Преобразование юридического лица: а вы успели проскочить?

| статьи | печать

Уже больше года (с 1 сентября 2014 г.), как вступил в силу объемный пакет поправок в главу 4 «Юридические лица» ГК РФ, которые внес Федеральный закон от 05.05.2014 № 99-ФЗ (далее — Закон № 99-ФЗ). Одной из его новелл стало существенное упрощение порядка реорганизации юридических лиц в форме преобразования. О том, как эти нормы реализуются на практике и какие при этом претерпевают изменения, и пойдет речь в материале.

Ранее переход прав и обязанностей при реорганизации в форме преобразования происходил в соответствии с передаточным актом. При этом процедура преобразования ничем не отличалась от остальных форм реорганизации. В частности, при преобразовании, так же как и в иных формах реорганизации, требовалось уведомлять регистрирующий орган о начале процедуры реорганизации и дважды, с перерывом в месяц, публиковать соответствующие уведомления в «Вестнике государственной регистрации», а у кредиторов возникало право требовать досрочного исполнения обязательства и т.д.

Что изменилось с поправками в ГК РФ

С 1 сентября 2014 г. законодатель отменил необходимость составлять передаточный акт при преобразовании. Эту меру можно считать вполне обоснованной, поскольку при преобразовании права и обязанности юридического лица по отношению к другим лицам не изменяются, за исключением прав и обязанностей в отношении учредителей (участников).

При преобразовании кредиторы преобразуемого общества не несут и не могут нести никаких рисков в связи с преобразованием своего должника, так как новое общество будет иметь ровно те же права и обязанности перед теми же лицами, что и преобразованное. Поэтому при преобразовании отсутствует какая-либо необходимость в дополнительных мерах, направленных на защиту прав кредиторов (ст. 60 ГК РФ).

В связи с этим законодатель включил в ст. 58 ГК РФ п. 5, согласно которому при реорганизации юридического лица в форме преобразования правила ст. 60 ГК РФ, направленные на защиту прав кредиторов, не применяются.

В статье 60 ГК РФ, в частности, закреплены следующие положения:

  • обязанность реорганизуемого лица уведомлять регистрирующий орган о начале процедуры реорганизации в течение трех рабочих дней после принятия решения о реорганизации;

  • внесение в ЕГРЮЛ записи о начале процедуры реорганизации;

  • обязанность реорганизуемого лица дважды, с периодичностью раз в месяц, опубликовывать в «Вестнике государственной регистрации» уведомление о реорганизации;

  • право кредиторов реорганизуемого лица требовать досрочного исполнения обязательств, а при невозможности досрочного исполнения — прекращения обязательств и возмещения убытков.

Исключение реорганизации в форме преобразования из сферы применения ст. 60 ГК РФ означает, что закрепленные в ней права и обязанности не применяются к преобразованию. Следовательно, в данном случае отсутствует необходимость вносить в ЕГРЮЛ запись о начале реорганизации и публиковаться в «Вестнике государственной регистрации», а кредиторы общества не вправе требовать досрочного исполнения его обязательств в связи с преобразованием.

В результате срок преобразования компаний с традиционных для других форм реорганизации трех-четырех месяцев, по сути, сократился до одной недели, поскольку вся процедура была сведена к подаче в регистрирующий орган заявления по форме Р12001 (заявление о государственной регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации) вместе с необходимым комплектом документов.

Юридическое сообщество поначалу весьма настороженно отнеслось к таким изменениям, в том числе в связи с тем, что в специальные законы (федеральные законы от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», а также от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей») соответствующие изменения внесены не были.

В них требование о необходимости составлять передаточный акт при преобразовании по-прежнему сохранялось (п. 4 ст. 56 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ, п. 4 ст. 20 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ). И если указанная коллизия норм ГК РФ и специального законодательства должна решаться в пользу норм ГК РФ в силу прямого указания п. 4 ст. 3 Закона № 99-ФЗ, то что делать в случае противоречия друг другу норм ГК РФ, осталось неясным. Так, непонятным образом повис в воздухе новый абз. 3 п. 4 ст. 57 ГК РФ, согласно которому государственная регистрация юридического лица, создаваемого в результате реорганизации, допускается не ранее истечения соответствующего срока для обжалования решения о реорганизации. Здесь речь идет об установленном в п. 1 ст. 60.1 ГК РФ трехмесячном сроке на оспаривание решения о реорганизации. Этот срок начинает исчисляться с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о начале процедуры реорганизации, тогда как необходимость внесения такой записи регулируется как раз п. 1 ст. 60 ГК РФ.

