Нарушения условий внешнеторговой сделки: последствия и способы защиты

| статьи | печать

Решив заключить договор купли-продажи с иностранным партнером, российской компании нужно быть готовой к тому, что при нарушении обязательств контрагентом ей предстоит защищать свои права, основываясь на нормах международного частного права. О том, какие существенные отличия от российского права следует иметь в виду и как эффективно их использовать, читайте в нашем репортаже.

Стороны международных договоров купли-продажи вправе выбрать право, применимое к их правоотношениям, проистекающим из такого договора. Однако вопросы, урегулирование которых не привязано к праву какой-либо страны, разрешаются на основании норм международного права. Одним из ключевых документов такого рода является Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (заключена в г. Вене 11 апреля 1980 г., далее — Венская конвенция). Об особенностях ее применения и соотношения с другими международными актами и положениями контракта шла речь в репортаже, опубликованном в «ЭЖ», 2016, № 33, с. 14. Во второй части репортажа затрагиваются вопросы нарушения условий контракта и того, как покупателю и поставщику следует действовать в такой ситуации, чтобы защитить свои права и интересы. Об этом рассказал Дмитрий Афанасьев, эксперт-координатор законопроектной работы Экспертного совета Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи, на семинаре, организованном школой права «Статут».

Существенные нарушения — основания для расторжения контракта

Понятие существенного нарушения для внешнеторговых сделок имеет принципиальное значение, поскольку именно существенные нарушения условий договора дают стороне право расторгнуть его в одностороннем порядке без применения к ней санкций. В международном частном праве расторжение договора — это мера крайняя и потому применяют ее в исключительных случаях, что однако не отменяет сложности процедуры. В свою очередь расторжение контракта дает право пострадавшей стороне также взыскать дополнительные убытки (ст. 74, 75 Венской конвенции).

В российском гражданском праве понятие существенного нарушения тоже есть (к слову, оно было заимствовано из Венской конвенции), однако ГК РФ определяет случаи существенных нарушений применительно к каждому виду договора отдельно. Венская конвенция же содержит лишь специальную формулировку этого понятия, которая включает критерии предвиденности, другие субъективные моменты и учитывает, какое значение сторона такому нарушению придает. По сравнению, скажем, с английским правом, где понятие существенных нарушений сугубо формальное (нарушил существенное условие — совершил существенное нарушение, и наоборот), Венская конвенция регулирует данный вопрос в большей мере индивидуально.

Поскольку формулировка, используемая в Венской конвенции, довольно не конкретная, лучшим выбором для сторон внешнеторговой сделки будет закрепление в контракте определенных критериев, по которым определяется существенное нарушение именно этого контракта. Можно даже воспользоваться нормами российского законодательства, например положением п. 2 ст. 475 ГК РФ.

Буква закона

«Нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его».

Статья 25 Венской конвенции

Понятие существенного нарушения, которое используется в Венской конвенции, на практике порождает множество вопросов. Например, на какой момент следует предвидеть последствия нарушения? В статье 74 Конвенции, которая устанавливает размер взыскиваемых убытков, тоже используется оговорка о предвиденности последствий, но там она более конкретная — предвидеть нужно на момент заключения договора. А вот рассматриваемая ст. 25, посвященная существенным нарушениям, такой момент не устанавливает. Главное, что пострадавшая сторона утрачивает при таком нарушении цель договора.

Приведем пример. По договору поставки продавец должен поставить покупателю рис определенного качества в новой упаковке (мешках). Еще до отгрузки товара продавец получает от покупателя телеграмму о том, что тот заключил договор перепродажи товара, одно из обязательных условий которого — новые мешки. Продавец же, учитывая предыдущую практику договорных отношений с покупателем, отвечает, что отгрузит товар в мешках б/у, но хорошего качества и потому готов сделать скидку. При исполнении предыдущих договоров в случае использования не новых мешков, покупатель отправлял претензию и получал скидку, потому продавец предложил аналогичные условия. Но покупатель, не дожидаясь поставки товара, расторгает договор, поскольку считает, что со стороны продавца имело место существенное нарушение в смысле ст. 25 Венской конвенции.

