1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4642

Истина в суде: злоупотребление доминирующим положением

Аналитический обзор составлен на основе решений по делам, касающимся судебных споров с Федеральной антимонопольной службой РФ по фактам злоупотреблений доминирующим положением хозяйствующих субъектов. Рассмотренные решения вынесены федеральными арбитражными судами в январе — августе 2013 г. Проанализировано 134 судебных вердикта. Приводятся нормы законодательства и нормативные правовые акты, которыми руководствуются арбитры, а также примеры конкретных решений.

Немного статистики

Всего за рассматриваемый период суды вынесли 134 вердикта интересующей нас тематики. Они составляют примерно 6% от общего количества споров с антимонопольными органами за рассматриваемый период.

Тройку лидеров по количеству дел составили Северо-Кавказский округ — 26 дел, Поволжский — 18 и Западно-Сибирский — 17. Следом идут Московский и Уральский округа — по 14 дел, Волго-Вятский регион — 10. Меньше всего споров с ФАС было в Северо-Западном и Центральном округах — по четыре решения.

По стоимостным показателям с большим отрывом вырвалась вперед Москва. За рассматриваемый период общая стоимость исков в Московском регионе составила примерно 700 млн руб., что более чем в десять раз превышает аналогичные показатели во многих регионах РФ. Средняя сумма иска в столице, соответственно, также в десять раз превышает среднюю сумму иска по РФ. Самое «дорогое» решение было также вынесено в Москве. Электросетевой компании пришлось бы расстаться с кругленькой суммой, уплатив штраф за злоупотребление доминирующим положением на рынке оказания услуг по передаче электрической энергии, выразившееся в нарушении порядка введения полного ограничения режима потребления электрической энергии в отношении частного дома, если бы размер санкций не был снижен судом. Антимонопольный орган требовал 356 млн руб., однако суд, признав вину общества, назначил ему минимальное наказание — 100 000 руб. (постановление ФАС Московского округа от 19.04.2013 по делу № А40-90607/11-120-739).

Еще одну крупную сумму удалось отстоять организации в Северо-Кавказском округе. Хотя судьи удовлетворили ее иск частично, заплатить газовой компании пришлось только 650 000 из 68 млн руб., которые требовал от нее антимонопольный орган. Размер штрафа был снижен, поскольку при его определении надлежало применять нормативный правовой акт, улучшающий положение лица, совершившего правонарушение (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.02.2013 по делу № А63-12165/2010).

Однако и проигрывать многомиллионные штрафы компаниям также приходилось. В том же Северо-Кавказском округе энергосбытовая компания проиграла более 18 млн руб. Суд в этом случае не стал смягчать ответственность, так как посчитал вину общества полностью доказанной и не нашел нарушений в процедуре привлечения его к административной ответственности (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 04.07.2013 по делу № А15-2507/2012).

В Западно-Сибирском округе компания также потеряла более 10 млн руб., поскольку была уличена в злоупотреблении доминирующим положением на товарном рынке оказания услуг по передаче электроэнергии, выразившимся во включении в проект публичного договора на технологическое присоединение условия, противоречащего требованиям Правил технологичес­кого присоединения (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.03.2013 по делу № А70-12061/2011).

В Восточно-Сибирском округе антимонопольной службе удалось отсудить у общества 34,5 млн руб. Нарушение энергосетевой компании выразилось в том, что в технические условия к договору об осуществлении технологического присоединения были включены избыточные требования, нарушающие правила технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.07.2013 по делу № А74-5365/2012).

В этом же округе нефтяная компания сэкономила более 43 млн руб., так как антимонопольщики не смогли предоставить в суде убедительных доказательств создания дискриминационных условий на рынке оптовой реализации нефтепродуктов, которые привели к неравному положению хозяйствующих субъектов (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.01.2013 по делу № А10-5378/2011).

Инициатором судебных разбирательств чаще всего становятся организации, не согласные с решением антимонопольного органа о привлечении к административной ответственности. Однако выигрышная статистика складывается не в их пользу. За рассматриваемый период в пользу организаций было вынесено всего 34% дел, то есть примерно каждое третье дело. Однако нужно учитывать, что довольно часто суд, хоть и отказывает в удовлетворении требования признать решение ФАС недействительным, существенно снижает при этом размер санкций, что, безусловно, можно трактовать в пользу заявителя. Примерно 6% дел было отправлено на новое рассмот­рение.

Статистика споров с ФАС с 1 января по 31 августа 2013 г. (Таблица)

Общее количество споров

134

Цена вопроса

1,2 млрд руб.

Средняя цена спора по РФ

9,3 млн руб.

Средняя цена спора по Московскому региону

50 млн руб.

Средняя цена спора по РФ без учета Московского региона

4,6 млн руб.

Максимальная цена спора

357 млн руб.

Максимальная цена спора, проигранного организацией

34,5 млн руб.

Максимальная цена спора, выигранного организацией

357 млн руб.

Минимальная цена спора

100 000 руб.

