1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1304

Третейское разбирательство: проблемы и перспективы

Наряду с системой государственных арбитражных судов в России развивается относительно новая система разрешения гражданско-правовых споров — третейские суды. Их деятельность регулируется по большей части Федеральным законом от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее — Закон о третейских судах), который с момента принятия претерпел лишь незначительные изменения несмотря на множество претензий со стороны бизнес-сообщества. Отчасти пробелы, оставшиеся в законе, были заполнены судебной практикой. Однако претензии к законодателю остались. Сейчас на рассмотрении в Государственной думе ФС РФ находится законопроект № 788111-6 «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Сможет ли он исправить сложившуюся ситуацию? Попробуем разобраться.

Недовольство, растущее в деловой среде, заметили на самом высоком уровне: 12 декабря 2012 г. президент России Владимир Путин в своем послании Федеральному Собранию заявил о необходимости реформирования системы третейских судов, повышения ее авторитета. Правительство отреагировало незамедлительно, и уже 31 декабря 2013 г. первый законопроект был выложен на общественное обсуждение в интернете.

Однако история с принятием нового закона затянулась: Министерству юстиции неоднократно приходилось переделывать документ, учитывая поправки Государственно-правового управления Администрации Президента РФ, Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), Торгово-промышленной Палаты РФ (ТПП РФ), а также других участников обсуждения.

Наконец, в апреле 2015 г. комиссия Правительства РФ по законопроектной деятельности одобрила проект и направила его на рассмотрение Государственной думы ФС РФ. На момент написания статьи документ прошел первое чтение, и, как мы считаем, это удачное время для дискуссии о настоящем и возможном юридическом будущем третейского разбирательства.

Современная ситуация

На данный момент закон позволяет образовывать постоянно действующие третейские суды и третейские суды для разрешения конкретного спора (ad hoc). Инициатором создания может выступать торговая палата, организатор торговли, общественное объединение предпринимателей и потребителей, иная организация, а также объединение таких организаций (союз, ассоциация).

По данным журнала «Третейский суд», подавляющее большинство третейских судов создано юридическими лицами (http://arbitrage.spb.ru/sud/tablicaTS.html). Если же касаться географической составляющей, первые три места по количеству органов альтернативного разрешения споров на субъект занимают Москва (66), Краснодарский край (40) и Санкт-Петербург (33). Закон не предъявляет требований к названию создаваемого третейского суда, поэтому сейчас можно найти, к примеру, Высший арбитражный третейский суд, Федеральный третейский суд или Третейский экономический арбитраж.

Спор может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда на основании третейского соглашения, в том числе в ходе рассмотрения дела судом общей юрисдикции или арбитражным судом. Третейские суды уполномочены разрешать любые споры, вытекающие из гражданских правоотношений, за исключением случаев, прямо предусмотренных федеральными законами.

Например, третейский суд не может разбирать дело о банкротстве. Также запрещено урегулировать спор в третейском суде при наличии медиативной оговорки.

Одним из основных преимуществ передачи в третейский суд возникшего спора является его более быстрое рассмотрение. Третейские суды не связаны жесткими процессуальными требованиями. Кроме того, большинство правил разбирательства, вплоть до срока направления сторонам решения после оглашения его резолютивной части, могут определяться непосредственно сторонами третейского соглашения. Также стороны могут ускорить процесс, выбрав, к примеру, устную форму разбирательство или исследование письменных доказательств единоличным третейским судьей.

Третейский сбор в целом по стране сопоставим с государственной пошлиной за рассмотрение дела арбитражным судом.

Выбор третейских судей — еще одно преимущество третейских судов. Стороны могут выбрать единоличное или коллегиальное разрешение спора. В таком случае постоянно действующий третейский суд назначит судей в соответствии со своим регламентом, а для третейского суда ad hoc стороны сами пригласят арбитров. Как и в случае с судьями государственным арбитражным судов, существует гарантия беспристрастности, а также механизм ее защиты — отводы судей.

Также значительным преимуществом третейского разбирательства является полная конфиденциальность. В случае с арбитражными судами простой запрос на соответствующем ресурсе (kad.arbitr.ru) покажет, ведет ли та или иная компания судебные тяжбы, а если ведет, то с кем и по какому поводу.

