Собрание акционеров: опасные игры с миноритариями в трех действиях

| статьи | печать

В одном из прошлых номеров «КС» мы уже затронули тему нарушений, связанных с созывом и проведением общих собраний АО. Сейчас мы хотим посмотреть на проблему с точки зрения нарушения прав миноритариев. В качестве примера мы выбрали, с нашей точки зрения, три наибо­лее репрезентативных дела.

Когда мы разбирались в нюансах взаимоотношений акционеров одного из заводов Ростовской области, у нас даже возникло ощущение, что мы вернулись в «лихие» 90-е. Хотя представить себе сегод­ня, когда столько говорится о формировании гражданского общества, разборку в стиле 90-х, кажется немыслимым. В другом случае АО «в упор не видело» акционера и его акции, соответственно, не приглашало его на собрания. В третьем случае серьезная компания попалась на том, что подделывала почтовые штемпели на описях уведомлений, рассылаемых акционерам накануне общих собраний. Но перед нами — реальные судебные акты.

Действие первое: мнимый пожар не помог спасти репутацию

Действующие лица:

■ истцы по делу о признании недействительным решения общего собрания акционеров: З. и К., акционеры ОАО (завод);

■ ответчик: ОАО (завод);

■ третьи лица: Л. (председатель совета директоров завода) и К. (гендиректор управляющей компании завода).

Требование: о признании недействительным решения годового общего собрания акционеров, в частности, по вопросам 9—11 повестки дня и признании недостоверной предоставленной обществом информации для госрегистрации дополнительного выпуска ценных бумаг.

Истцы дело выиграли.

Судебное разбирательство началось в Арбитражном суде Рос­товской области (см. решение от 12.07.2013 по делу № А53-633/2013) и закончилось в Высшем арбитражном суде РФ (см. Определение от 26.05.2014 № ВАС-5777/14).

Обстоятельства спора

Истцы утверждали, что не были извещены о проведении спорного собрания и не принимали в нем участия. Истец К. находился в служебной командировке в Краснодаре, истец З. работает в Москве (оба обстоятельства подтверждены до­кумен­тально).

Истцы посчитали, что решения спорного собрания приняты с существенным нарушением Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) и нарушают их права как акционеров.

Ответчики настаивали на присутствии истцов на спорном собрании и факте их голосования.

Что установил суд

На спорном собрании, которое состоялось в конце июня (протокол был оформлен позже), в частнос­ти, были приняты решения:

■ об увеличении уставного капитала ОАО путем размещения дополнительных обыкновенных именных бездо­кумен­тарных акций ОАО (вопрос № 9);

■ об одобрении сделки с заинтересованностью, совершаемой в процессе размещения дополнительных акций — приобретение размещаемых ценных бумаг гендиректором управляющей компании завода К. (вопрос № 10) и председателем совета директоров завода Л. (вопрос № 11).

Проведение собрания сопро­вождалось многочисленными ­нарушениями.

Так, кворум для участия в голосовании по указанным вопросам необходимо определять исходя из числа лица, не отвечающих требованиям заинтересованнос­ти. В данном случае голосовали в основном заинтересованные лица:

■ Л. (2,028% голосующих акций ОАО), председатель совета директоров завода;

■ К. (2,028% голосующих акций), гендиректор управляющей компании завода);

■ Л. (2% голосующих акций), сест­ра упомянутого председателя совета директоров Л.;

■ ООО ТД (12% голосующих акций), его учредители — все те же брат и сестра Л., а также их отец и директор названного ООО — К. (он же гендиректор управляющей компании завода).

При этом в собрании не участвовали акционеры, владеющие 35,823% голосующих акций общества, в числе которых истцы З. (119 909 акций, или 15,2%) и К. (78 099, или 9,9%).

Согласно протоколу спорного собрания было принято решение об увеличении уставного капитала ОАО путем размещения 3 944 380 обыкновенных именных бездо­кумен­тарных акций посредством закрытой подписки в два этапа.

На первом этапе дополнительные акции размещаются среди всех акционеров пропорционально количеству принадлежащих им акций. Если кто-либо из акционеров не приобретает причитающиеся ему акции на первом этапе, оставшиеся акции на втором этапе могут быть приобретены акционерами Л., но не более 3 081 653 штук с учетом приобретенных на первом этапе размещения, и К., но не более 862 727 штук с учетом приобретенных им на первом этапе размещения.

Привлеченные к участию в деле в качестве третьих лиц Л. (председатель совета директоров завода), а также К. (гендиректор управляющей компании завода) владели по состоянию на июнь 2012 г. 57 148 акциями и 16 000 акциями, что составляет 7,244 и 2,028% акций завода соответственно. После реализации решения спорного собрания их доли увеличились вдвое.