Нормы законодательства, к которым апеллируют судьи

За злоупотребление доминирующим положением КоАП РФ предусматривает следующие виды ответственности: ст. 14.31 «Злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке» и ст. 14.31.1. «Злоупотребление доминирующим положением хозяйствующим субъектом, доля которого на рынке определенного товара составляет менее 35 процентов».

Статья 14.31

Названная статья устанавливает ответственность за совершение хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке, действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством РФ. Исключение составляют случаи, предусмотренные ст. 14.31.1 КоАП РФ.

Так, правонарушение, о котором идет речь в ч. 2 ст. 14.31 КоАП РФ, влечет следующее наказание:

— для должностных лиц — наложение административного штрафа в размере от 20 000 до 50 000 руб. либо дисквалификацию на срок до трех лет;

— для юридических лиц — от 0,01 до 0,15 размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, но не более 1/50 совокупного размера суммы выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг) и не менее 100 000 руб. В случае когда сумма выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, превышает 75% совокупного размера суммы выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг), — в размере от 0,003 до 0,03 размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, но не более 1/50 совокупного размера суммы выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг) и не менее 100 000 руб. Под выручкой от реализации товаров (работ, услуг) понимается выручка от реализации товаров (работ, услуг), определяемая в соответствии со ст. 248 и 249 НК РФ.

Данная статья КоАП РФ устанавливает ответственность за нарушение ст. 10 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ (ред. от 23.07.2013) «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции).

В статье 10 Закона о защите конкуренции установлен запрет на злоупотребление доминирующим положением. Само понятие доминирующего положения сформулировано в ст. 5 Закона о защите конкуренции.

При этом ст. 14.31 КоАП РФ не распространяется на ответственность за злоупотребление доминирующим положением хозяйствующим субъектом, доля которого на рынке определенного товара составляет менее 35%.

Статья 14.31.1

Ответственность для хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарном рынке доля с долей определенного товара менее 35%, предусмотрена в ст. 14.31.1 КоАП РФ. В ней установлено, что совершение таким субъектом (за исключением субъекта, занимающего доминирующее положение на рынке определенного товара, если в отношении такого рынка федеральными законами установлены случаи признания доминирующим положения хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара составляет менее 35%), действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством РФ, — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 15 000 до 20 000 руб., на юридических лиц — от 300 000 до 1 млн руб.

Признаки злоупотребления

Согласно ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе установление, поддержание монопольно высокой цены товара.

Судьи отмечают, что для квалификации действий хозяйствующего субъекта по данной статье необходимо доказать, что на соответствующем товарном рынке он занимает доминирующее положение, совершил действие (бездействие), характеризующееся как злоупотребление этим положением, и это привело (создало угрозу) к ограничению конкуренции или ущемлению прав лиц.

Согласно ч. 3 ст. 5 Закона о защите конкуренции доминирующим признается положение каждого из нескольких хозяйствующих субъектов (за исключением финансовой организации), применительно к которому выполняются в совокупности следующие условия:

— совокупная доля не более чем трех хозяйствующих субъектов, доля каждого из которых больше долей других хозяйствующих субъектов на соответствующем товарном рынке, превышает 50%, или совокупная доля не более чем пяти хозяйствующих субъектов, доля каждого из которых больше долей других хозяйствующих субъектов на соответствующем товарном рынке, превышает 70% (настоящее положение не применяется, если доля хотя бы одного из указанных названных субъектов менее чем 8%);

— в течение длительного периода (не менее чем одного года или, если такой срок составляет менее чем один год, в течение срока существования соответствующего товарного рынка) относительные размеры долей хозяйствующих субъектов неизменны или подвержены малозначительным изменениям, а также доступ на соответствующий товарный рынок новых конкурентов затруднен;

— реализуемый или приобретаемый товар не может быть заменен другим товаром при потреблении (в том числе при потреблении в производственных целях), рост цены товара не обусловливает соответствующее такому росту снижение спроса на этот товар, информация о цене, об условиях реализации или приобретения этого товара на соответствующем товарном рынке доступна неопределенному кругу лиц.

Пленум ВАС РФ в п. 4 постановления от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» разъяснил, что исходя из системного толкования положений ст. 10 ГК РФ и ст. 3 и 10 Закона о защите конкуренции, для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы наступления) любого из перечисленных последствий, а именно: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц. Суд или антимонопольный орган вправе признать нарушением антимонопольного законодательства и иные действия (бездействие), кроме установленных ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, поскольку этот перечень не является исчерпывающим.

Монопольно высокая цена

Обратимся к ст. 6 Закона о защите конкуренции. Она определяет, что монопольно высокой ценой товара является цена, установленная занимающим доминирующее положение хозяйствующим субъектом, если эта цена превышает сумму необходимых для производства и реализации такого товара расходов и прибыли и цену, которая сформировалась в условиях конкуренции на товарном рынке, сопоставимом по составу покупателей или продавцов товара условиям обращения товара, условиям доступа на товарный рынок, госрегулированию, включая налогообложение и таможенно-тарифное регулирование, при наличии такого рынка на территории РФ или за ее пределами.

