Хозяйственные общества: работа по новым правилам и предстоящие изменения

| статьи | печать

Вслед за изменением положений ГК РФ о юридических лицах законодателю предстоит принять поправки и в соответствующие некодифицированные акты. Соответствующие законопроекты с поправками в законы об ООО и АО уже подготовлены Минэкономразвития России. В основном они содержат изменения, аналогичные внесенным в Гражданский кодекс, адаптируя их под конкретную организационно-правовую форму компании. Есть в проектах и нюансы, которые ГК РФ не содержит.

В начала сентября вступил в силу Федеральный закон от 05.05.2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 час­ти первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (далее — Закон № 99-ФЗ), которым внесены существенные изменения и дополнения в российское гражданское законодательство РФ о юридических лицах (см. ­также «ЭЖ», 2014, № 19, с. 12, № 20, с. 07).

Закон № 99-ФЗ уточнил порядок реорганизации и ликвидации компаний, исключил давно уже устаревшие и не применяе­мые на практике виды организаций (общество с дополнительной ответственностью), установил новые виды юридических лиц (казачьи общества и общины коренных малочисленных народов), расширил полномочия арбитражного управляющего в части управления имуществом компаний, ввел возможность наличия в компаниях сразу двух директоров и многое другое.

Пожалуй, самые важные и принципиальные нововведения касаются хозяйственных обществ. По сути, Закон № ­99-ФЗ стал отправной точкой для реформирования всей под­отрасли корпоративного права. Не менее важные изменения нас ждут в случае принятия законопроектов, разработанных Министерством экономического развития РФ по поводу хозяйственных обществ, а ­именно:

«О внесении изменений в Федеральный закон „Об обществах с ограниченной ответственностью“ (в части приведения в соответствие с новой редакцией главы 4 Гражданского кодекса Российской Федерации)» (далее — Законопроект об ООО);

«О внесении изменений в Федеральный закон „Об акционерных обществах“ и отдельные законодательные акты (в части приведения в соответствие с новой редакцией главы 4 Гражданского кодекса Российской Федерации)» (далее — Законопроект об АО);

«О внесении изменений в Федеральный закон „Об акционерных обществах“ и Федеральный закон „Об обществах с ограниченной ответственностью“ (в части приведения положений о реорганизации хозяйственных обществ в соответствие с новой редакцией главы 4 Гражданского кодекса Российской Федерации», ­далее — законопроект о ре­организации).

В настоящий момент до­кумен­ты размещены на портале www.regulation.ru (см. «ЭЖ», 2014, № 32, с. 07). Рассмотрим планируемые изменения по порядку.

Акционеры и акции

Вслед за новой редакцией ГК РФ Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» не будет содержать деления акционерных обществ на ОАО и ЗАО. Останутся только АО, и к этой аббревиатуре будет добавлено указание на то, является ли общество публичным или непуб­личным. Публичное АО сокращенно будет называться ПАО. Насчет непубличных обществ в Законопроекте об АО ничего не сказано, но можно предположить, что они будут именоваться ­НЕПАО или НАО.

Публичные АО будут осуществлять размещение своих акций и иных ценных бумаг в отношении неограниченного круга лиц, в то время как непубличные АО — только в отношении заранее определенного круга лиц.

Уставом или корпоративным договором ­НЕПАО может быть ограничено количество акцио­неров. В связи с этим совершенная одним из акционеров сделка, направленная на увеличение количества акционеров (например, продажа части принадлежащего ему пакета акций), может быть признана недействительной.

Также уставом ­НЕПАО можно предусмотреть предельное количество акций, принадлежащих одному акционеру, аффилированным с ним лицам. В случае перехода прав на акции к иным лицам (например, в результате наследования), при наступлении определенных обстоятельств (к примеру, наличие разногласий при принятии решений) уставом на этот счет может быть предусмот­рен переход прав на акции обществу.

