1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 34568

КС РФ: срок ареста имущества в уголовном деле должен иметь предел

Наложение ареста на имущество на досудебных стадиях уголовного преследования порой приводит к возникновению судебных ошибок. Результатом таких ошибок может стать ущемление прав и законных интересов не только подозреваемых или обвиняемых, но и других лиц, не вовлеченных в сам процесс, поскольку закон в некоторых случаях предусматривает возможность наложения ареста и на имущество таких лиц. Отсутствие механизма защиты прав собственников или законных владельцев констатировал Конституционный суд РФ.

Конституционным судом РФ 21.10.2014 было принято постановление № 25-П «По делу о проверке конституционности положений ч. 3 и 9 ст. 115 УПК РФ в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью „Аврора малоэтажное строительство“ и граждан В.А. Шевченко и М.П. Эйдлена» (далее — постановление № 25-П), которым данные нормы признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой ими в системе действующего правового регулирования не преду­сматривается надлежащий правовой механизм, применение которого — при сохранении баланса между публично-правовыми и частноправовыми интересами — позволяло бы эффективно защищать в судебном порядке права и законные интересы лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или гражданскими ответчиками по уголовному делу, право собственности которых ограничено чрезмерно длительным наложением ареста на принадлежащее им имущество, предположительно, полученное в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого (см. «ЭЖ», 2015, № 02, с. 18).

КС РФ указал, что законодателю надлежит, исходя из требований Конституции РФ и с учетом правовых позиций, выраженных в постановлении № 25-П, внести в действующее законодательство изменения, направленные на ограничение срока применения наложения ареста на имущество, разумность и необходимость которого должны определяться судом в процедурах, обеспечивающих предоставление собственникам арестованного имущества процессуальных прав, необходимых для защиты их права собственности от необос­нованного или чрезмерно длительного ограничения.

Это уже второе обращение КС РФ к проблемным вопросам, возникающим в практике применения наложения ареста на имущество. Трудно переоценить значение выраженных судом правовых позиций для правоприменительной практики по наложению ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми и гражданскими ответчиками по уголовному делу.

Основания наложения ареста

Арест на имущество в качестве меры процессуального принуждения может быть наложен не по каждому уголовному делу.

Законодателем определены основания, при наличии которых эта мера может быть применена: возможная конфискация имущества, обеспечение исполнения приговора в части гражданского иска и других имущественных взысканий.

Первое основание для наложения ареста на имущество — конфискация имущества, под которой понимается принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора имущества. Под имуществом, которое может быть конфисковано, понимаются деньги, ценности и иные вещи, полученные в результате совершения преступлений (их перечень определен в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ), и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу.

Следует отметить, что перечень преступлений, по которым может быть применена конфис­кация имущества, полученного в результате их совершения, является исчерпывающим. Возможность конфискации имущества, полученного в результате преступления, не предусмотрена для преступлений против собственности для большей час­ти преступлений в сфере экономической деятельности, в том числе для налоговых составов (ст. 198—199.2 УК РФ).

Второе основание для наложения ареста на имущество — наличие гражданского иска.

Гражданский иск о возмещении имущественного вреда и о компенсации морального вреда в уголовном процессе может быть заявлен физичес­ким или юридическим лицом при условии, что такой вред причинен ему непосредственно преступлением. Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя, дознавателя. Гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции (ст. 44 УПК РФ).

Третье основание — наличие иных имущественных взыс­каний, под которыми судебная практика подразумевает имущественные взыскания в виде процессуальных издержек или возможность применения штрафа в качестве меры уголовного наказания.

Наконец, деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, могут быть признаны вещественными доказательствами по уголовному делу (п. 2.1 ч. 1 ст. 81 УПК РФ).

Согласно п. 3.1 ч. 2 ст. 82 УПК РФ вещественные доказательства в виде денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступления, и доходов от этого имущества, обнаруженных в ходе следственных действий, подлежат аресту в порядке, установленном ст. 115 УПК РФ, для обеспечения их сохранности.

Процедура наложения ареста на имущество

В соответствии с п. 9 ч. 2 ст. 29 УПК РФ только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решение о наложении ареста на имущество.

Для наложения ареста следователь с согласия руководителя следственного органа, а дознаватель — с согласия прокурора выносит постановление о возбуждении перед судом ходатайства о наложении ареста на имущество. К нему прикладываются до­кумен­ты, подтверждающие его обоснованность.