Решение третейского суда является окончательным и обязательным для лиц, участвующих в деле. Решение третейского суда может быть отменено арбитражным судом субъекта РФ при подаче соответствующего заявления. При отказе одной стороны исполнить решение добровольно, другая сторона вправе обратиться также в арбитражный суд соответствующего субъекта РФ за выдачей исполнительного листа. На подачу такого заявления дается три года со дня окончания срока для добровольного исполнения третейского суда.

Проблемы

Несмотря на перечисленные достоинства, третейские суды не лишены недостатков. Наибольшее число дискуссий вызывают следующие проблемы: вопрос о беспристратности (проблема «карманных судов»); проблема разграничения компетенции; проблема ответственности за незаконные решения. Разберем их по порядку.

Проблема беспристрастности третейских судов

Это, пожалуй, самая злободневная проблема. В теории права выделяют объективную и субъективную беспристраность. И если субъективная беспристраность — это система факторов, характеризующая конкретного третейского судью как объективного и незаинтересованного в исходе дела, объективная беспристрастность не относится напрямую к судье, а содержит лишь объективные, не зависящие от судьи факторы — например, невозможность учредителя влиять на его решения.

Вопрос интересен хотя бы потому, что у высших судов России сложились диаметрально противоположные точки зрения: Верховный суд РФ, как и ныне упраздненный Высший арбитражный суд РФ, указывает на превалирующее положение объективной беспристраности и настаивают на том, что постоянно действующий третейский суд, функционирующий при той или иной компании, не может быть объективен при рассмотрении спора, одной стороной которого является компания — учредитель суда (постановление Президиума ВАС РФ от 16.07.2013 № 1567/13 по делу №А56-48511/2012, Определение ВС РФ от 07.10.2014 по делу №308-ЭС14-177, А63-1982/2013).

Также ВАС РФ отдельно указывал на то, что при нарушении правила объективной беспристрастности субъективная беспристрастность «не имеет правового значения».

Конституционный суд РФ, в свою очередь, апеллирует к формальной логике, замечая, что учредители не вмешиваются в деятельность суда и тем более в принятие решений, а лишь обеспечивают ее. Следовательно, нужно доказать субъективную беспристрастность — прямую или косвенную заинтересованность в исходе дела самого судьи.

Также судьи КС РФ отмечают, что само наличие у сторон спора выбора — обратиться за его разрешением в третейский или государственный суд — повод больше доверять третейским судам.

Вместе с тем в постановлении Конституционного суда РФ (от 18.11.2014 № 30-П) делается акцент на том, что беспристрастность — это прежде всего отсутствие трудовых, гражданско-правовых и иных отношений между судьей и учредителем (участником спора). Примечательно, что ВАС РФ и КС РФ создавали данные акты в контексте дел с участием серьезных компаний: в случае с ВАС РФ — это «Газпром», КС РФ разбирался с конституционностью норм по заявлению Сбербанка.

Проблема разграничения компетенции

Не первый год в юридическом сообществе не утихают дискуссии: какие споры, которые de jure подведомственны третейским судам, не должны ими разбираться.

Сомнения вызывают прежде всего споры о правах на недвижимое имущество (хотя в 2011 г. КС РФ по запросу ВАС РФ признал, что третейский суд вправе разбирать такие споры) и споры из государственных контрактов (которые были признаны не подведомственными третейским судам решением ВАС РФ в 2014 г.).

Законодателем, тем не менее, создан довольно эффективный механизм решения вопроса компетентности третейского суда в каждом отдельном случае: во-первых, согласно Закону о третейских судах третейский суд самостоятельно решает вопрос о наличии или об отсутствии у него компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор. Таким образом, в отдельных случаях третейский суд может отказать в принятии спора к рассмотрению, к примеру, в случае недействительности третейского соглашения. Также согласно АПК РФ у сторон есть возможность обратиться в арбитражный суд с заявлением по вопросу компетенции третейского суда.