Противоречие есть в нормах самого ГК РФ, причем обе нормы (п. 5 ст. 58 и абз. 3 п. 4 ст. 57 ГК РФ) были внесены одновременно Законом № 99-ФЗ. Указанные нормы предполагают возможность различного толкования. С одной стороны, можно исходить из соотношения указанных норм как общей и специальной. При этом норма п. 5 ст. 58 ГК РФ должна толковаться как специальная по отношению к абз. 3 п. 4 ст. 57 ГК РФ, поскольку она касается особенностей процедуры преобразования, а не всего института реорганизации.

С другой стороны, п. 5 ст. 58 ГК РФ ограничивает применение к процедуре преобразования лишь ст. 60 ГК РФ и ничего не говорит об отсутствии необходимости соблюдать трехмесячный срок, установленный в ст. 60.1 ГК РФ. Следовательно, согласно этой позиции ст. 58 ГК РФ не исключает применения к процедуре преобразования требований абз. 3 п. 4 ст. 57 и п. 1 ст. 60.1 ГК РФ.

Более того, в отличие от ст. 60 ГК РФ, которая направлена на защиту прав кредиторов реорганизуемого лица, п. 1 ст. 60.1 ГК РФ в первую очередь направлен на защиту прав иных лиц — участников реорганизуемого лица. А значит, непонятно, как при преобразовании определять трехмесячный срок на обжалование, если он начинает исчисляться с даты внесения в ЕГРЮЛ записи о начале процедуры реорганизации, а требование об уведомлении о начале процедуры реорганизации установлено в п. 1 ст. 60 ГК РФ, применение которого к процедуре преобразования прямо исключено п. 5 ст. 58 ГК РФ.

Упрощенное преобразование

В декабре 2014 г. ФНС России выпустила письмо, в котором однозначно высказалась в пользу первой позиции: учитывая п. 5 ст. 58 ГК РФ, требование о подаче уведомления о начале процедуры реорганизации (по форме Р12003) к преобразованию юридического лица не применяется (письмо ФНС России от 03.12.2014 № СА‑4-14/24959@).

С этого момента начался благополучный период быстрого преобразования многочисленных ЗАО и непубличных АО, которым в результате изменений ГК РФ в 2014 г. стало невыгодно существовать в данной организационно-правовой форме, в более удобные ООО.

Конечно, были свои нюансы, как, например, оформление передаточного акта (который ГК РФ применительно к преобразованию вообще не упоминает) и его передача на регистрацию в комплекте документов «на всякий случай», что, с учетом непредсказуемости действий регистрирующих органов в новых условиях, было вполне оправданно. Однако в целом преобразование происходило по максимально упрощенному варианту: в регистрирующий орган подавалось надлежащим образом удостоверенное заявление по форме Р12001 вместе с необходимым комплектом документов, и через пять дней регистрировалось уже новое (преобразованное) юридическое лицо.

Разъяснения ВС РФ

Спустя полгода — в июне 2015 г. — Пленум ВС РФ «в целях обеспечения единства практики применения судами раздела I части первой ГК РФ» дал свои развернутые разъяснения по новым положениям ГК РФ, в которых затронул в том числе процедуру реорганизации в форме преобразования.

Цитата

Пункт 27 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»:

Согласно абзацу второму пункта 5 статьи 58 ГК РФ к отношениям, возникающим при реорганизации юридического лица в форме преобразования, не применяются положения статьи 60 ГК РФ. Исключением из этого правила является положение пункта 1 статьи 60 ГК РФ об обязанности юридического лица в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о реорганизации уведомить уполномоченный государственный орган о начале реорганизации, в том числе в форме преобразования.

По сути, этот пункт представляет собой дополнение п. 5 ст. 58 ГК РФ, но никак не его разъяснение или толкование. ВС РФ отчасти вышел за пределы своей компетенции, фактически занявшись нормотворчеством, поскольку п. 5 ст. 58 ГК РФ однозначно исключил возможность применения к преобразованию положений ст. 60 ГК РФ в целом без всяких исключений.

