1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 490

Экономическая нестабильность напугала российский бизнес куда меньше, чем компании еврозоны

На фоне обострения политичес­ких и экономичес­ких отношений между Россией и Западом из-за кризиса вокруг Украины данные международного исследования Грант Торнтон о настроениях среди компаний разных стран и регионов в III квартале текущего года выглядят неожиданно по части российского бизнеса. В условиях экономических санкций и антисанкций, падения цен на нефть и курса руб­ля он показал относительную стойкость духа — значительно большую, чем у бизнесменов еврозоны. Детали стоят ­внимания…

Согласно результатам Международного исследования бизнеса Грант Торнтон по III кварталу 2014 г. основным препятствием для развития бизнеса российские предприниматели назвали экономическую нестабильность — так ответили 35% респондентов. И было бы странно, что в условиях расширения в III квартале экономических санкций в отношении России при неважном развитии ситуации в отечественной экономике названная причина не главенствовала бы в перечне преград для развития бизнеса.

Но! При этом средний общемировой показатель в III квартале составил 38%.

В сравнении с другими странами, компании которых указывают на экономическую нестабильность как на препятствие развитию бизнеса, Россия заняла лишь 21-е место из 34 охваченных исследованием стран. В частности, значительно больше, чем в России, обеспокоен нестабильностью в экономике бизнес еврозоны — 45% респондентов.

Наиболее сильное беспокойство экономическая нестабильность вызывает у предпринимателей Аргентины (82%), Греции (70%), Франции (68%), Индии (60%) и Японии (60%). В этом перечне особое внимание обращает на себя Индия — ее бизнесмены по разным «замерам» обычно входили в группу лидеров по уровню оптимизма. Видимо, в экономике усиливаются неурядицы, раз сникли даже индийские компании.

А наиболее устойчиво, показал опрос Грант Торнтон, себя чувствуют предприниматели Канады (22%), Ирландии (22%), Новой Зеландии (22%), Швеции (16%) и Великобритании (16%). Количество респондентов в США, указывающих на экономическую нестабильность как тормоз развитию бизнеса, совпало с российским показателем — 35%.

Далее российские предприниматели в качестве причин, мешающих развитию бизнеса, отмечают недостаток квалифицированных кадров и недостаток заказов (по 31%).

Четвертое место в российском рейтинге препятствий ведения бизнеса занимает недостаток финансирования (25%). При этом по сравнению со II кварталом этого года, когда данный фактор занимал второе место в рейтинге, показатель значительно снизился — на 21 процентный пунк­т.

Следующим фактором, тормозящим рост российского бизнеса, является бюрократия. Авторы исследования подчеркивают, что данный фактор на протяжении всей (более чем десятилетней) истории проведения исследования всегда отмечался как наиболее существенное препятствие ведению бизнеса в России (­1—2-е места), и впервые в истории он опустился на пятую строчку.

В мире в среднем наблюдается такое же распределение мест. При этом наибольшее число компаний, указывающих на недостаток квалифицированных кадров как на значительное препятствие развитию бизнеса, в Индии (59%), Таиланде (58%) и Японии (54%), а на недостаток заказов — в Японии (72%), Индии (50%) и Испании (45%). Кроме того, существенно выросло количество предпринимателей, недовольных недостатком заказов, в Таиланде — на 19 п.п., до 44%, в Германии — на 17 п.п., до 23%, в Сингапуре — на 12 п.п., до 34%, в Турции — на 10 п.п., до 24%. Также недостаток квалифицированных кадров в III квартале особо отметили Грузия (+18 п.п., до 36%), Китай (+13 п.п., до 43%), Эстония (+12 п.п., до 40%) и Греция (+10 п.п., до 16%). При этом, обращают внимание исследователи Грант Торнтон, в Германии превалируют предприниматели, настроенные пессимистически относительно роста занятости, таким образом, данный баланс между оптимистами и пессимис­тами Германии впервые дал отрицательный результат — –8%. В Мексике этот показатель снизился на 24 п.п., до +22%, в Индонезии и Нидерландах — на 18 п.п. и составил +22 и 0% соответственно. В России баланс между компаниями, которые прогнозируют рост занятости, и теми, кто не планирует расширять штат, +11% в пользу первых.

