1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 324

Нужно менять курс, а не бюджетное правило

Исследовательское подразделение «Уралсиб Кэпитал» подготовило очередной обзор состояния российской экономики, в центре которого бюджетное правило. В споре Мин­экономразвития и Минфина по поводу того, изменять или не смягчать это правило, исследователи поддерживают скорее позицию Министерства финансов.

Суть правила в том, что все нефтегазовые доходы, которые бюджет получает от нефти свыше определенной цены отсечения (сейчас она составляет 92 долл. за баррель), идут в Фонд национального благосостояния, а по наполнении его — в Резервный фонд. Цена отсечения рассчитывается как средний показатель цены нефти, сейчас — за пять лет, к 2018 г. будет за десять лет.

Признаки экономического спада интенсифицировали обсуждение вопроса об изменении бюджетной политики. Минис­терство экономического развития высказало мнение, что стимулирование экономического роста было бы возможно, если бы правительство позволило себе увеличить инвестиции, а этого нельзя сделать, если не изменить бюджетное правило, то есть, проще говоря, не повысить цену отсечения. Министерство финансов возражает, уверяя, что госрасходы повышать не следует, поскольку они не слишком эффективны, а деловую активность следует повышать иными методами. Исследователи «Уралсиб Кэпитал» поддерживают позицию Минфина.

О мультипликативном эффекте

Корреляция между увеличением госрасходов и экономичес­ким ростом не так велика, как полагают апологеты государственного вмешательства в экономику, пишут исследователи. В теории рост расходов должен вести к увеличению выпус­ка, созданию новых рабочих мест, повышению заработных плат не только в госсекторе экономики и в области исполнения госзаказов, но и в тех компаниях, которые работают по гос­контрактам, и далее по цепочке.

Иными словами, госрасходы дают мультипликативный эффект, и вся экономика начинает оживать; если увеличение госрасходов на 1% ВВП продуцирует рост более чем на 1% ВВП (бюджетный мульти­плиткатор > 1), эффективность очевидна.

Однако несколько западных исследований (Blanchard and Perotti, 2002; Afonso, Gruner and Kolerus, 2010) показывают, что бюджетный мультипликатор ограничивается рамками 0,6—0,9, что свидетельствует о неэффективности увеличения госрасходов, констатируют исследователи. И хотя очень многое зависит о того, как именно проводится госстимулирование экономики, пишут они, вывод напрашивается: однозначно положительным государственное вмешательство не назовешь.

Исследователи соглашаются с министром финансов Антоном Силуановым: подстегивание спроса в экономике за счет госрасходов скорее всего не приведет к ускорению экономического роста. Производственные мощности России сейчас используются почти так же, как в докризисное время, то есть вблизи максимума; в то же время безработица находится на историческом минимуме, в частности, из-за демографических проблем страны, так что трудно представить себе заметное увеличение выпуска без крупных инвестиций. А с ними сложно: частный инвес­тор — и зарубежный, и российский — считает экономическую ситуа­цию слишком рискованной, чтобы вкладываться в расширение бизнеса. Государственный же инвестор, как правило, мыслит не категориями эффективности, но руководствуется иными соображениями.

Риски

Главный сегодняшний риск для экономики России — весьма вероятное постепенное снижение экспорта энергоносителей в Европу. Процесс пересмотра отношений с Россией в этой области только начался, но он все-таки начался, и можно ожидать, что российские поставки будут сокращаться: их со временем заменят альтернативными поставщиками и альтернативными источниками энергии, а еще и потребление будет сокращено за счет энерго­сберегающих технологий. Поскольку более половины российского бюджета формирует так или иначе продажа нефти и газа, проблема с доходами может стать очень серьезной. Конечно, есть китайский контракт и вообще перемещение экспортной активности в Азию, но вряд ли, предполагают исследователи, азиатское направление сможет компенсировать европейское.

Другим серьезнейшим риском для федерального бюджета России исследователи «Уралсиб Кэпитал» признают растущие долги региональных бюджетов. Поскольку регионам денег взять особенно негде, так или иначе бремя их долгов придется нести федеральному бюджету. Есть разные предложения, как облегчить долговые условия регионам, одно из них — ограничить ставку кредита, даже если его выдает частный банк, учетной ставкой ЦБ плюс 1,25%; но эта мера будет действенной лишь в том случае, если у региона в принципе есть чем расплачиваться, если же нет — долг, пусть и менее быстро растущий, все равно ложится на федеральный бюджет.

У Министерства финансов иной рецепт: оно считает необходимым установить максимум, на который федеральный бюджет может раскошелиться для погашения заимствований регионов, — 180 млрд руб. Но во-первых, и эти деньги все равно нужно где-то взять, а во-вторых, этой суммы уже недостаточно для рефинансирования займов регионов в текущем году.

Сценарии

Исследователи «Уралсиб Кэпитал» предлагают правительству иные меры поддержки экономики, нежели увеличение госрасходов. Первая и самая главная среди них — снижение налогов на производство и перенос налогового бремени на потребителя. Исследователи приводят данные Росстата: в первые месяцы текущего года прибыль российских компаний по сравнению с аналогичным периодом прош­лого года уменьшилась сразу на 31%.

Первый из предлагаемых сценариев — снижение налога на добавленную стоимость и одновременное введение налога с продаж, он не позволит образоваться дыре в бюджете. По мнению исследователей, такое изменение налоговой ситуации стимулирует и выпуск, и инвестиции — за счет роста потребительского спроса, который был и остается главным драйвером экономики России.

Второй, не менее важный сценарий, — снижение корпоративных налогов. «Вообще-то любой сценарий должен включать этот пункт», — пишут исследователи

Что же касается госрасходов, то нужно повышать их эффективность. По данным Росстата, с 2000 по 2013 гг. государственные закупки выросли двенадцатикратно, но всего на 22% в сопоставимых ценах. Исследователи подчеркивают, что большая часть роста цен в публичном секторе экономики вызвана постоянными индексациями зарплат бюджетников; но даже если исключить это из рассмот­рения, придется признать, что рост цен в публичном секторе заметно опережает инфляцию.

Наконец, нужно повышать инвестиции в человеческий капитал, предлагают исследователи «Уралсиб Кэпитал». Только если это станет приоритетом бюджетной политики России, можно будет добиться стабильного экономического роста.