необоснованное, сославшись на то, что объем и порядок оказания услуг был определен сторон в заключенном соглашении, и никаких разногласий на этот счет у них не возникало (Апелляционное определение Пермского краевого суда от 02.12.2015 по делу № 33-13040/15).

Аналогичным образом и в другом деле суд пришел к выводу о том, что в обязанности юриста входила только подготовка искового заявления, но не подача его в суд, поскольку в договоре об оказании юридических услуг такая обязанность прямо предусмотрена не была (Апелляционное определение Московского городского суда от 24.12.2015 по делу № 33-39494).

Таким образом, если в соглашении стороны не оговорили, как будет осуществляться защита интересов клиента юристом, последний обладает свободой усмотрения (Апелляционное определение Московского городского суда от 08.07.2014 по делу № 33-27345). Однако всегда должен действовать добросовестно и разумно в соответствии с принципами добросовестного ведения дел и честной деловой практики, согласно которым на представителя возлагается обязанность исполнять данные ему поручения с соответствующей заботливостью, принимая во внимание, что интересы его доверителя всегда имеют приоритет по отношению к его собственным интересам (Апелляционное определение Саратовского областного суда от 23.12.2014 по делу № 33-6926).

Клиент должен также учитывать, что каждое поручение на выполнение тех или иных юридических услуг не следует трактовать буквально. Если, скажем, в договоре предусмотрена обязанность юриста обжаловать все принятые по делу об административном правонарушении в отношении клиента процессуальные документы, клиент не вправе настаивать на том, чтобы юрист обязательно обжаловал протокол об административном правонарушении, а при отказе это сделать применить к нему какие-либо меры ответственности, отказаться от договора по этому основанию и потребовать возврата уплаченного аванса.

Данный документ фиксирует факт совершения правонарушения и служит одним из доказательств по делу. Формально обжалование протокола по делу об административном правонарушении действующим законодательством РФ не предусмотрено. Вместе с тем все возражения относительно правильности составления протокола и его допустимости как доказательства разрешаются судом при рассмотрении административного дела. Поэтому, если по существу такие возражения были приведены юристом в адресованных суду ходатайствах, он считается выполнившим свои обязательства перед клиентом (Определение Приморского краевого суда от 11.11.2015 по делу № 33-10274/2015).

Можно ли взыскать ущерб с «виновного» адвоката

В нашей практике был случай, когда из-за непрофессионализма адвоката у клиента возникли убытки, возможность возмещения которых отсутствовала. Клиент пытался взыскать реальный ущерб, причиненный его соседом по участку, который устроил пожар, из-за которого сгорел сарай клиента с ценным имуществом. В соглашении на предоставление юридической помощи адвокат принял на себя помимо прочего обязательство заявить ходатайство о наложении ареста на имущество должника с целью обеспечения исковых требований. Адвокат судебный процесс в суде первой инстанции выиграл, однако, апелляционный суд решение отменил и направил дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение. При этом адвокат не выполнил свою обязанность заявить ходатайство о применении обеспечительных мер.

Должник, воспользовавшись случаем, подарил часть имущества своей дочери, а часть ей же продал, чтобы уберечь его от взыскания. Несмотря на то, что суд первой инстанции посчитал такую сделку недействительной по мотиву мнимости, так как она была совершена лишь для вида, вышестоящие суды с ним не согласились и в иске отказали (Определение ВС РФ от 22.02.2013 № 4-КФ13-86). Суды исходили из того, что в силу принципа свободы договора должник был вправе подарить имущество дочери, несмотря на тот факт, что против него велось судебное разбирательство о возмещении убытков на крупную сумму. Суды посчитали, что никаких обязательств у должника перед кредитором не возникло, поскольку по существу спор о возмещении причиненного пожаром ущерба в судебном порядке разрешен не был.

Тот факт, что после отчуждения своего имущества в пользу дочери должник продолжал им пользоваться, суды посчитали недостаточным для квалификации совершенных сделок как мнимых без намерения создать соответствующие им правовые последствия, несмотря на то, что при рассмотрении дела судом первой инстанции должник отрицал этот факт, а на стадии апелляционного разбирательства свою позицию изменил и признал, что продолжал пользоваться имуществом после отчуждения его в пользу дочери.

Вывод судов о том, что на момент отчуждения спорного имущества в пользу своей родной дочери у должника перед кредитором никаких обязательств не существовало, был основан только на том, что на момент его отчуждения окончательного решения суда, вступившего в законную силу, по делу о возмещении ущерба, причиненного пожаром, не было. То обстоятельство, что на момент отчуждения имущества против должника уже было возбуждено судебное разбирательство, о чем ему было известно, суды посчитали недостаточным для того, чтобы квалифицировать сделку как мнимую.

