1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 5511

Финансовая аренда: как считать выкупную стоимость предмета лизинга при расторжении договора

При расторжении договора выкупного лизинга выкупная стоимость имущества в составе выплаченных лизинговых платежей подлежит возврату лизингополучателю с учетом износа предмета лизинга. Выкупной стоимостью считается цена, за которую лизингодатель приобрел предмет лизинга, и рассчитывается она исходя из фактичес­кого времени использования лизингополучателем предмета лизинга отдельно от платы за само пользование (постановление Президиума ВАС РФ от 21.01.2014 № 6878/13 по делу № А40-34803/12-161-313).

Суть дела

Общество с ограниченной ответственностью (далее — лизингодатель, общество) и индивидуальный предприниматель (далее — лизингополучатель, предприниматель) заключили договор финансовой аренды (лизинга) с правом выкупа предмета лизинга сроком на три года (36 месяцев). На основании этого договора общество передало в пользование и владение предпринимателю автомобиль с правом последующего выкупа при условии внесения всех лизинговых платежей. Срок действия договора лизинга определялся наступлением 14-го календарного дня после согласованной в графике платежей даты внесения последнего лизингового платежа.

Общая сумма подлежащих уплате лизинговых платежей была определена в размере 489 299,66 руб., из которой 399 510 руб. составляла выкупная стоимость предмета лизинга. Именно по этой цене лизингодатель и приобрел предмет лизинга в собственность у производителя. Лизинговые платежи, которые включали в себя выкупную стоимость автомобиля, должны были вноситься предпринимателем ежемесячно в равном размере, за исключением первого и последнего месяцев, для которых стороны установили повышенные платежи.

В графике платежей сторонами была согласована выкупная стоимость предмета лизинга в составе лизинговых платежей (223455,7 руб.) в случае их уплаты лизингополучателем в размере конкретной «несгораемой» суммы (273111,39 руб.), превышающей половину от общей суммы платежей.

При невнесении лизингополучателем двух и более платежей подряд лизингодатель вправе был расторг­нуть договор лизинга в одностороннем порядке. Лизингодатель этим правом воспользовался примерно через год после заключения договора в связи с тем, что предприниматель не внес два платежа подряд. Общество направило лизингополучателю уведомление о расторжении договора, и по условиям договора на следующий день он признавался расторгнутым.

Предприниматель обратился в суд с иском о признании незаконным расторжения договора лизинга, однако суд требование не удовлетворил. В итоге через четыре месяца после уведомления о расторжении договора предприниматель возвратил предмет лизинга обществу, после чего последнее продало автомобиль третьему лицу за 70 000 руб. А предприниматель, выплатив чуть больше «несгораемой» суммы, вновь обратился в суд с иском к лизингодателю, уже о взыскании не­основательного обогащения в виде согласованной в графике платежей выкупной стоимости автомобиля. Общество подало встречный иск о взыскании с предпринимателя задолженности по лизинговым платежам за период фактического использования предмета лизинга с момента расторжения договора лизинга до даты возврата автомобиля, то есть за четыре месяца, а также упущенной выгоды за указанный период, которая, по мнению общества, была равна всей сумме неуп­лаченных по договору платежей, причитавшихся ему до окончания срока действия договора.

Судебное ­разбирательство

Суд первой инстанции частично удов­летворил иск предпринимателя, взыскав почти половину заявленной ко взысканию суммы. Встречный иск общества суд также удовлетворил частично, взыскав только платежи за фактическое использование имущества после расторжения договора, во взыскании упущенной выгоды суд отказал. В результате зачета встречных однородных требований с лизингодателя была взыскана часть заявленной в иске суммы.

Однако решение было составлено с нарушением процессуальных норм: описательная и мотивировочная части его явно относились к совершенно другому делу, с иными сторонами и обстоятельствами, и лишь в резолютивной части фигурировали настоящие истец и ответчик, в связи с чем суд апелляционной инстанции при пересмотре судебного акта это решение отменил и перешел к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции в удов­летворении основного иска предпринимателя отказал, а встречный иск удовлетворил не в полном объеме, взыскав в пользу общества задолженность по лизинговым платежам за период с момента расторжения договора до возврата автомобиля, а также частично — упущенную выгоду.

Отказ во взыскании уплаченной предпринимателем выкупной стои­мости предмета лизинга в качестве неосновательного обогащения на стороне лизингодателя суд обос­новал следующим образом. Согласно Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы (утв. постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 № 1, далее — Классификация), автомобиль относится к третьей амортизационной группе со сроком полезного использования 3—5 лет. При этом минимальный срок использования по данной группе составляет более трех лет.

Судьи рассчитали размер остаточной стоимости предмета лизинга в соответствии с данной Классификацией из расчета как минимального, так и максимального срока. В итоге минимальная остаточная стоимость автомобиля к моменту истечения срока действия договора (36 месяцев) составила чуть более 9000 руб., а максимальная — около 78 000 руб. без учета НДС при сроке полезного использования три и пять лет соответственно.

Согласно представленному отчету оценщика от 18.01.2012 износ автомобиля составил 23,1%, то есть 78 204 руб. Эта сумма практически равна максимальной, по расчетам суда, остаточной стоимости автомобиля на момент его возврата лизингодателю при условии надлежащего исполнения лизингополучателем своих обязательств по договору. Таким образом, произведя зачет требований, суд в удовлетворении требований предпринимателя отказал.