Цена товара не признается монопольно высокой в случае непревышения цены, которая сформировалась в условиях конкуренции на сопоставимом товарном рынке.

Таким образом, для доказательства монопольно высокой цены товара судьи руководствуются одновременным наличие следующих условий:

— превышение рассматриваемых цен над суммой необходимых для производства и реализации товара расходов и прибыли;

— рассматриваемые цены должны быть больше цен, сложившихся на сопоставимом товарном рынке в конкурентных условиях.

Чуть-чуть не считается

Суд может признать правонарушения в данной сфере малозначительным на основании ст. 2.9 КоАП РФ. В соответствии с данной нормой при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, его совершившее, от ответственности и ограничиться устным замечанием. При этом судьи руководствуются разъяснениями постановления Пленума ВАС от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях». В соответствии с позицией ВАС РФ, при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения.

Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. При квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного судам надлежит учитывать, что ст. 2.9 КоАП РФ не содержит оговорок о ее неприменении к каким-либо составам правонарушений, предусмотренным КоАП РФ.

Примеры судебных решений, проигранных юрлицами

С тарифами не шутят

Предприятие, занимая доминирующее положение на определенном товарном рынке, допустило нарушение порядка ценообразования, что противоречит п. 10 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции и образует правонарушение, предусмотренное ст. 14.31 КоАП РФ.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.05.2013 по делу № А38-59/2012)

Муниципальное предприятие обратилось в суд с заявлением об отмене постановления о привлечении его к ответственности по ст. 14.31 КоАП РФ за злоупотребление доминирующим положением на рынке оказания услуг по водоснабжению и водоотведению.

По мнению предприятия, неправильное определение Управлением товарных и географических границ товарного рынка повлекло за собой неверное исчисление размера административного штрафа. Кроме того, предприятие посчитало свое правонарушение малозначительным.

Фабула дела такова. В территориальное управление антимонопольной службы обратилась гражданка Н., которая является потребителем услуг по холодному водоснабжению согласно договору от 23.11.2010.

В ходе проверки антимонопольный орган пришел к выводу, что предприятие незаконно примененило в отношении Н. утвержденные на 2011 г. тарифы к объему потребленных в декабре 2010 г. водоресурсов. Тот факт, что предприятие как субъект естественной монополии занимает доминирующее положение на рынке услуг водоснабжения и водоотведения в пределах расположения сетей, был доказан другим, вступившим в законную силу судебным решением.

В договоре был согласован порядок определения цены за каждый месяц оказания услуг водоснабжения, который соответствует законодательству. Стороны также предусмотрели, что объем потребления воды непосредственно в помещении, принадлежащем потребителю, определяется по показаниям квартирного прибора учета. Потребитель обязан ежемесячно в полученной им квитанции об оплате указывать показания приборов учета. Объемы водопотребления и водоотведения определяются за расчетный период — месяц.

Тарифы на 2010 г. для населения на услуги, оказываемые предприя­тием, были установлены постановлением администрации города от 20.11.2009. В связи с вступлением в законную силу Федерального закона от 27.07.2010 № 237-ФЗ тарифы в 2011 г. были установлены Республиканской службой по тарифам.

Суд установил, что предприятие с 3 по 15 января 2011 г. принимало от граждан платежи за декабрь 2010 г. как по тарифам 2010 г., так и по тарифам 2011 г., что привело к нарушению прав потребителей.

В рассматриваемом случае предприятие имело возможность не допустить совершение административного правонарушения, однако при отсутствии объективных, чрезвычайных и непрео­долимых обстоятельств не приняло все зависящие от него меры для выполнения условий, предусмотренных лицензией, что свидетельствует о виновности юридического лица.

Ссылка предприятия на то, что вменяемое ему правонарушение является малозначительным, суд отклонил.

Злоупотребляли за рулем

Санкция ст. 14.31.1 КоАП РФ предусматривает фиксированный штраф, и выручку правонарушителя от реализации товара (услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, определять в этом случае не требуется.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.03.2013 по делу № А43-1717/2012)

Автошкола не согласилась с решением антимонопольного органа о привлечении ее к ответственности по ст. 14.31.1 КоАП РФ за злоупотребление доминирующим положением обществом, доля которого на рынке определенного товара составляет менее 35%. Речь шла об установлении и поддержании монопольно высоких цен на услуги по обучению вождению автомобиля и подготовке к сдаче экзамена на получение водительского удостоверения. Свою правоту общество попыталось отстоять в суде, но безуспешно.

Антимонопольный орган возбудил дело на основании жалобы гражданина Ф. на высокие цены, сложившиеся на обучение вождению на территории спорного района Нижегородской области.

В ходе проверки выяснилось, что установленные автошколой с 1 июля 2009 г. по 30 июня 2010 г. цены превысили сумму средств, необходимых для оказания услуг, и сумму денежных средств, направляемых на дальнейшее развитие (прибыли). Таким образом, общество нарушило ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции. Был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 14.31.1 КоАП РФ.

