1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 776

На Майдане зафиксирован первый случай синдрома Мюнхгаузена

Центр украинской столицы стал «провокатором» серьёзного психиатрического заболевания у склонного к истерии мужчины.

Некоторое время назад, в один и тот же вечер, в информационных программах на телеканалах НТВ и «России» был показан один и тот же человек, рассказывающий взаимоисключающие истории. По версии НТВ он прибыл из Германии, чтобы материально поддержать сторонников Майдана и подготовить к силовым акциям группу наёмников из Западной Европы. По его «нтвэшной» версии, на одном из митингов он получил ранение в нос и ногу от «своих», после чего оказался на больничной койке. На канале «Россия» он представился бывшим жителем Николаева, а ныне известным врачом и владельцем немецких клиник, прибывшим поддержать сторонников Антимайдана. И так же правдоподобно, как и в первом случае, мужчина рассказал, как пострадал от радикалов-бандеровцев и оказался на той же больничной койке, к которой кто-то даже привязал георгиевскую ленточку. Будучи уличёнными в недобросовестности, телеканалы сообщили о том, что стали «жертвами» только что выписавшегося из медучреждения пациента психиатрической клиники.

Между тем специалисты поставили «страдальцу» более точный диагноз. Было установлено, что мужчина страдает довольно распространённым синдромом Мюнхгаузена. Подобная личность, как и все личности с расстройствами, фокусированными на получении внимания, всегда внушают доверие своей «правдоподобностью» и достаточно убедительны. Описываемый синдром не принадлежит к числу соматогенных, но практические врачи нередко сталкиваются с больными, объединяемыми под диагнозом «синдром Мюнхгаузена». Обстановка общественного разлада, революционная ситуация, выраженная агрессия спровоцировала у этого истеричного человека не свойственную ему ранее симптоматику, после которой потребовалась госпитализация с полной изоляцией от психотравмирующей ситуации.

Термин «Синдром Мюнхгаузена» (англ. Münchausen syndrome) был изобретён врачом Ричардом Ашером, впервые описавшим в 1951 г. поведение пациентов, склонных выдумывать или вызывать у себя болезненные симптомы. Название восходит к имени русского кавалерийского офицера XVIII в. немецкого происхождения, барона И. К. Ф. фон Мюнхгаузена, который прославился фантастическими рассказами о своих приключениях.

Первоначально это название использовалось для обозначения всех аналогичных расстройств. Сегодня этим называют крайнюю и длительную форму симулятивного расстройства, при которой симуляция болезни занимает центральное место в жизни человека.

«Синдром Мюнхгаузена очень небезопасен для окружающих, – говорит доктор медицинских наук, профессор кафедры нервных болезней ИПО Первого МГМУ им. Сеченова, специалист по проблеме неврозов в неврологии и общей медицинской практике Галина Дюкова. – Это психическое расстройство, при котором страдает не сам пациент, а общество. Больной с синдромом Мюнхгаузена представляет угрозу для медицинских служб, неврологических и хирургических стационаров, для детского здоровья. Такой пациент составляет проблему и для социальных и судебно-правовых органов. Больничные рецидивисты характерны умением мастерски симулировать свои заболевания. Для этих личностей характерно самозабвенное враньё, способность логично состыковать одну историю с другой. Для них нет чётких границ. А ложь – это защитный механизм. Чаще всего, для выражения агрессии. Можно сказать, что синдром Мюнхгаузена – это симулятивное личностное расстройство, когда человек доступными ему средствами вызывает у самого себя болезни и увечья. Случаются как единичные эпизоды, так и повторные. В последнее время синдром встречается совсем не редко. По проведённым в 2007 г. исследованиям стало понятно, что мы имеем дело с 1 и 3%. Сейчас, вероятно, число клинических проявлений может резко увеличиться».

Доктор Ашер выделил несколько вариантов синдрома Мюнхгаузена: 1) наиболее частый «острый абдоминальный вариант», сопровождающийся лапаротомией; 2) геморрагический вариант — симуляция кровотечений; 3) неврологический вариант — симуляция припадков, обмороков и т. п. Позднее был описан также дерматологический вариант — симуляция с помощью различных мазей и красок кожных заболеваний.