ФНС России незамедлительно отреагировала, изменив свою позицию по данному вопросу, «исходя из правовой позиции, изложенной в п. 27 постановления Пленума ВС РФ», указав, что при преобразовании необходимо уведомлять регистрирующий орган о начале процедуры реорганизации с приложением решения о реорганизации, на основании чего в ЕГРЮЛ вносится запись о начале процедуры реорганизации (письмо ФНС России от 29.07.2015 № ЕД‑3-14/2874@). А сама государственная регистрация юридического лица, создаваемого в результате преобразования, возможна только по истечении трех месяцев со дня внесения в ЕГРЮЛ вышеуказанной записи (письмо ФНС России от 28.09.2015 № 14-1-03/0063@).

На этом период ускоренного преобразования можно считать оконченным, поскольку в результате разъяснений ВС РФ регистрирующие органы стали отказывать в регистрации преобразования в упрощенном порядке. Стоит подчеркнуть, что все это происходило не одномоментно — в разных регионах скорость реакции на постановление ВС РФ была разной. В частности, МИФНС № 46 только в середине сентября перестала практиковать упрощенное преобразование.

Что получилось в итоге

Несмотря на то что ВС РФ попытался решить созданную законодателем проблему, данное им разъяснение, по сути, открыло «ящик Пандоры», ведь в п. 1 ст. 60 ГК РФ, помимо уведомления о начале процедуры реорганизации, закреплены и иные дополнительные требования, в том числе обязанность опубликования в «Вестнике государственной регистрации» сведений о реорганизации, а также информирования кредиторов о реорганизации.

Хотя в указанных выше письмах ФНС России ничего не говорится об обязанности публикации сведений в СМИ, нельзя исключить, что впоследствии позиция регистрирующих органов по этому поводу также может измениться. В связи с этим ВС РФ следовало бы уточнить свою позицию, скорректировав в п. 27 постановления от 23.06.2015 № 25 ссылку: не на «п. 1 ст. 60 ГК РФ», а только на абз. 1 п. 1 ст. 60 ГК РФ, который устанавливает обязанность по уведомлению о начале процедуры реорганизации и который, как очевидно следует из позиции ВС РФ, имелся в виду в данном случае.

Таким образом, с учетом позиции Пленума ВС РФ и последующих писем ФНС России в настоящий момент процедура преобразования в общих чертах выглядит следующим образом:

  • на общем собрании принимается решение о реорганизации;

  • в течение трех рабочих дней в регистрирующий орган подается заявление по форме Р12003 о начале процедуры реорганизации с приложением необходимых документов;

  • регистрирующий орган вносит в ЕГРЮЛ соответствующую запись о преобразовании;

  • по истечении трехмесяного срока ожидания в регистрирующий орган подается заявление по форме Р12001 о регистрации создаваемого общества с приложением необходимых документов.

Это означает, что процедура преобразования фактически вернулась к прежним срокам — три-четыре месяца. Однако сохранились следующие процедурные послабления: не нужно дважды, с перерывом в месяц публиковаться в «Вестнике государственной регистрации», а у кредиторов не возникает права требовать досрочного исполнения обязательства в связи с реорганизацией.

Подводя черту под перипетиями с указанными изменениями в ГК РФ, можно отметить следующее. Сама идея упростить преобразование была однозначно правильной: поскольку статус прав и обязанностей лица при преобразовании не изменяется и процедура носит лишь технический характер, то она не должна быть сложной и длительной. Однако в данном случае законодатель скорее усугубил ситуацию, создав правовую коллизию. И если правоприменительная практика кое-как сформировалась, пусть на это потребовался целый год, сама коллизия так и не была устранена.

Положения абз. 1 п. 1 ст. 60 ГК РФ, устанавливающие обязанность уведомлять регистрирующий орган о начале процедуры реорганизации и необходимость внесения такой записи в ЕГРЮЛ, обладают более универсальным характером, так как связаны не только с гарантиями прав кредиторов, которым посвящена ст. 60 ГК РФ, но и направлены на защиту прав иных лиц, в том числе участников реорганизуемого общества, которые вправе обратиться в суд с требованием о признании недействительным решения о реорганизации общества в течение трех месяцев с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о начале процедуры реорганизации, как это предусмотрено в п. 1 ст. 60.1 ГК РФ.

В связи с этим целесообразным было бы перенести положения абз. 1 п. 1 ст. 60 ГК РФ в более общую ст. 57 ГК РФ, подтвердив тем самым их более универсальный характер и устранив противоречия в применении этих положений к реорганизации в форме преобразования. В этом случае задачи по дифференциации различных форм реорганизации, которые стояли перед законодателем, были бы реализованы в полной мере и у правоприменителей не возникало бы проблем с толкованием и разъяснением указанных норм ГК РФ.

День
Неделя
Месяц