Автошкола входила в группу лиц, являющихся некоммерческими организациями, осуществляющими деятельность, приносящую доход, то есть подпадающих под предусмотренное ст. 4 Закона о защите конкуренции понятие «хозяйствующий субъект». Совокупная доля данной группы лиц составляет 89%, и при этом доля каждого участника рынка превышает 8%.

В течение проверяемого периода размер долей данных хозяйствующих субъектов оставался неизменным, автошколы действовали на рынке значительный период, новые хозяйствующие субъекты на рынок не выходили, услуга по обучению вождению автомобиля не могла быть заменена иным товаром. Имевший место в 2009 г. существенный рост цен не привел к отказу покупателей от приобретения данного товара; информация об условиях приобретения товара была доступна неопределенному кругу лиц (в связи с активной рекламной деятельностью участников рынка).

При таких обстоятельствах суд поддержал вывод антимонопольного органа о том, что положение данной группы лиц на исследуемом товарном рынке является доминирующим и на их действия распространяются запреты, предусмотренные ст. 10 Закона о защите конкуренции.

В качестве товарного рынка, который может быть признан сопоставимым, Управление признало рынок оказания услуг обучения вождению автомобиля в другом городе Нижегородской области. В отношении этого товарного рынка выполняются все условия, определенные ст. 6 Закона о защите конкуренции (одинаковый состав продавцов и покупателей, условия обращения товара, условия доступа на товарный рынок, состояние конкуренции на этом рынке, не установлено нарушений антимонопольного законодательства в части формирования цен на товар).

Антимонопольный орган рассчитывал сумму необходимых для оказания услуг по обучению вождению автомобиля расходов на основании представленных автошколами первичных документов (журналов учета расходов и доходов, кассовых чеков, платежных поручений, счетов-фактур и так далее).

В сумму расходов проверямой автошколы управление включило все документально подтвержденные расходы учреждения за период с 1 июля 2009 г. по 30 июня 2010 г. Было установлено, что цены на услуги по обучению вождению автомобиля, сложившиеся на сопоставимом товарном рынке в условиях конкуренции, были существенно ниже цен, установленных проверяемой автошколой. Антимонопольный орган и суд установили превышение доходов учреждения над понесенными расходами.

Таким образом, суд пришел к выводу о злоупотреблении автошколой доминирующим положением на указанном товарном рынке.

Техприсоединение не является отдельным видом деятельности

Технологическое присоединение не образует отдельного вида экономической деятельности, является нераздельной частью рынка передачи электроэнергии, в связи с чем не составляет самостоятельного товарного рынка. Для расчета административного штрафа использована установленная сумма выручки общества от передачи электрической энергии и от оказания услуг по технологическому присоединению, совокупная выручка.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.07.2013 по делу № А74-4931/2012)

Антимонопольный орган попытался привлечь общество к ответственности по ст. 14.31 КоАП РФ за злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке через суд, в результате чего общество было оштрафовано на 1,4 млн руб.

В суде общество указало, что антимонопольный орган неверно определил географические границы товарного рынка, а также размер санкций.

Как следует из материалов дела, антимонопольщики признали общество занимающим доминирующее положение на товарном рынке услуг по передаче электрической энергии в географических границах зоны деятельности энергооборудования, принадлежащего обществу. Была нарушена ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции: общество не направило в 30-дневный срок гражданке С. проект договора на осуществление технологического присоединения принадлежащего ей строящегося жилого дома.

Суд указал, что общество не представило доказательств, свидетельствующих о принятии им необходимых мер по соблюдению требований антимонопольного законодательства, в частности доказательств невозможности своевременного совершения указанных Правилами технологического присоединения действий либо наличия объективной невозможности исполнения установленных обязанностей.

Учитывая, что общество добровольно прекратило противоправное поведение, суд назначил ему штраф в минимальном размере санкции, предусмотренной ст. 14.31 КоАП.

Расчет суммы административного штрафа производился на основании справки о показателях выручки на 2010 г., отчета о прибылях и убытках предприятия, налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 2010 г., отчета по технологическому присоединению за 2010 г., объема фактической выручки, полученной предприятием от технологического присоединения за 2010 г.

Довод общества о неверном определении размера штрафа ввиду неверного определения антимонопольным органом географических границ товарного рынка, на котором было совершено административное правонарушение, суд отклонил. Арбитры, сославшись на постановление Президиума ВАС РФ от 08.09.2009 № 6057/09, указали, что для определения размера штрафа в данном случае исходным размером выручки является не размер выручки, полученной от технологического присоединения к конкретному объекту электросетевого хозяйства, как считает предприятие, а совокупный размер выручки от реализации услуг в географических границах зоны деятельности энергооборудования, принадлежащего ему.