Ходатайство о наложении арес­та на имущество подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия не позднее 24 часов с момента его поступления (ч. 2 ст. 165 УПК РФ). Исключение составляют случаи наложения арес­та на ценные бумаги либо их сертификаты, решение по которым должно приниматься судом по месту нахождения имущества либо по месту учета прав владельца ценных бумаг с соблюдением требований ст. 115 УПК РФ (ч. 1 ст. 116 УПК РФ).

В судебном заседании при рассмотрении ходатайства вправе участвовать прокурор, следователь и дознаватель (ч. 3 ст. 165 УПК РФ). Участие иных заинтересованных лиц, в том числе и тех, на имущество которых накладывается арест, законом не предусмотрено.

По результатам рассмотрения ходатайства судья выносит постановление о разрешении наложения ареста на имущество или об отказе в его удовлетворении с указанием мотивов отказа. При этом суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение.

Наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость (ч. 9 ст. 115 УПК РФ).

Рассмотрение судами вопроса о наложении ареста на имущество

Анализ судебной практики по применению такой меры, как наложение ареста на имущество в рамках уголовно-процессуальных процедур, выявляет проблемы как в их правовом регулировании, так и в правоприменении при решении конкретных вопросов.

Не секрет, что суды первой инстанции в большинстве случаев удовлетворяют ходатайства о наложении ареста на имущество, принадлежащее подозреваемому или обвиняемому, а также находящееся у других лиц (физических и юридических), не вовлеченных в уголовный процесс.

Обусловлено это тем, что суды при рассмотрении ходатайств, будучи поставленными в жесткие временные рамки (24 часа), руководствуются исключительно формальными признаками заявленного ходатайства (имеется ли возбужденное уголовное дело, надлежащим ли лицом (следователем, дознавателем) оно заявлено и т.п.). В случае если приложенные к ходатайству процессуальные документы подтверждают полномочия следователя, то положительное решение суда фактически предопределено. При этом суды, ссылаясь на ст. 38 УПК РФ, согласно которой следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, в том числе самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, а также на то, что на стадии досудебного производства по уголовному делу, по которому предварительное расследование не завершено, суд, исходя из положений уголовно-процессуального законодательства, не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела, в частности, делать выводы об обстоятельствах дела и об оценке доказательств, фактически уклоняются от анализа и оценки представленных следователем оснований наложения ареста на имущество, что приводит к незаконному и необоснованному ограничению прав собственников этого имущества.

На данном этапе нарушенные права собственников имущества (подозреваемых, обвиняемых, других лиц), лишенных дейст­вующим законодательством права на участие в рассмотрении ходатайства судом, могут быть восстановлены в рамках апелляционного обжалования принятого судом решения.

Одним из принципов уголовно-процессуального производства является право на обжалование процессуальных действий и решений суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя (ч. 1 ст. 19 УПК РФ). Действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, начальника подразделения дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном УПК РФ порядке не только участниками уголовного судопроизводства, но и иными лицами, права и интересы которых ущемлены произведенными процессуальными действиями и принятыми процессуальными решениями (ст. 123 УПК РФ).

Постановление судьи районного суда о разрешении наложения ареста на имущество может быть обжаловано любым заинтересованным лицом, права которого ущемлены, в апелляционном порядке (ст. 389.1 УПК РФ). Оно имеет право ознакомиться с материалом по наложению ареста на имущество, получить копию постановления судьи, для чего должно быть заявлено ходатайство с приложением до­кумен­тов, подтверждающих право собственности на арестованное имущество (выписка из ЕГРП, копии свидетельства о праве собственности и т.п.).

Поскольку, как показывает практика, лицам, на имущество которых наложен арест, о принятом судом решении становится известно за пределами установленного срока апелляционного обжалования (десять суток), вместе с апелляционной жалобой должно быть представлено ходатайство о восстановлении срока на обжалование. Непредставление такого ходатайства влечет оставление апелляционной жалобы без рассмотрения (ч. 3 ст. 389.4 УПК РФ). Срок на апелляционное обжалование для лиц, не участвовавших в судебных процедурах по рассмотрению ходатайства следователя, должен исчисляться с момента, когда им стало известно о нарушении их прав, то есть с момента ознакомления с материа­лом по рассмотрению судом ходатайства следователя и получения копии постановления судьи, из которого лицу стало достоверно известно о принятом судом решении.