Спор о возмещении ущерба, причиненного пожаром, действительно не был разрешен на момент совершения спорных сделок, однако вина должника была установлена вступившим в законную силу постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, которое было представлены в материалы дела. Само деликтное обязательство между кредитором и должником существовало, однако суды это не учли.

Суды указали на то, что на момент совершения оспариваемых сделок в отношении имущества должника отсутствовали ограничения и запреты, соответственно, он был вправе как собственник им распорядиться по своему усмотрению. Между тем суды не дали никакой оценки тому обстоятельству, что, располагая информацией о возбужденном против него судебном деле на крупную сумму, должник злоупотребил своим правом и произвел отчуждение имущества в пользу дочери, посчитав, что данное обстоятельство также не имеет юридического значения.

Вопрос о конституционности п. 1 ст. 170 ГК РФ был также поставлен перед Конституционным судом РФ со ссылкой на то, что мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна, по моему мнению, не соответствует Конституции РФ, ее ст. 17 (ч.3) и ст. 19 (ч. 1), в истолковании, допускаемом судами общей юрисдикции, которое:

— устанавливает необходимость принятия во внимание при оценке сделок на предмет их мнимости только вступивших в законную силу судебных решений, вынесенных против должника, совершившего такие сделки, и исключает учет иных допустимых и относимых к делу доказательств, подтверждающих факт возникновения между должником и кредитором обязательства, для ухода от исполнения которого должником совершаются такие сделки, в частности, исключает учет самого факта принятия судом искового заявления к должнику, производство по которому возбуждено и ведется;

— рассматривает отсутствие запретов и ограничений на распоряжение должником своим имуществом как безусловное основание для вывода об отсутствии признаков мнимой сделки при отчуждении должником этого имущества в ситуации, когда против него возбуждено и ведется судебное разбирательство по иску кредитора;

— ставит принцип свободы договора выше принципов добросовестного поведения участников гражданского оборота и недопущения злоупотребления правом, нарушает принцип равной правовой защиты прав и законных интересов всех участников гражданского оборота, что создает необоснованные преимущества недобросовестному должнику, позволяет ему уйти от ответственности, вывести свое ликвидное имущество по мнимым сделкам, чтобы уберечь его от взыскания по требованиям кредиторов;

— не принимает во внимание при оценке сделок на предмет их мнимости тот факт, что должник после отчуждения своего имущества продолжает им пользоваться; несет бремя содержания такого имущества как собственник (уплата за свой счет за него коммунальных и иных платежей, страховых премий и др.); не учитывает факт близких родственных отношений между сторонами мнимых сделок.

Однако КС РФ отказался рассматривать жалобу кредитора, указав, что норма, содержащаяся в п. 1 ст. 170 ГК РФ, сама по себе права и интересы кредитора не нарушает (Определение от 24.09.2013 № 1255-О). При повторном рассмотрении иска о возмещении убытков, причиненных пожаром, суд исковые требования удовлетворил, затем должник подал апелляционную жалобу и до момента принятия постановления апелляционным судом умер. Производство по делу было приостановлено для определения круга наследников по делу с целью осуществления процессуального правопреемства, однако, поскольку всем имуществом должник распорядился при жизни, наследовать уже было нечего.

В другом деле иск клиента о возмещении убытков с виновного адвоката суд удовлетворил частично, вернув с него только часть вознаграждения за некачественно оказанные услуги. Суд посчитал, что не заявление адвокатом ходатайства о наложении ареста само по себе не свидетельствовало о том, что причиненный ущерб находился в причинно-следственной связи с его противоправным поведением, поскольку гипотетически суд при рассмотрении такого ходатайства мог отклонить его.

Довод о том, что, исходя из сложившейся судебной практики, как правило, такие ходатайства на стадии принятия иска удовлетворяются, учитывая размер требований и наличие в материалах дела доказательств вины ответчика, суд отклонил, отметив, что он является не больше чем предположением (решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 28.04.2014 по делу № 2-1579/2014). В то же время в судебной практике рассматриваемая обеспечительная мера применяется даже при отсутствии сведений об имуществе, на которое заявитель просит наложить арест. Это связано с тем, что непредставление истцом данных о принадлежащем ответчику имуществе не является препятствием для применения мер по обеспечению иска в виде ареста на имущество, если истец просит применить обеспечительные меры не в отношении конкретного имущества, а в отношении имущества ответчика — в пределах цены иска (Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 12.04.2016 по делу № 33-5300/2016).