Ответчик отказался предъ­явить журналы регистрации прибывших на собрание акционеров, равно как и бюллетени голосования. Аргумент: 10 декабря 2012 г. произошел пожар в помещении архива бухгалтерии, в результате чего огнем уничтожен архив до­кумен­тов по заводу, в том числе подлинники до­кумен­тов, поч­товых уведомлений и т.п. В подтверждение ответчик представил справку из регионального управления МЧС России.

Но суд выяснил, что сведения об обстоятельствах пожара, а также до­кумен­тах, которые были уничтожены огнем, записаны со слов сотрудников ЧОП. Рабочее место ответчика почему-то было в архиве и именно за столом, на котором хранились до­кумен­ты оспариваемого собрания.

Суд отметил, что завод при наличии таких до­кумен­тов и установленной презумпции осведомленности о требованиях законодательства еще в ноябре 2012 г. мог представить необходимые до­кумен­ты и истцам по настоящему делу, и региональному отделению ­ФСФР России в ЮФО. Однако вместо этого завод представил спустя полтора месяца справку об утрате до­кумен­тов.

При таких обстоятельствах суд критически оценил утверждение ответчика об утрате до­кумен­тов, подтверждающих проведение оспариваемого общего собрания и принятия соответствующего решения, и исходит из недоказанности факта проведения собрания в указанные в нем дату и время, а также учас­тие в проведении оспариваемого собрания истцов по делу.

В этом объемном деле есть еще много деталей, которые мы вынужденно опускаем из-за отсутствия места. Но не можем не сказать о еще одной оговорке, которую сделал суд.

По мнению суда, поведение ответчика в лице его органов управления, уклоняющегося от соблюдения требований Закона об АО, необоснованно ограничивающего права акционеров на участие в управлении делами завода, льготное приобретение размещаемых акций, безусловно, повлекло для истцов неблагоприятные последствия в виде практического отстранения от управления АО, возможности их участия в спорном собрании и возможности влиять на исход голосования по оспариваемым вопросам.

Ответчик также создал не предусмотренные Законом об АО преференции для некоторых акционеров, осуществляющих полномочия органов управления заводом, и впоследствии необоснованное увеличение их доли участия в АО, увеличение консолидированных в руках таких акционеров акций более чем в два раза, ограничив право иных акционеров влиять на принятие обществом решений.

Совокупность действий ответчика, в том числе по сокрытию до­кумен­тов, изображение факта пожара с уничтожением части нужных до­кумен­тов, ненадлежащей оплате заинтересованными лицами приобретенных акций, свидетельствует о недоб­росовестном поведении руководителей, заинтересованных в перераспределении количества акций и утрате корпоративного контроля со стороны других акционеров.

Действие второе: невидимые акции

Действующие лица: истец — ООО,

ответчик — ЗАО.

Исковое требование — о признании недействительным решения внеочередного общего собрания акционеров ЗАО, оформленного протоколом от 3 июня 2013 г., и об обязании ответчика представить истцу заверенную выписку из реестра акционеров общества по состоянию на 13 ноября 2013 г.

Истец — миноритарный акцио­нер выиграл дело во всех инстанциях.

Судебное разбирательство началось в Арбитражном суде г. Москвы (решение от 23.12.2013 по делу № А40-122346/13), а закончилось в Верховном суде РФ (Определение ВС РФ от 10.09.2014 по делу № 305-ЭС14-402).

Обстоятельства спора

Истец настаивал, что является акционером ЗАО, следовательно, ЗАО обязано было проинформировать его о внеочередном общем собрании акционеров. Не сделав этого, ЗАО нарушило положения Закона об АО и права истца.

Ответчик, ЗАО, наоборот, настаивал, что истец — ООО не является его акционером, следовательно, у истца нет оснований для обращения в суд с настоящими требованиями.

Что установил суд

ФАС Московского округа в постановлении от 18.06.2014 № Ф05-4039/2014 по делу № А40-122346/13, в частности, отметил, что п. 6.15

устава ЗАО предусмот­рено, что сообщение о проведении общего собрания акционеров должно быть сделано не позднее чем за 20 (двадцать) дней, а сообщение о проведении общего собрания акционеров, повестка дня которого содержит вопрос о реорганизации общества, — не позднее чем за 30 (тридцать) дней до даты его проведения.

Согласно п. 6.15 устава сообщение о проведении общего собрания акционеров должно быть направлено каждому лицу, указанному в списке лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, в указанные в п. 6.14 устава сроки заказным письмом или вручено под ­расписку.