Особняком стоит вопрос с корпоративными спорами. Согласно Федеральному закону от 19.07.2009 № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» корпоративные споры отнесены к специальной подведомственности государственных арбитражных судов. Однако юридическое сообщество отметило противоречивость данной нормы: она была введена для того, чтобы эффективнее решать споры, связанные с различными формами рэкета, и потому настолько пространная и неопределенная. Однако уже нет столь большой необходимости в гибкой норме о «корпоративных спорах», поэтому пора вывести четкую юридическую дефиницию.

Ответственность и репутация

Рассматривая вопрос ответственности третейских судей, мы прежде всего должны отметить, что даже в случае вынесения решения, которое «нарушает основополагающие принципы российского права», пострадает лишь репутация третейского судьи и суда. По заявлению заинтересованной стороны компетентный суд отменит решение третейского суда, и на этом последствия закончатся.

Пути решения проблем

На момент подготовки статьи на рассмотрении Комитета Государственной думы ФС РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству находится законопроект № 788111-6 «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации», внесенный Правительством РФ и прошедший первое чтение. Разберем основные изменения, предлагаемые данным законопроектом.

Прежде всего, бросается в глаза смена названий — третейские суды отныне будут именоваться «арбитражными учреждениями». Исходя из текста законопроекта, можно заключить, что это ребрендинг по типу переименования милиции в полицию. Учреждения с новым названиям будут освобождены от ярлыков своих предшественников.

Примечательно, что ужесточаются правила по созданию арбитражных учреждений. Первое требование: такие учреждения можно создавать только при некоммерческих организациях и в форме некоммерческих организаций (при вмешательстве ТПП РФ и РСПП из изначального текста убрали положение об обязательном создании таких учреждений в форме юридических лиц). Функции новых третейских судов ограничивают «администрированием арбитража», который, в свою очередь, делят на арбитраж внутренних споров и международный коммерческий арбитраж.

Также в случае принятия законопроекта для создания постоянно действующего арбитражного учреждения необходимо будет получить разрешение Правительства РФ (предполагается создание Межведомственного экспертного совета при Минюсте России, который наполовину будет состоять из представителей бизнес-сообщества).

Законопроект делает исключения из общего правила регистрации для МКАС и МАК при ТПП РФ, а также для авторитетных международных третейских судов.

В отношении компетенции арбитражных учреждений, по замыслу создателей проекта, продолжит действовать правило «разрешено все, что не запрещено». Законопроекты спорные вопросы обошли стороной — арбитраж все так же сам решает вопрос о своей компетенции. Единственное интересное новшество — возможность закрепить арбитражное соглашение о внутренних корпоративных спорах в уставе юридического лица.

Законопроект предусматривает налоговые льготы для арбитражных учреждений: они освобождаются от уплаты НДС, а третейский сбор и гонорар арбитра не облагаются налогом на прибыль. Прямо закрепляется, что арбитражи не занимаются предпринимательской деятельностью.

Вопрос ответственности освещен хоть и лучше, но, на наш взгляд, недостаточно: постоянно действующее арбитражное учреждение должно в некоторых случаях возмещать убытки и, если такое правило предусмотрено в его правилах, удерживать часть гонорара арбитра, который пренебрегает своими обязанностями.

Много споров вызвала норма о повышении прозрачности третейского разбирательства — предлагается распространять информацию о принятом к рассмотрению иске на корпоративном сайте арбитражного учреждения. В настоящее время многие компании идут в третейский суд в том числе потому, что в этом случае им гарантирована полная конфиденциальность: невозможно узнать даже о самом факте подачи иска. В случае же принятия законопроекта предлагается распространять такую информацию, что, безусловно, уберет одно из преимуществ третейского разбирательства.

Таким образом, можно заключить, что при наличии довольно острых проблем в институте третейского разбирательства, законодатель не спешит качественно реформировать данную сферу, ограничиваясь полумерами. Следовательно, решать возникающие проблемы придется прежде всего правоприменителям и судебным инстанциям. Данная тенденция справедливо вызывает сомнения и опасения в деловой сфере. Тем более что от бизнес-сообщества к написанию нового законопроекта привлекли лишь ТПП РФ и РСПП.