Если заявитель в своем ходатайстве обосновал целесообразность применения обеспечительной меры в виде наложения ареста на имущество, указав достаточные данные, подтверждающие вину ответчика в возникновении убытков, то оснований для отказа в ее применении не имеется. Конечно, применение данной меры относится законом на усмотрение суда, однако, отказ в ее применении не может быть произвольным. Оценка всех представленных сторонами доказательств суд производит в основном судебном заседании, однако, для целей применения ареста он должен дать предварительную оценку обоснованности исковых требований. Такая возможность не исключается и в случае, когда предметом судебного исследования является взыскание убытков с юриста, который не заявил указанное ходатайство, что нельзя считать нарушением и переоценкой выводов суда в решении по другому делу, поскольку таких выводов в принципе сделано не было.

Как сформулировать предмет договора (поручение юристу)

Как видно из приведенного примера, негативные последствия в виде ущерба в значительном размере для клиента могут возникнуть по вине адвоката даже в ситуации, когда его обязанность заявить ходатайство о наложении ареста на имущество должника прямо предусмотрена в соглашении о предоставлении юридической помощи. Что же говорить о ситуации, когда такого условии соглашение не предусматривает. В этом случае в свое оправдание адвокату или иному юристу будет достаточно сказать, что он самостоятельно определяет способы защиты интересов клиента, включая определение целесообразности обращения с ходатайством о применении обеспечительных мер. Поэтому для эффективной защиты своих прав и законных интересов клиенту нужно не только закрепить в качестве обязанностей юриста комплекс необходимых действий и установить в нем меры ответственности за их нарушение, но также и самому контролировать ход дела, следить за его судьбой и оперативно реагировать на любое ухудшение ситуации. В такой ситуации юрист не сможет ссылаться на отсутствие у него обязанности выполнить те или иные мероприятия, а равно на необеспечение его клиентом документами и информацией, доверенностью на представление интересов, если только он не представит доказательств в пользу того, что по соответствующим вопросам обращался к клиенту, однако, тот его просьбы игнорировал (решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 27.03.2015 по делу № 2-513/2015).

Поручение юристу в соглашении, таким образом, должно быть сформулировано корректно и максимально конкретно, чтобы на практике не возникало неопределенности.

Кроме того, стороны соглашения должны избегать таких формулировок условия о предмете, как, скажем, «работа по прекращению уголовного дела, возбужденного в отношении клиента, на стадии предварительного следствия». Подобная формулировка содержит указание на достижение конкретного положительного результата для клиента, в то время как данный вопрос находится не в компетенции юриста, а правоохранительных органов (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 06.08.2012 № 33-113982012).

Юрист должен качественно выполнять свою работу, однако гарантировать какой-либо результат не должен.

Кроме того, приведенная формулировка не позволяет однозначно определить, какие конкретно действия в интересах заказчика обязан совершить исполнитель, что свидетельствует о его несогласованности. В таком случае соглашение о предоставлении юридической помощи может быть признано незаключенным, если фактически стороны его не исполняли (ст. 432 ГК РФ). Если же свои обязательства стороны по договору выполнили или хотя бы приступили к исполнению, например, исполнитель оказал часть услуг, выставил счет, который клиент оплатил (постановление АС Поволжского округа от 16.05.2016 № Ф06-7490/2016), неопределенность в их взаимоотношениях устраняется.

Требование о конкретизации предмета соглашения о предоставлении юридической помощи имеет существенное значение не только для признания его заключенным, но и для возмещения судебных расходов. Если юридические услуги не конкретизированы ни в договоре, ни в спецификации, ни в акте об оказанных услугах, ни в каких-либо иных документах, составленных между сторонами, то суд может отказать в удовлетворении ходатайства о взыскании судебных расходов (постановление АС Волго-Вятского округа от 16.01.2015 по делу № А28-770/2002).

Важно!

Незаключенным будет соглашение о предоставлении юридической помощи, если стороны никакого договора в принципе не заключали, а из всех имеющихся у них документов была оформлена только доверенность на представление интересов, которая сама по себе не свидетельствует о согласовании сторонами существенных условий соглашения. Соответственно, все переданные клиентом юристу денежные средства при отсутствии доказательств оказания ему юридических услуг и их принятия считаются неосновательным обогащением и подлежат возврату на основании ст. 1102 ГК РФ (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 25.05.2011 по делу № А43-13935/2010).