Общество вправе дополнительно информировать акционеров о проведении общего собрания акционеров через средства массовой информации (печатное издание, телевидение, радио и т.д.).

Удовлетворяя исковые требования, суды исходили из того, что доказательств уведомления истца о проведении внеочередного общего собрания акционеров 3 июня 2013 г., а также доказательств, подтверждающих присутствие истца на указанных собраниях, ответчик не представил. Допущенные нарушения ущемляют права и законные интересы истца как акционера общества, не участвовавшего в общем собрании акционеров.

Отклоняя доводы ответчика о том, что на дату проведения оспариваемого собрания ООО не являлось акционером ЗАО, суды указали на то, что данное обстоятельство подтверждается выпиской из реестра акционеров, подписанной генеральным директором ЗАО, поскольку общество осуществляет деятельность по ведению реестра акционеров, о фальсификации которой ответчиком заявлено не было.

Судами также принято во внимание, что на основании передаточного распоряжения от 16.02.2013 № 1-2013 и № 2-2013 два акционера поручили регистратору ЗАО списать с их счетов ценные бумаги и зачислить их на счет нового владельца ООО. Согласно выписке из реестра акционеров ЗАО, подписанной гендиректором ЗАО, названные лица по состоянию на 1 мая 2009 г. являлись акционерами общества, обладающими по 22,5% доли в уставном капитале общества.

О фальсификации указанного доказательства ответчиком также не было заявлено. Каких-либо доказательств в подтверждение обратного ответчиком представлено не было.

Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела, и оснований для иной оценки выводов суда у суда кассационной инстанции не имеется.

Судья Верховного суда отказала ответчику (ЗАО) в передаче заявления и кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ. В Определении ВС РФ по данному делу, в частности, отмечено следующее.

В силу ч. 1 ст. 291.11 АПК РФ основаниями для отмены или изменения Судебной коллегией ВС РФ судебных актов в порядке кассационного производства являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельнос­ти, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Таких оснований для пересмотра состоявшихся судебных актов в коллегиальном судебном заседании по доводам, изложенным заявителем, не установлено.

Суды, оценив представленные по делу доказательства, установили, что обжалуемое решение общего собрания акционеров нарушает права и охраняемые законом интересы ООО как акцио­нера общества, в связи с чем обоснованно удовлетворили иск.

Действие третье: акционера спасли жена и… почтовая мастика

Действующие лица: истцы — И. и Б., ответчик — ЗАО.

Исковое требование — о признании недействительными решений внеочередного общего собрания акционеров ЗАО от 27.03.2006 о внесении изменений в устав, об увеличении уставного капитала общества и об утверждении решения о регистрации выпуска обыкновенных именных бездо­кумен­тарных акций.

Истец — миноритарный акцио­нер И. выиграл дело, Б.— про­играл.

Первый судебный вердикт по делу был принят Арбит­ражным судом г. Санкт-Петер­бурга и Ленинградской области в 2007 г. (решение от 18.06.2007), последний — ВАС РФ (Определение от 22.04.2014 № ВАС-1963/08 по делу № А56-52108/2006 по жалобе ЗАО). Между этими датами было принято еще как минимум десять судебных вердиктов разных инстанций, прошло четыре круга рассмотрения.

Обстоятельства спора

На момент проведения собрания (27 марта 2006 г.) И. являлся акционером ЗАО и ему принадлежало 35% обыкновенных именных акций. Однако на следующий день после спорного собрания на основании договора дарения от 28 марта 2006 г. акцио­нер И. подарил Б. все принадлежащие ему акции общества. Они были списаны с лицевого счета акцио­нера И. 31 марта 2006 г. Однако И. не согласовал с женой договор дарения акций. И впоследствии суд признал недействительным данный до­говор дарения, а сами акции признал совместной собственностью И. и его жены.

Ответчик считал, что И. не обладает правом на предъявление иска, так как после проведения 27 марта 2006 г. оспариваемого собрания и совершения им сделки по дарению всех принадлежащих ему акций он утратил статус акционера общества. Кроме того, ответчик считал, что истец пропустил срок исковой давнос­ти, поскольку обратился в суд 20 декабря 2006 г. — через девять месяцев после проведения спорного собрания.

