1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 669

Рубль пережил присоединение Крыма

В среду, 19 марта, на Московской бирже евро впервые с 6 марта стоил дешевле 50 руб., а доллар снова стал стоить меньше 36 руб. Стоимость бивалютной корзины (0,55 долл. и 0,45 евро) снизилась на 37,5 копеек и составила 42,24 руб. С начала недели доллар отступил уже на 69 копеек, евро — на 97 копеек, или почти на 2%, посчитали в «Интерфакс-ЦЭА»: это коррекция после рекордного роста валют предыдущей недели, валютные курсы выровнялись, поскольку наступила политическая определенность в крымском вопросе, а санкции Запада оказались несерьезными.

Но в четверг возрождение рубля остановилось: курс доллара практичес­ки не изменился на Московской бирже при открытии торгов, а евро — даже чуть подрос. Торги начались сделками в пределах 36,1—36,195 руб. за доллар, в среднем за первые полторы минуты курс составил 36,13 руб., что соответствует вчерашнему закрытию торгов, евро прибавил примерно 5 копеек и достиг 49,98 руб. Стоимость бивалютной корзины (0,55 долл. и 0,45 евро) прибавила 5 копеек и составила 42,37 руб.

Эксперты объясняют ситуацию на российском валютном рынке содержанием первого официального выступления нового председателя Федеральной резервной системы Джанет Йеллен, в котором она сообщила, что ФРС понизила программу выкупа активов на очередные 10 млрд долл. (в третий раз с декабря) — теперь она составляет 55 млрд долл. в месяц. Но главное состояло в другом: Д. Йеллен можно было понять так, что программа «легких» денег может быть свернута уже осенью, а затем могут быть повышены и учетные ставки.

Накануне заседания СМИ обсуждали вопрос, действительно ли Россия вывела из американского депозитария принадлежащие ей казначейские обязательства США на 105 млрд долл. ФРС не внесла ясности в ситуацию, отказавшись отвечать на вопрос, правда ли это, а аналитики решили, что как бы сейчас ни выглядели вложения России в долларовые бумаги, перспектива санкций из-за присоединения Крыма заставит российские власти как-то работать с активами в долларах.

Министр экономического развития Алексей Улюкаев подтвердил эту догадку, призвав к плавному переходу на расчеты в национальных валютах с торговыми партнерами: «Контрактирование в национальных валютах, экспортно-импортный кредит в национальной валюте — это очень хорошие средства, которые обеспечивают защиту обеих сторон от каких-либо санкций, которые могли бы расстроить их платежно-расчетные отношения. Максимальная ориентация на локальные валюты, на локальные финансовые системы — это нормальный путь». По мнению министра, России следует обратить внимание на страны Востока: «Потенциал большой. Торговый оборот только с Японией порядка 33 млрд долл, со странами АСЕАН — около 18 млрд долл., есть и потенциал увеличения, и опыт последних двух лет, когда на 10, 20, 30% увеличился товарооборот России с этими странами, и это не только сырье!»

Впрочем, пока это только надежды. «Пока сохраняется инвестиционная пауза, инвестиции снизились на 3,5% в феврале», — сообщил А. Улюкаев, но это лучше, чем в январе, когда инвес­тиции в годовом выражении снизились на 7%. «Начало года очень противоречивое, — заметил министр. — Был очень плохой январь, а февраль показал совершенно другую картину: наблюдалось увеличение потребительского спроса, существенный рост обрабатывающих отраслей промышленности, и только в инвестициях сохранялась пауза».

Рубль реагирует на экономические сложности России ослаб­лением, без инвестиций серьезный экономический рост вряд ли возможен. Однако официальные лица пока оптимистичес­ки настроены, к примеру, министр промышленности Денис Мантуров заявил, что ситуация на Украине едва ли повлияет на объемы инвестиций: «Политика политикой, бизнес бизнесом. Мы настолько глубоко уже интегрированы, как Россия во все международные проекты, также как и зарубежные компании в российскую производственную инфраструктуру, что на таком фоне снижение иностранных инвестиций невозможно».

А по мнению гендиректора Агентства стратегических инициатив (АСИ) Андрея Никитина, риски для инвестиционной привлекательности России из-за ситуации на Украине есть, но лишь в краткосрочной перспективе, в общем это не отразится на инвестиционном климате: «Я думаю, что те, кто, поддавшись всем страшилкам, уйдет из России и ограничит свои инвестиции сейчас, все много потеряют, потому что Россия — это страна, где можно зарабатывать деньги».