Практика апелляционного обжалования неоднозначна. Из имеющихся в свободном доступе судебных актов следует, что даже при одних и тех же ввод­ных судами апелляционной инстанции могут приниматься диаметрально противоположные решения. Однако положительная практика отмены постановлений судов первой инстанции о разрешении наложения ареста на имущество подтверждает тот факт, что обжалование в апелляционном порядке может быть эффективным.

Правовые позиции КС РФ

Вопросы правового регулирования наложения ареста на имущество в уголовном процессе и правоприменительной практике уже были предметом исследования Конституционным судом РФ. Так, в постановлении от 31.01.2011 № 1-П «По делу о проверке конституционности положений ч. 1, 3 и 9 ст. 115, п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ и абз. 9 п. 1 ст. 126 Федерального закона „О несостоя­тельности (банкротстве)“ в связи с жалобами закрытого акционерного общества „Недвижимость-М“, общества с ограниченной ответственностью „Соломатинское хлебоприемное предприятие“ и гражданки Л.И. Костаревой» (далее — постановление № 1-П) суд указал, что наложение ареста на имущество в рамках предварительного расследования по уголовному делу — мера процессуального принуждения, предусмот­ренная ст. 115 УПК РФ, которая может применяться как в публично-правовых целях, так и в целях защиты субъективных гражданских прав лиц, потерпевших от преступления (п. 2.2).

При этом КС РФ высказал важную правовую позицию, в соответствии с которой ограничения права собственности, равно как и свободы предпринимательской и иной экономической деятельности

, могут вводиться федеральным законом, только если они необходимы для защиты других конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, отвечают требованиям справедливости, разумности и соразмерности, носят общий и абстрактный характер, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо данных конституционных прав. Ограничения такого рода могут быть обусловлены, в частности, предоставлением суду полномочия разрешать в порядке уголовного судопроизводства по ходатайству следователя или дознавателя вопрос о наложении на период предварительного расследования и судебного разбирательства ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации. Применение данной меры, имеющей принудительный характер и вторгающейся помимо воли собственника в его правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом, должно осуществ­ляться как того требуют конституционные гарантии охраны частной собственности, а также судебной защиты, при эффективном, а не формальном контроле суда.

Постановление № 1-П содержит важные для правового регулирования и правоприменительной практики выводы.

В частности, суд, раскрывая конституционно-правовой смысл положения ч. 1 ст. 115 УПК РФ, указал, что арест может быть наложен на имущество лишь того лица, которое по закону несет за действия подозреваемого или обвиняемого материальную ответственность, вытекающую из причинения вреда.

Также суд признал ч. 9 ст. 115 УПК РФ во взаимосвязи с ч. 3 той же статьи и п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой они не предусматривают эффективных средств защиты законных интересов собственника имущества, на которое наложен арест для обес­печения исполнения приговора в части гражданского иска, в случаях приостановления предварительного следствия по уголовному делу в связи с тем, что подозреваемый, обвиняемый скрылся от следствия.

Этим же постановлением № 1-П КС РФ обязал федерального законодателя внести в УПК РФ необходимые изменения, с тем чтобы обеспечить лицам, на чье имущество в рамках производства по уголовному делу, предварительное расследование по которому приостановлено, наложен арест для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, эффективную защиту права собственности, включая возможность компенсации убытков, причиненных чрезмерно длительным применением данной меры процессуального принуждения.

К сожалению, до настоящего момента эти изменения в УПК РФ не внесены. Законо­проект № 163587-6 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (в час­ти уточнения порядка наложения ареста на имущество), будучи принятым Госдумой в первом чтении 19 марта 2013 г., дальнейшего движения не имел.

В постановлении № 25-П КС РФ, подтвердив принцип ограничения права собственнос­ти исключительно по решению суда и указав на отсутствие надлежащего правового механизма, позволяющего эффективно защищать в судебном порядке права и законные интересы лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или гражданскими ответчиками по уголовному делу, выразил ряд новых важных для правоприменительной практики правовых позиций.

Первое: ограничение срока, на который может быть наложен арест на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми и гражданскими ответчиками по уголовному делу.