Любимчиков среди покупателей быть не должно

Для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы наступления) любого из перечисленных последствий, а именно: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц. В отношении действий (бездействия), прямо поименованных в ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, наличие или угроза наступления соответствующих последствий предполагается и не требует доказывания антимонопольным органом.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.05.2013 по делу № А58-1707/2012)

Общество попыталось через суд признать недействительным постановление антимонопольного органа о привлечении к ответственности по ч. 2 ст. 14.31 КоАП РФ за установление субъектом, занимающим доминирующее положение на товарном рынке оптовой торговли нефтепродуктами, экономичес­ки, технологически и иным образом не обоснованных различных цен на один и тот же товар.

Как установлено материалами дела, приказом УФАС общество включено в реестр хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарном рынке оптовой торговли нефтепродуктами в размере 35%.

По результатам плановой выездной проверки антимонопольный орган вынес решение о признании общества нарушившим п. 6 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции. Общество оштрафовали на 8 166 790 руб.

Факт установления различных цен на один и тот же товар (дизельное топливо) в 2010 г. подтвержден договорами с рядом контрагентов. На тот момент цены устанавливались в соответствии с приказом ОАО.

Судьи согласились с тем, что антимонопольным органом при проведении сравнительного анализа данных цен с ценами, установленными спецификациями к вышеуказанным договорам, было зафиксировано наличие различий в сторону понижения цен для вышеназванных контрагентов.

Проверив доводы ОАО о причинах установления в рассматриваемый период различных цен на одно и то же отпускаемое дизельное топливо, судьи признали, что такое различие в ценах экономически, технологически или иным образом не обоснованно.

Общество не представило доказательств того, что созданные им условия реализации нефтепродуктов ряду контрагентов по различным ценам являются действиями, соответствующими Закону о защите конкуренции.

Общество создало преимущества отдельным покупателям, ущемляло интересы одних покупателей перед другими на рынке оптовой торговли топливом, создало угрозу ограничения конкуренции среди неопределенного круга продавцов на рынке оптовой торговли нефтепродуктами на рассматриваемой территории.

Поскольку действия общества привели или могли привести к ограничению конкуренции, антимонопольный орган обоснованно квалифицировал их по ч. 2 ст. 14.31 КоАП РФ.

Не соглашаясь с выводами суда, общество указало на то, что антимонопольный орган не доказал, что его действия привели или могли привести к ограничению конкуренции. Для этого, по мнению общества, необходимо было установить, каким покупателям созданы преимущества, интересы каких покупателей ущемлены, уточнить состав продавцов, действующих на том же товарном рынке.

Данные доводы суд отклонил. Судьи и антимонопольный орган исходили из того, что установление экономически, технологически и иным образом не обоснованных различных цен на один и тот же товар создает преимущества отдельным покупателям, одновременно ущемляя интересы других. Однако названное приводит (может привести) к ограничению конкуренции среди неопределенного круга продавцов той же продукции.

Пунктом 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» разъяснено, что для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы наступления) любого из перечисленных последствий, а именно: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц. В отношении действий (бездействия), прямо поименованных в ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, наличие или угроза наступления соответствующих последствий предполагается и не требует доказывания антимонопольным органом.

Кто должен платить за лифт

При расчете тарифа за обслуживание лифтов для населения были необоснованно учтены все понесенные обществом затраты, в том числе и при обслуживании лифтов, находящихся в зданиях других организаций, с которыми у общества заключены соответствующие договоры
на техническое обслуживание, и транспортные расходы, понесенные в связи с ежедневным выездом автотранспорта в целях проведения технического осмотра состояния лифтового хозяйства.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.03.2013 по делу № А69-2760/2011)

Антимонопольный орган привлек управляюшую компанию к ответственности по ст. 14.31 КоАП РФ за злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке. Штраф составил 381 361 руб. Отстоять эти деньги общество попыталось в суде.

Нарушение антимонопольного законодательства выразилось в ущемлении интересов жильцов многоквартирных домов, оборудованных лифтами, в связи с необоснованным установлением стоимости услуги по обслуживанию лифтового хозяйства. Дело было возбуждено по заявлению одного из жильцов.

Антимонопольный орган установил, что общество занимает доминирующее положение на рынке оказания услуг по управлению многоквартирными домами (доля составляет 71,32%). Приказом УФАС оно внесено в региональный раздел реестра хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более чем 35%.

Как установлено управлением, общество при расчете тарифа за обслуживание лифтов для населения необоснованно учитывало все понесенные им затраты на обслуживание лифтов, в том числе и при обслуживании лифтов, находящихся в зданиях других организаций, с которыми у общества заключены соответствующие договоры на техническое обслуживание, а также транспортные расходы, понесенные в связи с ежедневным выездом автотранспорта в целях проведения техничес­кого осмотра состояния лифтового хозяйства.

Не соглашаясь с данными выводами, заявитель указал на то, что расходы на содержание лифтового оборудования обязаны нести все собственники жилых и нежилых помещений в многоквартирном доме. Ссылаясь на отсутствие существенной угрозы охраняемым общественным отношениям, заявитель просил учесть, что обстоятельства дела не свидетельствуют о пренебрежительном отношении общества к установленным публичным правовым обязанностям, в связи с чем считает, что суды двух инстанций необоснованно не признали правонарушение малозначительным.