Одним из наиболее примечательных планируемых нововведений Законопроекта об АО является введение возможнос­ти предусмотреть уставом ­НЕПАО так называемых многоголосных непривилегированных акций. В настоящее время привилегированные акции никаких прав их владельцам, кроме возможности получать дивиденды, не предоставляют. Исключение составляет случай, когда по любой причине не было принято решение о выплате дивидендов, тогда они получают право голоса по всем вопросам, составляю­щим компетенцию общего собрания акционеров (п. 5 ст. 32.1 ­Закона об АО).

Законопроекты же должны установить возможность для ­НЕПАО предусмотреть в уставе право наделять привилегированные акции правом голоса по отдельным вопросам компетенции собрания. В АО общее собрание акционеров сможет принять решение единогласно об ином порядке выплаты дивидендов: например, непропорционально количеству принадлежащих акций. Такая возможность может представлять интерес для миноритариев, которые будут не согласны с общей политикой развития общества, но будут довольны выплатой дивидендов в повышенном размере.

Корпоративный контроль

Что касается ООО, то они смогут открывать филиалы и представительства только при одоб­рении такого решения общим собранием участником не менее 2/3 от общего количества голосов, если уставом не преду­смотрена необходимость большего количества голосов. Для АО такого порядка не требуется. Благодаря этому нововведению владельцы бизнеса, организованного в рамках ООО, получают больший корпоративный контроль за своими компаниями и расходованием их средств.

Как и в Законе № 99-ФЗ, Законопроекты об ООО и АО исключают конструкцию зависимого юридического лица — общества, в уставном капитале которого другое (преобладающее) общество имело более 20%. Поскольку зависимость в том виде, как она была представлена в прежней редакции ГК РФ, охватывается понятием «дочернее общество», необходимость в конструкции зависимого общества отсутствует.

Законопроекты об ООО и АО уточняют условия для привлечения к солидарной ответственности основного общества по долгам дочернего: это будет не только дача обязательных к исполнению указаний, но также и согласие основного общества на принятие такой ответственности. При этом право давать обязательные к исполнению указания должно быть закреплено в договоре между основным и дочерним обществами или в уставе дочернего общества.

Ценность таких нововведений едва ли представляет интерес для кредиторов дочерних обществ, поскольку весьма сомнительно, что основные общества будут закреплять условие о своей солидарной ответственнос­ти в договоре с дочерними обществами, в их уставах или тем более давать согласие на это. Кроме того, дочернее общество в договорах со своими контр­агентами вправе исключить или ограничить ответственность основного общества.

Для АО дополнительно преду­сматривается такая фигура, как контролирующее лицо, которое имеет фактическую возможность определять деятельность общества, в том числе давать ему обязательные для исполнения указания. Контролирующее лицо в интересах общества должно действовать добросовестно и разумно и отвечать за причиненные ему убытки.

К числу контролирующих могут быть отнесены:

■ лица, распоряжающиеся прямо или косвенно более чем половиной голосов в обществе;

■ лица, определяющие избрание (назначение) директора или имеющие возможность определять его решения, либо имеющие возможность формирования более половины от общего числа коллегиального органа управления;

■ лица, имеющие вышеуказанную возможность через другие юридические лица.

Введение института контролирующих лиц имеет важное практическое значение для кредиторов общества, которые при нарушении их прав смогут добиваться возмещения причиненных убытков за счет увеличения количества лиц, подлежащих привлечению к ответственности.

Законопроекты об ООО и АО дополняют действующие правила тем, что теперь оплату долей/акций можно производить также государственными и муниципальными облигациями, а также интеллектуальными правами.

Корпоративный договор

Вместо соглашения об осуществлении прав участников в ООО (п. 3 ст. 8 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью») вводится институт корпоративного договора, который преследует те же самые цели — упорядочить взаимоотношения владельцев бизнеса между собой по различным вопросам корпоративного управления (распределение прибыли, принятие определенных решений, одобрение сделок, разрешение тупиковых ситуаций и т.д.). В АО можно будет заключать либо корпоративный договор, либо акционерное соглашение, равнозначные по своей правовой природе.