Обобщая данные исследования Грант Торнтон, можно сделать вывод, что российские предприниматели на усилившихся в III квартале холодных экономических ветрах держались молодцом, сохраняя большее присутствие духа, чем во многих других странах и регионах. Но это-то и не позволяет поставить финальную точку, поскольку выглядит нелогично, и подвигает внимательнее присмотреться к представленным таблицам.

Обратим внимание, что в России доля респондентов, назвавших экономическую нестабильность главным препятствием для развития бизнеса, не прос­то составила 35%, а со снижением на 6 п.п. ко II кварталу и на 12 п.п. — к первому. И это параллельно ужесточению санкций против России. Забавно, что и в США обеспокоены экономической нестабильностью тоже 35% компаний — это после обильного полива Федрезервом американской экономики дармовыми деньгами, что позволило прилично завести после кризиса. Может, американцы ожидали большего, но, как говорится, нам бы так. У нас, однако, совсем не так — экономический рост символический и продолжает чахнуть, капитальные инвестиции в минусе, а из-за санкций занять «длинные» деньги на внешнем рынке российскому бизнесу теперь непросто, внут­ри же кредитоваться большинству всегда было накладно.

Но смотрите — чудным образом доля наших компаний, жалующихся на недостаток финансирования, сократилась по сравнению со II кварталом сразу на 21 п.п. На нехватку заказов сетования снизились на 15 п.п. Недостаток квалифицированных кадров стал беспокоить меньше на 19 п.п. Качество транспортной инфраструктуры жалоб вызвало меньше на 8 п.п., а по сравнению с I кварталом — так и вовсе в 2,6 раза меньше. Доля респондентов с претензиями на информационную инфраструктуру снизилась в III квартале в два с лишним раза.

Сплошной и явный позитив. На фоне санкций и негатива в экономике. С чего бы? У нас что, к примеру, информационная инфраструктура вдруг стала лучшей в мире, а качество дорог уступает только транспортной инфраструктуре в еврозоне?

Возможно, в текущей ситуации наш бизнес рассмотрел и положительные моменты. Например, девальвация руб­ля должна бы стимулировать экспорт, а компаниям, работающим на внутренний рынок, это может открывать пути к импортозамещению. Агробизнесу тут еще и продуктовые антисанкции в помощь.

Но думается, главное в том, что российский бизнес внутренне адаптировался, отмобилизовался перед новыми вызовами. Тем более что проблемы в экономике у нас не с санкций начались, а уже два года тянутся — было время пообвыкнуть, притереться к «новой реаль­ности».

А «совсем новая реальность» порождает любопытные реакции. Выше мы говорили, что исследователи Грант Торнтон удивились, что российская бюрократия в рейтинге препятствий для развития бизнеса впервые утратила лидирующие позиции и опустилась на пятую строку. Если во II квартале доля респондентов, имеющих к ней претензии, снизилась на 2 п.п., то в III квартале — решительно упала на 18 п.п. Теперь, судя по данным исследования, в глазах национального бизнеса наша бюрократия — лучшая в мире.

Один известный публицист от экономики недавно обобщил, что санкции против России сплотили бизнес с властью. Ну да, оказавшись в одном окопе, лучше точить зубы на общего противника. К тому же разрешение нынешнего кризиса сильно зависит от решений и действий высокой бюрократии, а в государственной копилке пока есть на что рассчитывать.

При этом настроение у отечественного бизнеса, понятно, так себе — уровень оптимизма +16% против +43% в среднем по миру и +50% — по БРИК. Но, как видим, бизнес еврозоны вообще почти пригорюнился — +5%. А вот американская «улыбка» на 26 п.п. шире среднемировой и на 64 п.п. — европейской. Может, еврозона все-таки не с теми сплотилась…