Что установил суд

В обоснование заявленных требований истцы ссылались на то, что И. не был уведомлен о проведении собрания акционеров, в связи с чем лишен возможнос­ти принять участие в его работе. О принятии решения о дополнительной эмиссии акций истцам стало известно только после регистрации уполномоченным органом отчета об итогах размещения акций дополнительной эмиссии. Голосование И. на общем собрании носило бы решаю­щий характер, и он бы возражал против внесения изменений в устав общества. Кроме того, И. был лишен возможности принять участие в дополнительной эмиссии акций. Истцы также утверждают, что 27 марта 2006 г. общее собрание вообще не проводилось.

Ответчик заявил о пропуске срока давности по оспариванию решений, принятых 27 марта 2006 г. общим собранием акционеров, ссылаясь на то, что И. был своевременно, в марте 2006 г., извещен о проведении собрания, а в марте — мае 2006 г. материалы собрания и иные до­кумен­ты ЗАО направлялись истцам по их запросам.

В качестве доказательства надлежащего уведомления И. о проведении собрания акционеров и в подтверждение довода о пропуске им срока на обжалование решений общего собрания ЗАО представило оригиналы двух описей вложения в ценные письма на имя И. Эти описи содержали оттиски календарных почтовых штемпелей от 3 марта 2006 г., а в качестве вложения в ценные письма были указаны сообщения о проведении 27 марта 2006 г. внеочередного общего собрания акционеров ЗАО.

Однако суд в результате проверки заявления И. о фальсификации представленных ответчиком описей признал их недопустимым доказательством.

Как следует из ответа ­ФГУП «Почта России», в 2006 г. поч­та использовала исключительно черную штемпельную краску. Не отрицается это обстоятельство и во всех иных ответах поч­товых органов, в том числе дополнительно приобщенных ответчиком к материалам дела при его рассмотрении апелляционным судом. Оценка, данная органами почтовой связи соответствия представленной почтовой описи обязательным нормам и правилам в данном случае, как правильно указали суды, не имеет значения, так как использование иной штемпельной краски говорит о том, что указанный до­кумен­т не мог реально быть составлен в спорную дату и это обстоятельство лишает его доказательственного значения с точки зрения подтверждения совершения почтового отправления в адрес истца в 2006 г.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в соответствии со ст. 71 АПК РФ, суды установили, что И. не принимал участия в оспариваемом собрании, о времени и месте внеочередного общего собрания акционеров общества, состоявшегося 27 марта 2006 г., не извещался.

Учитывая, что нарушение порядка проведения собрания является существенным, нарушающим право истца на голосование по вопросам повестки дня, а также принимая во внимание, что участие истца в собрании могло повлиять на результаты голосования, суды обоснованно пришли к правомерному выводу о недействительности решений, принятых на оспариваемом собрании акционеров, и удовлетворили исковые требования.

Как уже было сказано, на момент проведения собрания И. являлся акционером общества и ему принадлежало 35% обыкновенных именных акций. Апелляционным решением Псковского городского суда Псковской области от 19.10.2010 по делу № 11-85/2010 договор дарения 35 именных бездо­кумен­тарных акций общества, заключенный 28 марта 2006 г. И. и Б., признан недействительным. Суд признал 35 именных бездо­кумен­тарных акций совместной собственностью четы И.

Кроме того, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 24.01.2014 по делу № А56-52108/2006 отмечено, что статус И. как акционера ЗАО подтвержден и другими судебными актами по делу № А56-52108/2006. В рамках названного дела суд первой инстанции обязал ЗАО зачислить на лицевой счет акцио­нера И. обыкновенные именные бездо­кумен­тарные акции ЗАО номинальной стоимостью 500 руб., государственный регистрационный номер 1-01-06730-J, в том числе три акции, находящиеся на лицевом счете Е. (№ 09-ФИЗ), и 32 акции, находящиеся на лицевом счете Б. (№ 08-ФИЗ), путем списания указанных акций с лицевых счетов Е. и Б. Суд обязал общество внести в реестр его акционеров запись о переходе права собственности на 35 обыкновенных именных бездо­кумен­тарных акций номинальной стоимостью 500 руб., государственный регистрационный номер 1-01-06730-J, к И. с 14 августа 2011 г.

Таким образом, суды установили, что при подготовке и проведении 27 марта 2006 г. внеочередного общего собрания акционеров ЗАО были допущены существенные нарушения Закона об АО и прав И., который о собрании не извещался и не принимал в нем участия. При этих условиях, учитывая, что голосование данного акционера могло повлиять на результаты голосования, суд удовлетворил иск.

Чем руководствуются суды

При разрешении споров, связан­ных с созывом и проведением общих собраний акцио­нерных обществ суды, как правило, руководствуются нормами ст. 49—52 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об ак­ционерных обществах» (далее — Закон об АО) и разъяснениями, содержащимися в п. 24 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об акционерных обществах”» (далее — постановление № 19).