Условие договора о согласовании наиболее значимых действий

В соглашении нужно указать, что все свои наиболее значимые действия (подача процессуальных жалоб, заявлений, запросов и др.) юрист предварительно согласовывает с клиентом по любым или конкретным каналам связи. Такое условие направлено на защиту интересов последнего, недопущение злоупотреблений со стороны недобросовестных юристов. Невыполнение ими такой обязанности даст клиенту возможность отказаться от договора и потребовать возмещения убытков (постановление АС Северо-Западного округа от 08.02.2016 по делу № А56-33643/2015), применить меры ответственности, если они были предусмотрены договором.

Подтверждением того, что действия юриста не противоречат позиции клиента по его делу, будет наличие подписанных им документов (иска, жалобы, ходатайства и др.), переписка с юристом, условия соглашения и др. (Апелляционное определение Мурманского областного суда от 11.07.2012 по делу № 33-1749-2012). В любом случае при возникновении спора о качестве предоставленной юридической помощи любые услуги юриста, выполненные для клиента, всегда можно оценить с точки зрения того, насколько они были эффективны и совершены в интересах последнего, поэтому даже в отсутствие прямого одобрения тех или иных действий.

Если интересы клиента в суде будет представлять стажер

Для клиента может быть принципиальным, чтобы услуги ему оказывал именно тот адвокат или юрист, с которым он заключил договор, а не его помощники или стажеры. Этот вопрос следует прямо в соглашении оговорить.

Кроме того, клиенту необходимо учитывать, что выдача им доверенности на помощников или стажеров с полномочиями по судебному представительству будет означать, что фактически он согласился с тем, что услуги ему будут оказываться и этими лицами также (постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.08.2011 по делу № А05-11869/2010).

Суд признал существенным нарушением прав клиента отсутствие его адвоката на судебных заседаниях. Представительство интересов клиента в суде оказывали хотя и лица с юридическим образованием, однако не имеющие статуса адвоката, в то время, как клиент при заключении договора на оказание правовой помощи рассчитывал, что услуги ему будет оказывать именно лицо, имеющее статус адвоката, подтвержденный соответствующей адвокатской палатой, которой определенным образом проверялась квалификация кандидата, что гарантировало предоставление юридических услуг высокого качества. Суд по требованию клиента расторг договор с адвокатом, взыскав с него уплаченное вознаграждение и компенсацию морального вреда (Определение Московского городского суда от 18.08.2011 по делу № 33-22589).

Аналогичным образом и в другом деле тот же суд указал, что если вместо привлеченного адвоката юридические услуги оказываются сторонними лицами, это является нарушением прав клиента, который в значительной степени лишается того, на что мог был рассчитывать при заключении договора с адвокатом. Суд, установив, что сторонние лица будут вести дело вместо привлеченного адвоката и это не было согласовано с клиентом, а доверители, выдавая доверенности таким лицам, полагали, что они являются помощниками адвоката и будут только собирать необходимые документы, удовлетворил требование клиента о взыскании уплаченных денежных средств и процентов на них по ст. 395 ГК РФ (Определение Московского городского суда от 10.02.2011 по делу № 33-1269).

Размер вознаграждения адвоката и другие важные моменты

В соглашении на предоставление юридической помощи стороны также указывают размер вознаграждения исполнителя, срок и порядок его выплаты, способы обеспечения исполнения обязательств и меры ответственности за их нарушение, срок его действия, определяют порядок разрешения споров и подсудность, кроме случая, когда на стороне исполнителя действует коммерсант, а в качестве заказчика выступает потребитель, право которого на альтернативную подсудность гарантировано законом.

В соглашении на предоставление юридической помощи также следует предусмотреть обязанность клиента предоставить юристу документы и информацию, необходимые ему для исполнения поручения, с правом юриста приостановить исполнение своих обязательств до их получения (ст. 328 ГК РФ). Юрист со своей стороны обязан обеспечить конфиденциальность полученных сведений. Такие договорные условия являются стандартными для всех соглашений об оказании юридических услуг, в том числе оказываемых на безвозмездной основе (приказы Минюста России от 21.07.2010 № 174 «Об утверждении форм документов государственного юридического бюро» и Росрегистрации от 19.12.2005 № 178 «Об утверждении актов, необходимых для работы государственных юридических бюро»). В соглашении о предоставлении юридической помощи могут быть также предусмотрены иные положения по усмотрению сторон.

К сведению

В советское время доверитель по условиям заключенного договора о правовом обслуживании предприятий должен был обеспечивать юристов не только документами и информацией, но также специальной литературой, канцелярскими принадлежностями и надлежащим рабочим местом (п. 5 Примерного договора о правовом обслуживании предприятий, учреждений и организаций (кроме колхозов) юридическими консультациями коллегий адвокатов, одобренный постановлением коллегии Минюста СССР от 08.12.1972).