Однако суд отклонил эти доводы.

Незнание не освобождает от ответственности

То обстоятельство, что общество не было признано лицом, занимающим доминирующее положение, до вынесения решения административного органа, не свидетельствует о том, что оно не являлось в спорный период таким лицом.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16.05.2013 по делу № А45-22284/2012)

Общество привлекли к ответственности по ч. 1 ст. 14.31 КоАП РФ за злоупотребление доминирующим положением на рынке оказания услуг по вывозу твердых бытовых отходов (ТБО). Антимонопольный орган установил, что общество включило в нерегулируемый тариф на услуги по вывозу ТБО затраты на утилизацию, которые должны быть включены в регулируемый тариф.

В суде общество ссылалось на то, что не знало о своем доминирующем положении на данном рынке. Суд первой инстанции поддержал общество, так как посчитал, что антимонопольный орган не доказал его вину, но апелляционный суд отменил данное решение.

В материалы дела представлено письмо, из которого следует, что услугу по вывозу ТБО оказывает только общество, которое, зная, что является единственным хозяйствующим субъектом, осуществляющим указанную услугу, совершило действия, ущемляющие интересы жителей города.

Антимонопольным органом установлено и подтверждается материалами дела, что ООО неправомерно включило в 2011—2012 гг. в нерегулируемый тариф на услуги по вывозу ТБО затраты на утилизацию (захоронение) ТБО, которые должны быть включены в регулируемый тариф. Согласно аналитичес­кому отчету о результатах анализа рынка оказания услуг по вывозу ТБО в 2011 г., в I квартале 2012 г. доля общества от общего объема рынка составила 100%.

Арбитры указали, что в данном случае административное производство возбуждено в отношении юрлица, поэтому его вина в силу ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ определяется путем установления обстоятельств того, имелась ли у этого юрлица возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, и были ли приняты данным юрлицом все необходимые меры.

Хотя ООО ссылалось на то, что не располагало сведениями о своем доминирующем положении на рынке оказания услуг по вывозу ТБО в границах города, представленное письмо свидетельствует об обратном — общество знало о своем положении.

УФАС также проанализировало состояние конкуренции за спорный период в целях установления доминирующего положения хозяйствующего субъекта. То обстоятельство, что общество не было признано лицом, занимающим доминирующее положение, до вынесения решения административного органа, не свидетельствует о том, что оно не являлось в спорный период таким лицом.

Общество также не представлено доказательств наличия препятствий для невключения в 2011—2012 гг. в нерегулируемый тариф на услуги по вывозу ТБО затрат на утилизацию (захоронение) ТБО.

Примеры судебных решений, вынесенных в пользу юрлица

Что не запрещено, то не противозаконно

Действующее законодательство не содержит императивного запрета на включение в технические условия требования о согласовании проекта сетей водоснабжения и водоотведения.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18.04.2013 по делу № А45-21879/2012)

Муниципальное унитарное предприятие обратилось в суд, чтобы оспорить постановление антимонопольного органа о привлечении предприятия к ответственности по ч. 1 ст. 14.31 КоАП РФ за злоупотребление доминирующим положением на рынке оказания услуг по подключению объектов капитального строи­тельства к входящим в систему коммунальной инфраструктуры сетям водоснабжения и водоотведения. По мнению управления, предприятие не имело права включать в договор о присоединении условия об обязанности контрагента согласовывать с предприятием проектную документацию.

Из материалов дела следует, что между МУП и ООО заключен договор о подключении.

Управление на основании заявления общества провело проверку предприятия на предмет соблюдения антимонопольного законодательства. В результате МУП было признано занимающим доминирующее положение с долей более 50% на рынке оказания услуг по подключению объектов капитального строительства к входящим в систему коммунальной инфраструктуры сетям водоснабжения и водоотведения в городе в 2011 г.

Кроме того, предприятие признано нарушившим ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции путем установления в договоре обязанности общества согласовать проектную документацию в предприятии. МУП назначен штраф в размере 300 000 руб.

Суд отметил, что действующее законодательство не содержит императивного запрета на включение в технические условия требования о согласовании проекта сетей водоснабжения и водоотведения. Приняв во внимание положения ст. 421, 422 и 426 ГК РФ, суд пришел к выводу о том, что, включая спорные требования в техничес­кие условия, заявитель не вышел за рамки допустимых пределов осуществления гражданских прав. Общество осуществляло подключение к сетям водоснабжения и водоотведения вновь созданного объекта недвижимого имущества, который никогда не был подключен к сетям водоснабжения и водоотведения. Именно при рассмотрении заявления общества МУП, занимающее доминирующее положение хозяйствующего субъекта, предложило согласовать в установленном порядке проектную документацию в части водоснабжения и водоотведения. Однако на основании обращения ООО соответствующий пункт был исключен.