Кто прав в такой ситуации? С одной стороны, продавец, ведь он опирается на уже сложившуюся между сторонами практику исполнения подобных договоров. Но с другой — покупатель при поставке риса не в новых мешках, а б/у, лишается того, на что был вправе рассчитывать по условиям контракта, ведь перепродать рис он может только в новых мешках. Арбитраж при рассмотрении данного спора встал на сторону покупателя, поскольку нарушение продавца сделало для него невозможной перепродажу товара, о чем он заранее предупредил контрагента, еще до отгрузки товара.

Продавец, конечно, мог бы ссылаться на то, что нарушение как таковое еще не произошло, потому и оснований для расторжения договора еще нет. Однако этот аргумент не звучал бы достаточно убедительно. В зарубежном праве есть институт предвиденного существенного или несущественного нарушения. В Венской конвенции он также закреплен. Согласно ст. 72 Венской конвенции если до установленной даты исполнения договора стало ясно, что одна из сторон совершит существенное нарушение, то другая сторона может заявить о расторжении договора. В случае поставки риса не в новых мешках очевидно, что продавец совершит нарушение, он ведь сам об этом сообщил покупателю в телеграмме, хотя знал, что упаковка нужна новая. Поэтому покупатель вправе не ждать, пока у него возникнут убытки, а отказаться от исполнения договора сразу. Для российского права эта ситуация непривычная, ведь ГК РФ дает право приостановить исполнение или отказаться от исполнения только при непредставлении встречного исполнения (ст. 328 ГК РФ).

Оценка нарушения продавцом условий договора как существенного будет зависеть и от того значения, которое покупатель придает времени устранения недостатков товара. Например, если поставленный товар имеет какие-то изъяны, но продавец говорит, что он готов их устранить, если ему дадут время. Возникает вопрос: считается ли это существенным нарушением, можно ли расторгнуть контракт? Ответ на этот вопрос положительный, если ранее покупатель каким-либо образом зафиксировал, что сроки поставки для него важны и ждать он не может (допустим, при оперативной перепродаже товара). Стоит отметить, что по общему правилу, закрепленному в Венской конвенции, даже при поставке товара ненадлежащего качества поставка все равно считается осуществленной. Следовательно, покупатель вправе воспользоваться средствами правовой защиты, предусмотренными для поставки некачественного товара, а не для неисполнения продавцом обязательств по поставке. Исключение — только поставка настолько некачественного товара, что он просто не пригоден для использования.

Инструменты для защиты интересов — дополнительный срок и требование гарантий

Венская конвенция не дает покупателю права расторгнуть договор при непоставке товара в срок, поэтому такие случаи и их последствия необходимо детально предусмотреть в контракте. Но очевидно, что предусмотреть абсолютно все нюансы невозможно. На тот случай, когда возможность расторжения контракта при просрочке поставки у покупателя отсутствует, Конвенция дает ему «палочку-выручалочку» — установление дополнительного срока разумной продолжительности для исполнения продавцом своих обязательств (ст. 47). То есть покупатель должен заявить о том, что устанавливает для продавца дополнительный разумный срок, в течение которого еще ждет поставки и не может пользоваться какими-либо средствами правовой защиты против нарушения контракта. Но если продавец нарушит и этот срок, значит, контракт можно расторгнуть. Исключение составляет только ситуация, когда продавец, получивший такой временной бонус, заранее предупреждает, что не уложится в отведенный срок. Тогда расторгнуть контракт можно, не дожидаясь окончания дополнительного срока. Для устранения недостатков в уже поставленном товаре также можно установить дополнительный срок.

Необходимо уделить внимание терминологии, используемой в Венской конвенции, в частности, понятию расторжения договора.