Так, в соответствии с п. 7 ст. 49 Закона об АО акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований настоящего Закона, иных нормативных правовых актов РФ, устава общества, в случае, если он не принимал участия в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и таким решением нарушены его права и (или) законные интересы.

В то же время суд с учетом всех обстоятельств дела вправе оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло за собой причинения убытков данному акционеру. Для отказа в иске о признании решения общего собрания недействительным по указанным основаниям необходима совокупность перечисленных обстоя­тельств.

Согласно разъяснениям, приведенным в п. 24 постановления № 19, при рассмотрении исков о признании недействительным решения общего собрания акцио­неров следует учитывать, что к нарушениям Закона об АО, которые могут служить основаниями для удовлетворения таких исков, относятся:

■ несвоевременное извещение (неизвещение) акционера о дате проведения общего собрания (п. 1 ст. 52 Закона об АО);

■ непредоставление акционеру возможности ознакомиться с необходимой информацией (материалами) по вопросам, включенным в повестку дня собрания (п. 3 ст. 52 Закона об АО);

■ несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования (п. 2 ст. 60 Закона об АО) и др.

Иск о признании решения общего собрания недействительным подлежит удовлетворению, если допущенные нарушения требований Закона об АО, иных правовых актов или устава общества ущемляют права и законные интересы акционера, голосовавшего против этого решения или не участвовавшего в общем собрании акционеров.

В соответствии с ч. 1 ст. 51 Закона об АО список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, составляется на основании данных реестра акционеров общества.

Список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, содержит имя (на­именование) каждого такого лица, данные, необходимые для его идентификации, данные о количестве и категории (типе) акций, правом голоса по которым оно обладает, почтовый адрес в РФ, по которому должны направляться сообщение о проведении общего собрания акционеров, бюллетени для голосования в случае, если голосование предполагает направление бюллетеней для голосования, и отчет об итогах голосования (ч. 3 ст. 51 Закона об АО).

В соответствии с п. 1 ст. 52 Закона об АО сообщение о проведении общего собрания акционеров должно быть сделано не позднее чем за 20 дней, а сообщение о проведении общего собрания акционеров, повестка дня которого содержит вопрос о реорганизации общества, — не позднее чем за 30 дней до даты его проведения. В случаях, предусмотренных п. 2 и 8 ст. 53 упомянутого закона, сообщение о проведении вне­очередного общего собрания акционеров должно быть сделано не позднее чем за 70 дней до дня его проведения.

В указанные сроки сообщение о проведении общего собрания акционеров должно быть направлено каждому лицу, указанному в списке лиц, имеющих право на участие в общем соб­рании акционеров, заказным письмом, если уставом общества не предусмотрен иной способ направления этого сообщения в письменной форме, или вручено каждому указанному лицу под роспись, либо, если это предусмотрено уставом общества, опубликовано в определенном уставом общества печатном издании и размещено на определенном уставом общества сайте общества в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Общество вправе дополнительно информировать акционеров о проведении общего собрания акционеров через иные средства массовой информации (телевидение, радио).

В сообщении о проведении общего собрания акционеров должны быть указаны полное фирменное наименование общества и место его нахождения; форма проведения собрания (собрание или заочное голосование); дата, место, время проведения собрания; дата составления списка лиц, имеющих право на участие в собрании; повестка дня; порядок ознакомления с информацией (материалами), подлежащей предоставлению при подготовке к проведению собрания акцио­неров, и адрес (адреса), по которому с ней можно ознакомиться (п. 2 ст. 52 Закона об АО).

Из смысла ст. 49 Закона об АО вытекает, что собрание должно иметь место как юридический факт. Согласно требованиям п. 7 ст. 24 Федерального закона от 22.04.96 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» условия размещения эмиссионных ценных бумаг путем подписки должны быть равными для всех потенциальных приобретателей, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

К сведению

В соответствии с ч. 4 ст. 2 Федерального закона от 28.06.2014 № 186-ФЗ со дня вступления в силу данного закона заявления лиц, участвующих в деле, о пересмотре вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов в порядке надзора, которые поступили в ВАС РФ и в отношении которых на день вступления в силу названного закона не вынесено Определения о передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра обжалуемого судебного акта в порядке надзора, после дня вступления в силу настоящего Федерального закона передаются в Судебную коллегию ВС РФ для рассмотрения в соответствии со ст. 273 АПК РФ по правилам, установленным ст. 291.1—291.15 АПК РФ (в редакции Федерального закона от 28.06.2014 № 186-ФЗ).

День
Неделя
Месяц