Кроме того, суд отметил, что отношения между заявителем и ООО регулируются Правилами подключения объектов капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения и Правилами определения и предоставления технических условий подключения объектов капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения.

Указанные Правила не содержат нормативных запретов на включение в технические условия спорных условий. Перечень данных, которые должны содержаться в технических условиях, не является закрытым, а включение в Условия подключения иных сведений само по себе не свидетельствует о нарушении МУП правил градостроительной деятельности.

Между тем ч. 16 ст. 48 Градостроительного кодекса РФ не допускается требовать согласования проектной документации, заключения на проектную документацию и иных документов, не предусмотренных настоящим Кодексом. В связи с этим арбит­ры отметили, что приведенный в названной норме запрет недопустимо толковать как полный запрет осуществ­ления согласования частей проектной документации.

Доказательств отсутствия технической необходимости согласования проекта водоснабжения и водоотведения с организацией, эксплуатирующей сети водоснабжения и водоотведения, антимонопольный орган не представил.

В связи с этим суд пришел к выводу о том, что включение в условия подключения иных сведений само по себе не свидетельствует о нарушении МУП правил градостроительной деятельности, вследствие чего признали оспариваемое постановление незаконным.

Виновато, но не сильно

Суд пришел к выводу о том, что правонарушение не создало существенной угрозы охраняемым общественным отношениям, поэтому расценил его в качестве малозначительного.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22.03.2013 по делу № А79-7525/2012)

Общество, занимающее доминирующее положение на рынке по предоставлению услуг по технологическому присоединению энергопринимающих устройств, привлечено к ответственнос­ти по ч. 2 ст. 14.31 КоАП РФ за нарушение предельного срока технологического присоединения. Посчитав свои интересы нарушенными, ООО отправилось в суд.

Как следует из материалов дела, гражданин П. и общество заключили договор от 5 октября 2010 г. на технологическое присоединение к электрическим сетям энергопринимающего устройства жилого дома, расположенного на участке садоводческого товарищества. В соответствии с договором срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению составляет не более шести месяцев с момента заключения договора.

Через шесть месяцев П. направил обществу уведомление о готовности энергопринимающего устройства к технологическому присоединению. Поскольку общество свои обязательства не выполнило, П. обратился в антимонопольный орган с заявлением по поводу отказа общества выполнить технологическое присоединение.

В отношении общества было возбуждено дело по признакам нарушения антимонопольного законодательства. В ходе его рассмотрения выяснилось, что дополнительным соглашением от 14 июля 2011 г. к договору от 5 октября 2010 г. срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению жилого дома гражданина П. к электрическим сетям продлен до 1 августа 2011 г. Управление пришло к выводу, что, выполнив данные мероприятия в течение восьми месяцев, общество нарушило предельный срок технологического присоединения, установленного в подп. «б» п. 16 Правил технологического присоединения, утвержденных постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 № 861.

Усмотрев в действиях общества состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.31 КоАП РФ, УФАС возбудило дело об административном правонарушении и назначило обществу наказание в виде административного штрафа в размере 106 600 руб.

Суд, в свою очередь, установил, что общество занимает доминирующее положение на рынке по предоставлению услуг по технологическому присоединению энергопринимающих устройств к своим электрическим сетям. Факты наличия в действиях общества вменяемого состава правонарушения также подтверждены материалами дела.

Оценив представленные доказательства, конкретные обстоятельства совершенного обществом правонарушения, а также учитывая дополнительное соглашение от 14 июля 2011 г. о продлении срока осуществления мероприятий по технологическому присое­динению, судьи пришли к выводу о том, что правонарушение не создало существенной угрозы охраняемым общественным отношениям, поэтому расценили его в качестве малозначительного.

Нарушителя спасла обратная сила

При определении размера штрафа подлежит применению нормативный правовой акт, улучшающий положение лица, совершившего правонарушение.

(Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15.03.2013 по делу № А53-28427/2012)

Антимонопольный орган попытался привлечь общество к ответственности по ст. 14.31 КоАП РФ за злоупотребления доминирующим положением на товарном рынке. Штраф, грозивший компании, занимающейся водоснабжением и водоотведением с использованием централизованных систем, систем коммунальной инфраструктуры, составлял 11,5 млн руб. Посчитав данные требования незаконными, общество обратилось в суд.

Принимая сторону заявителя, суд указал, что при определении размера штрафа подлежит применению нормативный правовой акт, улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, — ч. 1 ст. 14.31 КоАП РФ в редакции Федерального закона от 06.12.2011 № 404-ФЗ (вступил в силу с 06.01.2012, далее — Закон № 404-ФЗ).

Как видно из материалов дела, решением управления от 20 марта 2012 г. общество признано нарушившим ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции.