Удовлетворяя встречный иск, судьи руководствовались законодательным требованием о необходимости исполнять обязательства надлежащим образом и о запрете одностороннего отказа от их исполнения с возмещением причиненных убытков в случае нарушения данных норм (ст. 309, 310, 622 ГК РФ).

Расчет обществом суммы за фактическое использование автомобиля после расторжения договора лизинга был верным — сумма аннуитетных лизинговых платежей за четыре месяца удержания автомобиля.

Что касается упущенной выгоды, то, по мнению суда, общество имело право взыскать ее (ст. 15 ГК РФ).

Рассчитать сумму упущенной выгоды следовало, уменьшив сумму подлежащих уплате лизинговых платежей на сумму уплаченных лизингодателем платежей, платежей за четыре месяца фактического пользования автомобилем и на сумму, за которую он был впоследствии реализован.

Суд кассационной инстанции поддержал позицию нижестоящего суда.

Позиция ВАС РФ

Судьи Президиума ВАС РФ отменили все три судебных акта по делу и направили его на новое рассмотрение.

Отказывая предпринимателю во взыскании выплаченной части выкупной стоимости предмета лизинга, суды между тем неверно рассчитали саму выкупную стоимость автомобиля.

Во-первых, определяя остаточную стоимость предмета лизинга на основании Классификации с применением минимального и максимального срока использования имущества, суды в итоге так и не указали, какой из вариантов расчета является верным и подлежит применению.

Во-вторых, признавая факт частичной выплаты выкупных платежей лизингополучателем, суды отказали ему во взыскании выплаченной суммы ввиду износа в 23,1% согласно отчету оценщика. Тем самым суды признали, что право на взыскание выкупных платежей было погашено стоимостью износа автомобиля. Однако остаточная стоимость, определенная с учетом амортизации, уже включала в себя износ. Применение данных отчета оценщика, снизивших повторно данную стоимость на степень износа, было излишним, в результате чего предпринимателю не­обоснованно отказали во взыскании даже части выплаченных им лизинговых платежей. Кроме того, Классификация была применена без обос­нования возможности определить полезный срок использования автомобиля исходя из его индивидуальных характеристик и данных завода-изготовителя.

В-третьих, выкупная стоимость автомобиля была определена с учетом показателя износа, установленного оценщиком на 18 января 2012 г., хотя автомобиль был передан лизингодателю 24 декабря 2009 г., то есть около двух лет назад.

При возврате лизингодателю предмета лизинга ввиду расторжения договора, содержащего условие о переходе данного предмета в собственность лизингополучателя, лизингодатель обязан вернуть выкупные платежи. Стоимость данных платежей должна быть снижена на степень износа.

При этом в качестве выкупной стои­мости предмета лизинга необходимо признавать цену, по которой лизингодатель приобретал имущество, то есть в данном деле это 399 510 руб. Причем ее, как и платежи за пользование предметом лизинга, необходимо выделить из стоимости финансовой аренды. Величина последней равна разности цены договора и выкупной стоимос­ти — 89789,66 руб. Эту сумму необходимо разделить на период уплаты лизинговых платежей, в итоге месячная плата за пользование деньгами лизингодателя равна 2565,42 (без учета платежа за первый месяц, который был установлен в повышенном размере). Таким образом, размер лизинговых платежей за весь период пользования автомобилем предпринимателем составил 48163,67 руб. за 18 месяцев и 24 дня.

Именно эта сумма должна была вычитаться из суммы уплаченных лизингополучателем лизинговых платежей, а итоговая сумма составляет выкупную стоимость предмета лизинга, уплаченную предпринимателем обществу. Эта стоимость снижается с учетом износа предмета лизинга (автомобиля) к моменту его возврата. При этом во внимание может приниматься как сумма, вырученная при реализации автомобиля, так и отчет оценщика. Однако доводы истца о явно заниженной стоимости реализации автомобиля и составлении отчета оценщика гораздо позже возврата предмета лизинга суды во внимание не приняли.

В деле имеется оговорка о возможности пересмотра вступивших в силу судебных актов по новым обстоя­тельствам на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ.

к сведению

Позиция, выраженная в рассмот­ренном постановлении, закреплена также в п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 17 (см. «ЭЖ», 2014, № 15, с. 07): по договору финансовой аренды имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя — в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств лизингодателя и при его содействии. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей и гарантией возврата вложенного. То есть лизингополучатель платит за пользование не конкретным предметом лизинга, а средствами лизингополучателя, на которые такое имущество приобретено. Их размер определяется как закупочная цена предмета лизинга (за вычетом авансового платежа лизингополучателя) в совокупности с расходами по его доставке, ремонту, передаче лизингополучателю и т.п. (п. 3.4), а плата за предоставление в аренду этой суммы определяется в процентах годовых в договоре. Если такого условия в договоре нет, стои­мость пользования финансами лизингодателя предполагается равной разнице между ценой договора и закупочной стоимостью предмета лизинга, поделенной на срок догово­ра (месяцы, года и т.д. в зависимости от периодичности платежей) (п. 3.5).