Сторонами корпоративного договора наряду с участниками ООО или акционерами АО могут быть также иные участники оборота, которые имеют законный интерес в сохранении корпоративного контроля над обществом (залогодержатели, доверительные управляющие и даже покупатели долей).

Стоит отметить, что покупателю, имеющему намерение приобрести долю в ООО, очень удобно будет в качестве одного из условий вхождения в бизнес предусмотреть обязательность заключения корпоративного договора со своим участием, а если такой договор уже заключен, то обязательность заключения дополнительного соглашения к нему. Такое положение вещей позволит ему наиболее полно защитить свои интересы при покупке актива.

В корпоративном договоре стороны могут закрепить обязанность выкупа всех или час­ти акций (долей) при наступлении определенных обстоятельств, например, при возникновении конфликтной ситуации вследствие блокирования одним из акционеров или участников принятия определенных решений. При этом обязанность выкупа можно оговорить по фиксированной цене или с установлением порядка ее определения (допустим, не дороже рыночной стоимос­ти), что для сторон корпоративного договора создает гарантии защиты их интересов и возможность консолидации всего или большей части бизнеса в своих руках.

Стороной корпоративного договора может быть и само общество, при этом если корпоративный договор обществом заключается не со всеми участниками общества, а лишь с некоторыми из них, то решение об участии общества в таком договоре должно быть одобрено общим собранием всех участников или акционеров.

Конструкция корпоративного договора владельцам бизнеса, особенно миноритарным, удобна прежде всего тем, что в отличие от устава корпоративный договор связывает стороны обязательствами, которые должны исполняться надлежащим образом и от исполнения которых стороны не вправе отказаться (ст. 309, 310 ГК РФ). А вот устав изменить или дополнить определенными положениями можно в любое время, если за такое решение проголосует необходимое количество участников или акционеров (например, за обычные изменения к уставу — не менее половины от общего числа).

О факте заключения корпоративного договора, его сторонах, полном наименовании общества необходимо проинформировать само общество. Однако данная обязанность опять-таки особого значения для кредиторов не имеет, поскольку интерес для них представляет содержание корпоративного договора и существо предусмотренных в нем обязательств, а не такие факультативные моменты, как информация о сторонах, об обществе и т.д.

Особенной спецификой обладает корпоративный договор, сторонами которого являются все участники или акционеры общества. В этом случае в нем можно предусмотреть структуру органов управления обществом и порядок принятия решений, непропорциональный объем правомочий у владельцев бизнеса по тем или иным вопросам (например, большее количество голосов у миноритария по вопросу выплаты дивидендов).

В случае когда сторонами корпоративного договора являются все участники или акционеры общества, принятые общими собраниями решения, не соответствующие положениям корпоративного договора, могут быть признаны недействительными.

Помимо этого, таким корпоративным договором могут быть предусмотрены определенные последствия для участника ООО вместо его исключения из общества, если он своими действиями причинил ему вред (например, выплата штрафа). Вместо корпоративного договора такое условие для ООО можно предусмотреть в уставе.

Акционера можно будет исключить из АО в случаях, если он своими действиями причинил существенный вред обществу, грубо нарушает свои обязанности, затрудняет существенным образом его деятельность. В корпоративном договоре или в уставе ­НЕПАО можно будет также предусмотреть иные последствия для такого акционера вместо исключения (также установить штраф).

Управление в обществе

Закон № 99-ФЗ предусмот­рел возможность образования в обществе не одного, а сразу нескольких директоров, которые обладают одинаковым объ­емом полномочий. Они могут действовать совместно, то есть в отсутствие одного из них нельзя будет подписывать до­кумен­ты, заключать договоры и т.д., либо порознь. Такая ситуация удобна в случае, когда компания принадлежит двум владельцам: вместо поиска стороннего независимого директора они могут выдвинуть каждый свою кандидатуру, и их ставленник будет отстаивать их интересы.