КС РФ указал, что суд при принятии решения об удовлетворении ходатайства о наложении ареста на имущество таких лиц должен указывать в соответствующем постановлении разумный и не превышающий установленных законом сроков предварительного расследования срок действия данной меры процессуального принуждения, который при необходимости может быть продлен судом (п. 4 постановления № 25-П).

В настоящее время этот срок законодательно не ограничен и определяется лишь субъективным усмотрением лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, что, при отсутствии действенных процедур обжалования в судебном порядке отказа следователя в отмене наложенного арес­та на имущество, не может не порождать угрозы ущемления прав собственников, не являющихся участниками уголовного процесса.

Выраженная КС РФ правовая позиция о сроке действия наложения ареста на имущество подлежит применению судами и до внесения законодателем соответствующих изменений в правовое регулирование.

Полагаем, что при определении судом срока наложения ареста на имущество должен учитываться срок предварительного расследования, установленный ч. 1 ст. 162 УПК РФ, а в случае его продления — срок, до которого предварительное следствие в установленном порядке продлено соответствующим руководителем следственного органа (ч. 4, 5, 7 ст. 162 УПК РФ). Срок наложения ареста на имущество должен быть конкретным. Его истечение, при отсутствии ходатайства следователя о продлении, должно являться безус­ловным основанием для прекращения действия (снятия) ареста на имущество.

Данная правовая позиция КС РФ подлежит применению не только к правоотношениям, которые возникнут по делам о применении этой меры процессуального принуждения в будущем, но и по тем делам, по которым наложение ареста на имущество уже применено. Эта позиция может быть использована заинтересованными лицами как основание (или одно из оснований) при обжаловании принятых судами решений или при заявлении ходатайств об отмене наложенного ареста на имущество.

Второе: процедуры продления судом срока наложения ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми и гражданскими ответчиками по уголовному делу.

Исходя из выраженной КС РФ позиции об ограничении срока наложения ареста на имущество, сохранение этой меры по истечении срока возможно через судебную процедуру его продления.

Полагаем, что такая процеду­ра должна быть аналогична существующей процедуре продления срока содержания обвиняемого под стражей, преду­сматривающей подачу соответствующего мотивированного ходатайства, с приложением материалов, подтверждающих его обоснованность.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает возможности извещения собственников о рассмотрении судом ходатайства о наложении ареста на имущество или его продления и их участия в судебных заседаниях.

В силу прямого указания КС РФ процедура продления срока наложения ареста на имущество должна обеспечивать собственников арестованного имущества процессуальными правами, необходимыми для защиты их права собственности от необоснованного или чрезмерно длительного ограничения, в том числе правом на участие в судебном заседании по рассмотрению ходатайства с возможностью представления суду возражений относительно обоснованности заявленного ходатайства.

Данные положения актуальны не только для процедур продления срока, но и для решения самого вопроса о наложении ареста на имущество.

Третье: основания продления судом срока наложения ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми и гражданскими ответчиками по уголовному делу.

КС РФ указал на обстоятельства, наличие или отсутствие которых может служить основанием либо для продления судом срока наложения ареста на имущество вышеуказанных лиц либо для отказа в продлении.

К обстоятельствам, которые должны быть предметом исследования и оценки суда, КС РФ отнесены:

  • возможность применения по приговору суда конфискации имущества, на которое наложен арест;
  • необходимость сохранности имущества как вещественного доказательства;
  • действительно ли арестованное имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать (о чем приобретатель не знал и не мог знать);
  • знал ли или должен был знать владелец арестованного имущества, что оно получено в результате преступных действий;
  • причастен ли владелец арес­тованного имущества к совершению преступления и подлежит ли привлечению к уголовной ответственности;
  • возмездно или безвозмездно приобретено имущество;
  • имеются ли основания для обеспечения исполнения при­говора в части гражданского иска, в том числе с учетом соблюдения правил о сроках исковой давности и привлечения владельца арестованного имущества в качестве гражданского ответчика.

Правовые позиции, выраженные КС РФ, предоставляют суду право и возлагают на него обязанность уже на досудебных стадиях уголовного процесса давать оценку обстоятельствам происхождения, приобретения, владения, возможного обременения имущества лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми и гражданскими ответчиками по уголовному делу, установленным в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства по разрешению наложения арес­та на имущество, по результатам анализа которых принимать законное и обоснованное решение. Расширяются и процессуальные возможности заинтересованных лиц на восстановление нарушенных прав.