Были также проведены наблюдения над десятью больными, отличающимися патологическими способностями к вранью, и кроме того, симулировавшими различные заболевания, для чего они часто заглатывали несъедобные предметы. Один больной чрезвычайно ловко инсценировал картину острого живота и эпилептические припадки, всего он перенёс более 30 операций и умер на операционном столе. Другая больная с помощью крохотного кусочка бритвы, который она тщательно прятала, подрезала десну и инсценировала лёгочное кровотечение. Без всякой цели эти больные бродили из больницы в больницу. В связи с этим можно говорить о своеобразном дромоманическом синдроме, рамки которого ограничены лишь больницами. Однако нередко у этих больных имеются достаточно благоприятные условия, и лишь в отдельных случаях поступление в больницу связано с желанием укрыться от неприятной ситуации. Основным отличием синдрома Мюнхгаузена от ипохондрического синдрома является сознательный обман и симулирование симптоматики заболевания, тогда как ипохондрик боится за своё здоровье или убеждён, что у него действительно имеется то или иное заболевание. В отличие от больных с ипохондрическим синдромом лица с синдромом Мюнхгаузена отличаются полным равнодушием к своему здоровью и поразительной выносливостью к оперативному вмешательству. Часто они выписываются из больницы, когда лечение ещё не закончено, не зажили послеоперационные рубцы, встают иногда на следующий же день после операции. При синдроме Мюнхгаузена имеет место не опасение за своё здоровье или сознание мнимой болезни, а сознательный обман, который нередко наносит значительный ущерб здоровью. Ещё большую опасность представляет собой делегированный синдром Мюнхгаузена. Под делегированным синдромом Мюнхгаузена (англ. Fabricated and Induced Illness или Munchausen Syndrome by Proxy, MSBP) понимают такой вид симулятивного расстройства, при котором родители или лица их замещающие, намеренно вызывают у ребёнка или уязвимого взрослого человека (инвалида) болезненные состояния или выдумывают их, чтобы обратиться за медицинской помощью. Такие действия совершают почти исключительно женщины, в подавляющем большинстве случаев — родные матери или супруги. При этом лица, симулирующие болезни ребёнка, сами могут проявлять поведение типичное для синдрома Мюнхгаузена. Лица, страдающие делегированным синдромом Мюнхгаузена, могут использовать самые различные методы, чтобы спровоцировать появление у ребёнка болезни. Воображаемая или вызываемая болезнь может принимать практически любую форму, но наиболее распространёнными симптомами являются: кровотечения, припадки, диарея, рвота, отравления, инфекции, удушье, лихорадка, аллергии и синдром внезапной детской смерти. Искусственно вызываемые у детей болезни очень плохо поддаются лечению, поэтому дети, страдающие от таких расстройств, подвергаются большому числу ненужных медицинских процедур, некоторые из которых могут быть вредны.

MSBP-личность, убедившись, что жизни пациента угрожает серьёзная опасность, может предпринять действия по его спасению. Цель — получение признания как спасителя.

Искусственные заболевания и многократное лечение негативно сказывается на психическом развитии и здоровье детей. Кроме того, действия, при помощи которых создаются симптомы болезни, могут наносить непоправимый вред здоровью ребёнка и представлять опасность для его жизни.

Матери, вызывающие у детей болезни, как правило, страдают от недостатка психологической поддержки. Они часто несчастливы в браке. Часть из них страдает от психических расстройств. Многие обладают некоторым запасом знаний в области медицины. В случае обнаружения искусственной природы болезни ребёнка они отрицают причинение вреда даже при наличии серьёзных доказательств и отказываются от какой-либо психотерапии. Mедсестра с делегированным синдромом Мюнхгаузена может получать внимание и благодарность от родителей за доброту, которую она проявляла во время короткой жизни их ребёнка. Однако такая медсестра озабочена только вниманием к себе, и имеет доступ к огромному числу потенциальных жертв.

Mать или медсестра с делегированным синдромом Мюнхгаузена знают, что, если у членов семьи или коллег появляются подозрения, они вряд ли озвучат их, так как боятся, что они могут ошибаться. Никто не хочет обвинить MSBP-личность или подать заявление в органы расследования. Если они ошибаются, это обвинение в клевете, и изоляция от семьи. Если MSBP-личность узнает, что такое обвинение было сделано, и она может догадаться, кто сделал обвинение, это истолковывается как преследование, где личность является жертвой, и ситуация эксплуатируется как ещё более выгодная, чтобы такая личность снова оказалась в центре внимания. Когда это происходит в семье, это используется как возможность настроить всю семью против человека, сделавшего обвинение, либо против любого другого, кого MSBP-личность может идентифицировать как человека, который высказал подозрение. Речь идёт о психически неполноценных лицах, которые всю свою жизнь стараются провести в больницах в связи с вымышленными хирургическими и другими соматическими заболеваниями. Без всяких показаний к тому они добиваются, чтобы им производились хирургические вмешательства или какие-либо медицинские манипуляции и обследования. В ряде больниц на них заводятся многочисленные истории болезни, в которых записаны их вымышленные жалобы, причём в разных больницах эти лица часто госпитализируются под чужими фамилиями.

Синдром Мюнхгаузена может встречаться и у больных с психопатическим шизофреническим дефектом, но чаще всего это тяжёлые истерические психопаты. Отличие синдрома от истерии заключается в том, что при последней имеет место бессознательная «конверсия» психических переживаний на внутренние органы, а при синдроме Мюнхгаузена — сознательная симуляция. Врачам бывает чрезвычайно трудно провести чёткую границу между симуляцией и истерическими симптомами.

Неспокойная эмоциональная общественная обстановка тяжело переживается склонными к психопатии людьми. Очень часто они оказываются один на один со своими болезнями. Крайне важно не оставаться безучастными к любым проявлениям немотивированной лживости или болезненной фантазии. Иногда чьё-то внимание или вовремя оказанная врачебная помощь могут спасти человека от суицидальных решений, а его близких – от грозящей им опасности получения увечья или даже гибели. Если в поведении человека что-то серьёзно настораживает – не бойтесь обратить на него не только своё внимание.