Владельцы бизнеса могут для двух директоров устанавливать не одинаковый объем полномочий, а разный: например, один ведает всей хозяйственной частью (содержание и эксплуатация имущества, решение вопросов с контролирующими органами, взаи­модействие с поставщиками коммунальных ресурсов, кад­ровый учет на предприятии), а другой — всеми остальными вопросами (к примеру, маркетинговое продвижение компании, договорная работа, судебные процессы, привлечение инвестиций, развитие бизнеса и др.).

Все третьи лица могут полагаться на наличие неограниченных полномочий у каждого из директоров, если они наделены одинаковым объемом таких полномочий, либо если оно должно было знать о наличии таких ограничений. Опубликование устава в общедоступном месте (например, на сайте общества в Интернете) само по себе не свидетельствует о том, что третьи лица обязаны знакомиться с его положениями и знать о наличии таких ограничений. Более того, размещение устава общества на сайте, который оно же само администрирует, не исключает возможности включения в устав каких-либо корректировок на этот счет.

А вот вручение экземпляра устава под роспись третьему лицу, например, при заключении с ним контракта будет надлежащим доказательством его осведомленности о наличии ограничения полномочий у директоров.

Реорганизация

Владельцы бизнеса могут прий­ти к выводу о целесообразности его консолидации или разделения для эффективного и рационального управления. С этой целью используется механизм реорганизации компании, в результате которой у нее появляются правопреемники, а сама реорганизованная компания либо полностью прекращает свою деятельность (присоединение, слияние, преобразование), либо же продолжает ее наряду с возникшими правопреемниками (разделение и выделение).

Помимо этого, у собственников может возникнуть необходимость оперативной реорганизации не одной, а сразу нескольких компаний, причем различных организационно-правовых форм (например, ООО и АО).

Законопроект о реорганизации дополняет действующие правилами комплексом норм, позволяющих добиться выполнения этой задачи (как и новая редакция ГК РФ). Будет возможна смешанная реорганизация, которая позволит преобразовать АО в юридическое лицо иной организационно-правовой формы и наоборот. В такой реорганизации смогут участвовать несколько юридических лиц.

Главное, чтобы нормы о соответствующем юридическом лице предусматривали возможность его преобразования в иное юридическое лицо, которое создается в результате смешанной реорганизации.

к сведению

На практике возникает ряд вопросов, связанных с вступлением в силу Закона № 99-ФЗ. Например, до сих пор решения общих собраний участников хозяйственных обществ изготавливались в простой письменной форме, а с 1 сентября сами решения, а также состав участников, присутствовавших при их принятии, нужно оформлять у нотариуса либо подписывать у всех участников при наличии в уставе положения о такой возможности (п. 3 ст. 67.1 ГК РФ). Возможна ситуация, когда решение общим собранием принято до 1 сентяб­ря 2014 г., а за регистрацией соответствующих изменений в ЕГРЮЛ (когда такая регистрация требуется) общество обратилось уже после вступления в силу новых правил.

Помимо этого, возможна и ситуация, когда до 1 сентября 2014 г. общим собранием участников общества было принято решение об увеличении его уставного капитала за счет вкладов отдельных участников, при этом вклады должны были быть внесены имуществом стоимостью до 20 000 руб. Но если до 1 сентяб­ря 2014 г. имущество дешевле 20 000 руб. передавалось обществу без проведения оценки, то теперь независимый оценщик должен привлекаться вне зависимости от стоимости имущества (п. 2 ст. 66.2 ГК РФ).

Для решения данных, а также иных подобных вопросов необходимо руководствоваться общими положениями ГК РФ о действии норм гражданского законодательства РФ во времени. Поскольку в приведенных примерах решение общим собранием участников общества принималось до 1 сентября 2014 г., когда новые правила еще не вступили в силу, к порядку его принятия (прос­тая письменная форма) и к условиям оплаты вкладов (имуществом без проведения оценки) применению подлежат ранее действовавшие нормы (п. 1 ст. 4 ГК РФ).

День
Неделя
Месяц