Идея хорошая, но исполнение подкачало…

| статьи | печать

С 1 января 2014 г. в Федеральный закон от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» вошла новая норма об особенностях принятия решения общим собранием акционеров о выплате дивидендов по привилегированным акциям. Цель принятия поправки — борьба с популярной схемой получения большинства голосов на общем собрании акционеров через владение голосующими привилегированными акциями с уменьшенной номинальной стоимостью. Норма достаточно сложна, к тому же, в ней использовано своеобразное ноу-хау — определение кворума по данному вопросу не до голосования, а после. Однако станет ли новация серьезным препятствием на пути выстраивания «обходных» схем получения корпоративного контроля или будет выполнять роль заслона только на бумаге?

Итак, «Решение по вопросу о выплате (объявлении) дивидендов по привилегированным акциям определенного типа принимается большинством голосов акционеров — владельцев голосующих акций общества, принимающих участие в собрании. При этом голоса акционеров — владельцев привилегированных акций этого типа, отданные за варианты голосования, выраженные формулировками „против“ и „воздержался“, не учитываются при подсчете голосов, а также при определении кворума для принятия решения по указанному вопросу» (п. 4.2 ст. 49 Закона от 26.12.95 № 208-ФЗ (далее — Закон об АО)).

Данная норма касается обществ, в которых наряду с обыкновенными акциями размещены и привилегированные. Сложное содержание самой нормы, а также использование в ней не виданной ранее в российском корпоративном праве конструкции определяемого по результатам самого голосования кворума для принятия решения по вопросу повестки дня не позволяют сразу понять ее смысл и уяснить значение для правоприменительной практики.

Между тем, более подробный анализ показывает, что значение это велико. Смысл новации направлен на борьбу с популярной схемой получения большинства голосов на общем собрании акционеров за счет размещения привилегированных акций со сниженной номинальной стоимостью.

«Привилегии» — почти даром!

Акционерные общества в России в обязательном порядке размещают обыкновенные акции, а также вправе размещать один или несколько типов привилегированных (п. 2 ст. 25 Закона об АО).

Напомним, что общее отличие обыкновенных акций от привилегированных состоит в том, что первые предоставляют право голоса по всем вопросам повестки дня общего собрания, а вторые — нет. Зато они позволяют получать фиксированный размер дивиденда, а также стоимости при ликвидации общества — ликвидационной стоимости (или и того, и другого). В корпоративной практике наиболее распространены привилегированные акции с фиксированным размером дивиденда.

Это общие правила, из которых, однако, имеются исключения — в частности, связанные с предоставлением владельцам привилегированных акций права голоса по всем вопросам повестки дня общего собрания при наступлении определенных условий. Таковым, например, является невыплата фиксированного размера дивидендов по привилегированным акциям: «акционеры — владельцы привилегированных акций определенного типа, размер дивиденда по которым определен в уставе общества, за исключением акционеров — владельцев кумулятивных привилегированных акций, имеют право участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции, начиная с собрания, следующего за годовым общим собранием акционеров, на котором независимо от причин не было принято решение о выплате дивидендов или было принято решение о неполной выплате дивидендов по привилегированным акциям этого типа. Право акционеров — владельцев привилегированных акций такого типа участвовать в общем собрании акционеров прекращается с момента первой выплаты по указанным акциям дивидендов в полном размере» (п. 5 ст. 32 Закона об АО).

обратите внимание

Это отвечает основному принципу привилегированных акций — их владельцы лишены права голоса, но получают фиксированный дивиденд. Как только общество оказывается не в состоянии обеспечить право на получение фиксированного дивиденда, акционерам это компенсируется возможностью голосовать на общем собрании.

При этом норма п. 2 ст. 25 Закона об АО о том, что «номинальная стоимость размещенных привилегированных акций не должна превышать 25 процентов от уставного капитала общества», вроде бы не должна допускать ситуацию, что когда привилегированные акции оказываются голосующими, их владельцы на собрании получают большинство голосов.

Однако в Законе нашлась лазейка, связанная с тем, что обыкновенные и привилегированные акции не должны иметь одинаковую номинальную стоимость. В силу п. 1 ст. 25 Закона об АО «номинальная стоимость всех обыкновенных акций общества должна быть одинаковой». В отношении привилегированных акций такой нормы не установлено, что позволяет их владельцам, если номинальная стоимость таких ценных бумаг меньше по сравнению с обыкновенными, получать большинство голосов на общем собрании, в случаях, когда привилегированным акциям предоставляется право голоса (такие ситуации можно создавать искусственно).

Приведем пример. В акционерном обществе «Х» уставный капитал составляет 100 тыс. руб.; совокупная номинальная стоимость всех обыкновенных акций — 75 тыс. руб., всех привилегированных — 25 тыс. руб. Требования п. 2 ст. 25 Закона об АО соблюдены, однако номинальная стоимость одной обыкновенной акции составляет 1000 руб. (то есть их размещено 75 шт.), а одной привилегированной — 1 руб. (то есть их размещено 25 тыс. шт.).

Нетрудно заметить, что при предоставлении владельцам привилегированных акций права голоса на общем собрании им будет принадлежать около 99,7% голосов (25 000 из 25 075)! Согласно ст. 59 Закона об АО «голосование на общем собрании акционеров осуществляется по принципу „одна голосующая акция общества — один голос“».