Статьей 14.31 КоАП РФ в редакции, действовавшей на момент совершения административного правонарушения, предусмот­рена административная ответственность за совершение занимающим доминирующее положение на товарном рынке хозяйствующим субъектом действий, признаваемых злоупот­реблением доминирующим положением и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством РФ, за исключением случаев, предусмотренных ст. 14.31.1 КоАП РФ, в виде наложения административного штрафа на юридичес­ких лиц от 0,01 до 0,15% размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, но не более 0,02% совокупного размера суммы выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг) и не менее 100 000 руб. Если сумма выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, превышает 75% совокупного размера суммы выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг), — в размере от 0,003 до 0,03% размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, но не более 0,02% совокупного размера суммы выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг) и не менее 100 000 руб.

В части 1 ст. 14.31 КоАП РФ (в редакции Закона № 404-ФЗ) предусмотрена административная ответственность за совершение занимающим доминирующее положение на товарном рынке хозяйствующим субъектом (исключение — субъекты естественной монополии) действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством РФ, если такие действия приводят или могут привести к ущемлению интересов других лиц и при этом результатом таких действий не является и не может являться недопущение, ограничение или устранение конкуренции, за исключением случаев, предусмот­ренных ст. 14.31.1 названного Кодекса. Для юрлиц — это штраф от 300 000 до 1 млн руб.

В части 2 ст. 14.31 Кодекса в новой редакции административная ответственность предусмотрена за совершение занимающим доминирующее положение на товарном рынке хозяйствующим субъектом действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством РФ, если результатом таких действий является или может являться недопущение, ограничение или устранение конкуренции, за исключением случаев, предусмотренных ст. 14.31.1 Кодекса, либо совершение субъектом естественной монополии действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством РФ.

Частью 1 ст. 1.7 КоАП РФ предусмотрено, что лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения. В соответствии с ч. 2 названной статьи закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, то есть распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Судьи установили, что осуществляемый обществом вид деятельности относится к сфере естественной монополии с 6 января 2012 г., поскольку соответствующий абзац п. 1 ст. 4 Закона о естественных монополиях введен в действие Федеральным законом от 06.12.2011 № 401-ФЗ (вступил в силу с 06.01.2012).

Таким образом, суд признал неправомерным вывод УФАС о нарушении антимонопольного законодательства обществом как субъектом естественной монополии.

Учитывая, что оспариваемое постановление вынесено 28 августа 2012 г., после вступления в силу Закона № 404-ФЗ, изменившего редакцию ст. 14.31 КоАП, суды правильно указали, что действия общества должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 14.31 КоАП РФ с назначением наказания, предусмотренного данной нормой.

Реестр — не приговор

При разрешении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях общества нарушения антимонопольного законодательства УФАС обязано установить не только факт наличия общества в соответствующем реестре, но и определить признаки наличия доминирующего положения общества на соответствующем рынке.

(Постановление ФАС Уральского округа от 04.03.2013 № Ф09-762/13)

Общество обратилось в суд с заявлением об отмене постановления о привлечении к ответственности по ч. 1 ст. 14.31 КоАП РФ за злоупотребление гарантирующим поставщиком доминирующим положением на товарном рынке. Нарушение, по мнению УФАС, выразилось в несоблюдении порядка введения ограничения режима потребления электрической энергии в жилом многоквартирном доме. обществу грозил штраф в сумме 737 500 руб.

Из материалов дела следует, что общество является гарантирующим поставщиком на территории Свердловской области, осуществляющим продажу электрической энергии по договорам купли-продажи и (или) энергоснабжения.

Между поставщиком и управляющей компанией был заключен договор электроснабжения. У управляющей компании образовалась задолженность, о чем общество уведомило управляющую компанию и заинтересованные инстанции. В уведомлении управляющей компании предложено уплатить задолженность до определенного срока и самостоятельно ограничить режим потребления электроэнергии до фактичес­ки оплаченного уровня. Иначе будет принято решение о принудительном ограничении режима потребления. Одновременно общество направило заявку в территориальную сетевую организацию о частичном ограничении режима потребления до полного погашения задолженности.

Так как задолженность не была погашена, электроустановки были отключены, в связи с чем управляющая компания направила жалобу в антимонопольный орган, пояснив, что соответствующее уведомление о предстоящем введении ограничения режима потребления электрической энергии от гарантирующего поставщика не поступало.

Рассмотрев дело, суд пришел к выводу о недоказанности антимонопольным органом факта наличия у общества на момент совершения вмененного ему правонарушения доминирующего положения на розничном рынке купли-продажи (поставки) электрической энергии (мощности).

Приказом УФАС общество было внесено в региональный раздел Реестра хозяйствующих субъектов Свердловской области, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более чем 35%, как занимающее долю на рынке поставки электрической энергии на территории Свердловской области более 65%.

Арбитры указали, что в данном случае, при разрешении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях общества нарушения антимонопольного законодательства УФАС обязано было установить не только факт наличия общества в соответствующем реестре, но и определить признаки наличия доминирующего положения общества на соответствующем рынке.

Поскольку данные обстоятельства не устанавливались, суд пришел к выводу о том, что антимонопольный орган не доказал факт наличия доминирующего положения общества.