В российском праве существует два понятия: отказ от договора и расторжение договора. Эта терминология не строгая, однако в 90% случаев она подразумевает, что расторжение договора происходит только в суде, а отказ от договора допустим в одностороннем и внесудебном порядке. Но когда о расторжении договора говорится в Венской конвенции, то подразумевается внесудебный порядок, так же как и при отказе. Поэтому не важно, какую именно формулировку вы использовали в контракте.

Помимо расторжения договора при предвиденном нарушении, Венская конвенция также предусматривает приостановление исполнения в такой ситуации (ст. 71). Причем арбитражи чаще всего расширительно толкуют положения Конвенции о предвиденных нарушениях: учитывается практика договорных отношений между этими же сторонами и даже между одной из них с иными контрагентами. Например, если покупатель узнает о том, что продавец поставляет другому покупателю некачественный товар, он может потребовать гарантий качества товара, который должен быть поставлен ему. При предоставлении таких гарантий покупатель обязан будет продолжить исполнение (например, перечислить аванс). Такая возможность закреплена в п. 3 ст. 71 Венской конвенции.

Возможна и обратная ситуация, когда срок оплаты товара еще не наступил (предположим, оплата производится по факту, без аккредитива и аванса), но товар уже в пути, и тут у покупателя начинается процедура банкротства. Венская конвенция (ст. 72) в таком случае дает продавцу право потребовать гарантии оплаты (к серьезным недостаткам может быть отнесен и недостаток кредитоспособности). К сожалению, по российскому праву в аналогичной ситуации продавцу почти невозможно свои права защитить — он должен продолжить поставку, заранее зная, что деньги за товары сразу (а может, и вообще) не получит.

Самое важное в ситуации приостановления исполнения договора — сразу же уведомить другую сторону. Нельзя сидеть и молчать. К слову, самые важные уведомления лучше всего направлять через сервис DHL или телеграммой.

Своевременное уведомление контрагента даст покупателю множество преимуществ

Независимо от того какое именно средство защиты от нарушения выбрал покупатель (расторжение, приостановление исполнения контракта, требование о замене товара, установление дополнительного срока и т.д.), ему необходимо будет уведомить об этом продавца. Особенно важно это при поставке некачественного товара, поскольку пропуск покупателем срока для предъявления претензий лишает его права предъявить эту претензию в будущем (ст. 39). Венская конвенция устанавливает два типа сроков в зависимости от ситуации — максимально короткий срок и разумный срок.

Статья 38 Венской конвенции предусматривает, что осмотр товара покупатель обязан произвести в такой короткий срок, который практически возможен при данных обстоятельствах (максимально короткий срок). А в статье 39 указано, что извещение о характере несоответствия товара покупателю необходимо направить продавцу в разумный срок после того, как такое несоответствие было или должно было быть обнаружено покупателем. В данном случае речь идет об открытом недостатке, который можно выявить при осмотре. О скрытых недостатках заявить можно значительно позже — в пределах двухгодичного срока, если другой срок не установлен по условиям гарантии (ч. 2 ст. 39).

Максимально короткий срок и разумный срок — понятия оценочные, ведь никаких критериев для их расчета Венская конвенция не дает, и в каждом конкретном случае арбитры решают, что является разумным и что — максимально коротким сроком. Судебная практика по этому вопросу довольно разнообразная: какие-то суды полагают, что разумный срок равен одной неделе, другие говорят, что не более двух, третьи полагают, что срок не может превышать месяца. Например, Швейцарский верховный суд ориентируется именно на две недели.

Учитывая такой широкий разброс мнений, лучшее, что можно посоветовать сторонам внешнеторгового контракта, — это прямо закрепить в нем, что они считают разумным и что максимально коротким сроком. В интересах продавца предусмотреть максимально короткие сроки, например день или два дня, для осмотра товара, а может, даже несколько часов. Для покупателя выгодно будет этот срок растянуть, хотя конкретная цифра будет зависеть от условий поставки. Допустим, если речь идет о поставке какого-то сложного оборудования по частям, то покупатель сможет осмотреть его только после завершения всей поставки и монтажа. Поэтому, что такое разумный срок и что такое срок максимально короткий, необходимо решать в каждом конкретном случае. Чаще всего в контрактах встречается срок для направления претензии, равный 14 рабочим дням, но в любом случае такой срок не может превышать месяц.