обратите внимание

Подобная законодательная лазейка позволяла многим обществам «размывать» голоса, принадлежащие владельцам обыкновенных акций, путем размещения привилегированных ценных бумаг с очень низкой номинальной стоимостью или дробления существующих.

Такие схемы стали настолько популярны, что явились предметом рассмотрения Высшего арбитражного суда РФ, который весьма негативно оценил практику их использования в части дробления привилегированных акций: «…наличие у участника акционерного общества (акционера) определенных удостоверенных акцией, обыкновенной или привилегированной, прав по отношению к обществу, включая право голоса, которое имеет не только акционер — владелец обыкновенной акции, но также имеет или может иметь акционер — владелец привилегированной акции (пункты 4 и 5 статьи 32 Закона), обусловлено оплатой соответствующей доли уставного капитала общества.

Поэтому приобретение одними акционерами по отношению к акционерному обществу большего объема права (большего количества голосов), чем это удостоверено принадлежащими им акциями, без предоставления обществу определенного имущественного эквивалента в виде вклада в его уставный капитал или без пропорционального увеличения количества голосов по остальным акциям общества, принадлежащим другим акционерам, противоречит указанным нормам Закона об акционерных обществах и принципам акционерного общества, а также нарушает права этих акционеров.

Однако в данном случае в результате дробления привилегированных акций акционеры, являющиеся их владельцами, приобрели большее количество голосов, чем предоставляли им указанные акции до их дробления, без пропорционального увеличения количества голосов по остальным голосующим акциям акционерного общества» (постановление Президиума ВАС РФ от 14.03.2006 № 12591/05 по делу № А45-21009/04-КГ11/500).

Тем не менее, указанные схемы продолжают функционировать, поскольку законодательных преград до сих пор не установлено, а судебная практика решает не все — многие из них просто не становятся предметом судебного рассмотрения и т.д.

Новый виток борьбы

Новая норма п. 4.2 ст. 49 Закона об АО об особом порядке определения кворума и результатов голосования по вопросу о выплате дивидендов владельцам привилегированных акций переносит борьбу со схемами, о которых указано выше, на законодательный уровень.

По замыслу законодателя, на основании данной нормы владельцы привилегированных акций, обладающие большинством голосов (или имеющие существенное количество голосов), не смогут заблокировать принятие решения о выплате им дивидендов в полном объеме. Любые голоса «против» или «воздержался», поданные ими по указанном вопросу, не будут учитываться при подсчете результатов голосования и определении кворума. Экзотическая конструкция, внесенная в Закон, — определение кворума по результатам голосования — предписывает исключить из числа голосов, принятых для определения кворума, голоса владельцев привилегированных акций, поданных за варианты «против» или «воздержался».

Чтобы посмотреть, как это действует на практике, вернемся к рассматриваемому АО «Х». В общем собрании (в ситуации, когда привилегированные акции являются голосующими) вправе принимать участие акционеры — владельцы 25 075 голосующих акций (из них 75 обыкновенных и 25 000 привилегированных). Предположим, все привилегированные акции принадлежат одному владельцу. Если он голосует «против» по вопросу о выплате дивидендов по привилегированным акциям в полном объеме, принадлежащие ему голоса исключаются из числа принимаемых для определения кворума, то есть число голосов сокращается до 75 (25 075 – 25 000 = 75).

Таким образом, для наличия кворума по указанному вопросу достаточно участия в собрании владельцев более 50% обыкновенных акций (то есть минимум 38 акций). Решение принимается «большинством голосов акционеров — владельцев голосующих акций общества, принимающих участие в собрании» (п. 2 ст. 49 Закона об АО).

Нужны более серьезные меры

Однако новая поправка вряд ли станет существенным препятствием для владельцев привилегированных акций с пониженной номинальной стоимостью в борьбе за корпоративный контроль. Ее недостатки слишком явно бросаются в глаза. Прежде всего, заинтересованный в сохранении контроля над обществом владелец привилегированных акций использует возможность не голосовать по вопросу повестки дня о выплате дивидендов ни «за», ни «против», ни «воздержался» (он просто не представит бюллетень в счетную комиссию и заберет его с собой). Он также может специально испортить бюллетень. Голоса по таким бюллетеням не могут засчитываться ни по одному из вариантов голосования, а значит — не исключаются из кворума в соответствии с новым п. 4.2 ст. 49 Закона об АО.

Кроме того, контролирующие общество владельцы привилегированных акций могут просто не явиться на общее собрание, тем самым сорвав его из-за отсутствия кворума. Эта ситуация их устраивает — если не будет принято решение о выплате дивидендов по привилегированным акциям в полном объеме, независимо от причин, голосующий статус их акций сохраняется.

Наконец, контролирующие акционеры могут еще до проведения собрания решить вопрос о выплате себе дивидендов не в полном объеме — на стадии утверждения советом директоров рекомендаций о размере выплачиваемых дивидендов. Совет директоров, как правило, подконтролен мажоритарному акционеру. Напомним, что «размер дивидендов не может быть больше размера дивидендов, рекомендованного советом директоров (наблюдательным советом) общества» (п. 4 ст. 42 Закона об АО).

Не забудем также о том, что популярной схемой является определение в уставе общества фиксированного размера дивидендов по привилегированным акциям в виде завышенных сумм, заведомо невозможных к выплате (например, сотни миллионов долларов в год для небольшой или средней компании). В таком случае владельцы привилегированных акций закрепляют за собой право голоса практически навсегда...

День
Неделя
Месяц