Затронув тему сроков предъявления претензий по качеству, нельзя обойти и тему собственно претензий. В какой форме ее направлять, что в ней указывать и что вообще считать претензией? Часто в ходе судебных разбирательств продавцы ссылаются на то, что покупатель не направил им претензию по качеству товара (в то время как покупатель, разумеется, считает иначе), поскольку не квалифицируют направленный им документ как претензию. Например, если в ней не указан характер несоответствия товара условиям договора, не указаны его недостатки или указаны, но не все, или они указаны в слишком обобщенной форме.

Самый простой способ — закрепить требования к претензии в контракте. Однако при формулировке данного условия покупателю следует быть внимательным, поскольку продавцы, пользуясь случаем, часто закладывают в договор «мину замедленного действия», предъявляя к претензиям очень высокие требования. Это может быть требование о представлении документов, подтверждающих несоответствие качеству и выданных какой-либо специализированной организацией по типу Торгово-промышленной палаты РФ, которые необходимо направить в течение короткого срока после приемки товара. В конце концов оформить претензию по всем правилам для покупателя становится либо невозможно, либо весьма затруднительно и накладно. То же касается и подтверждения наступления обстоятельств форс-мажора. Обычно подтверждение не требует больших затрат, но если контрагент «продавит» такие условия в контракте, это может дорого стоить той стороне, у которой форс-мажор случится.

Устранение недостатков товара должно быть разумным

Продавец несет ответственность за любое несоответствие товара условиям договора в момент перехода риска случайной гибели (порчи) товара. Следовательно, при наличии такого несоответствия покупатель вправе использовать различные средства защиты своих прав, в том числе требовать от продавца устранить имеющиеся недостатки. Однако для того, чтобы такое требование заявить, необходимо соблюсти несколько условий.

Буква закона

«Если товар не соответствует договору, покупатель может потребовать от продавца устранить это несоответствие путем исправления, за исключением случаев, когда это является неразумным с учетом всех обстоятельств. Требование об устранении несоответствия товара договору должно быть заявлено либо одновременно с извещением, данным в соответствии со статьей 39, либо в разумный срок после него».

Часть 3 ст. 46 Венской конвенции

Во-первых, необходимо соблюсти сроки предъявления претензии, во-вторых, требование об устранении недостатков должно быть разумным. Главный критерий разумности — это расходы продавца, но учитывается и баланс интересов продавца и покупателя в целом, насколько у покупателя сохраняется интерес в этом товаре с учетом имеющихся недостатков.

Например, покупатель приобретает автомобили, которые должны пригнать из-за границы. Автомобили пришли, но на них есть царапины. Предположим, что если эти машины продавать в таком состоянии, с царапинами, то уценка на них составит 5% от цены. А если потребовать от продавца их перекрасить, то есть устранить недостатки, то затраты на это составят 25% от цены (выезд специалистов, закупка краски, ее доставка и др.). При таком соотношении устранение недостатков продавцом экономически не разумно, и он может вместо этого предложить скидку — те же 5% от цены, например.

Может быть и другая ситуация, когда, несмотря на стоимость устранения недостатков, для покупателя это существенный момент. Допустим, если он эти машины перепродает другому покупателю для продажи в автосалонах сразу после их получения от продавца. В таком случае покупателю следует незамедлительно сообщить продавцу о том, что при неустранении недостатков он в значительной степени лишается того, на что вправе был рассчитывать по договору — он не сможет перепродать автомобили с царапинами. Какой срок дать продавцу на устранение недостатков, зависит от характера товара, условий поставки, отношений сторон.

Стоит также отметить, что на практике к качеству предоплаченного товара требования выше. И если, получив аванс, продавец поставляет товар с недостатками, суды часто расценивают это как существенное нарушение.
День
Неделя
Месяц