1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1671

Евразийская интеграция: время прагматичного подхода

Перспективы дальнейшей экономической интеграции Беларуси, Казахстана и России в конце мая обсуждали главы этих государств на ­заседании Высшего евразийского экономического совета (ВЕЭС) в Астане. Бизнес стран — участниц Таможенного союза ожидает от лидеров своих государств практических шагов, нацеленных на поддержку компаний, ориентированных на взаимную торговлю, и трансграничных холдингов.

Прагматический подход к евразийской интеграции предполагает создание государствами — участниками ЕЭП условий для «интеграции снизу». Важнейшим фактором здесь, по оценке главы Евразийского банка развития Игоря Финогенова, прозвучавшей на VI Астанинском экономическом форуме, могут стать трансграничные компании и холдинги, имеющие взаи­мосвязанные активы в ряде стран ЕЭП. Проекты такого типа, как показывает мировой опыт, зачастую создают немалые проблемы (примером которых служат периодичес­кие франко-немецкие склоки в EADS), но они формируют скелет экономической интеграции, которая в состоянии пережить кризис.

Как вырастить лидеров

Транснациональные компании или холдинги возникают в тех областях, где у государств — участников ЕЭП есть реальные возможности выйти на лидирующие позиции на мировых рынках, а объединение потенциала нескольких стран должно этому способствовать. При создании ТНК, как правило, речь идет о технологически продвинутых секторах. ­Соответственно, формирование ТНК становится инструментом технологического сближения и модернизации стран Содружества.

Ресурсной предпосылкой экономического роста в данном случае является не приобщение к новым технологиям как таковое, а технологическое лидерство, хотя бы в некоторых направлениях. Объединение активов в транснациональных компаниях имеет два преимущества. Во-первых, более емкий рынок создает благоприятные условия для достижения экономии масштаба. Во-вторых, тесные связи в рамках технологических цепочек дают необходимую устойчивость и больший объем ресурсов.

Создавать транснациональные компании, по мнению директора Центра интеграционных исследований ЕАБР, д.э.н. Евгения Винокурова, имеет смысл там, где уже существуют сравнительные и конкурентные преимущества или серьезный потенциал таковых. Подобных отраслей вне нефтегазового сектора — по сути, прорывных точек — на всем постсоветском пространстве существует порядка 10—12 (конкретный список может быть предметом споров), но это уже немало. В их число, вероятно, входят черная и цветная металлургия, коксохимия, удобрения, энергетичес­кое и железнодорожное машиностроение. К перспективным секторам экономики также относятся тяжелое автомобилестроение, авиастроение, вертолетостроение, космическая отрасль, АПК (особенно зерновые культуры).

Создание «евразийских лидеров» потребует государственной поддержки, особенно в тех прорывных отраслях, где структура глобального рынка не допускает формирования таких лидеров без участия государства (например, в авиастроении).

Перед компаниями — евразийскими лидерами нужно ставить амбициозные задачи. Например, для казахстанско-российского атомно-энергетического холдинга — войти во все звенья ядерно-топливного цикла, обогнать «Ареву», «Камеко» и «Тошибу», стать комплексным поставщиком товаров и услуг ядерно-топливного цикла № 1 на мировом рынке к 2030 г.

Для российско-украинского вертолетного холдинга стоит поставить задачу глубокой модернизации, освоения новых ниш и повышения доли на мировом рынке с 17 до 30% также к 2030 г.

Под высокую планку поставленных задач должна быть сформирована программа действий таких компаний и обеспечен высокий уровень государственной поддержки — меры защиты рынка, докапитализация, фондирование, финансирование НИОКР и (возможно, главное) профессионального ­образования.

Координация экономической политики

Объективные потребности экономического развития ЕЭП сегодня требуют повышения роли промышленного комплекса в экономиках государств — его участников. На повестку дня выходит задача возрождения промышленности как локомотива экономики. Соответствующая этим задачам экономическая политика должна учитывать потребности стран-участниц, а также потенциал их экспорта. Имеется в виду не традиционная промышленная политика в духе индикативного планирования, а стимулирование развития и обеспечение привлекательных для бизнеса правил игры.

«В настоящее время впервые за 20 лет складываются благоприятные предпосылки для формирования целостной согласованной программы долгосрочного экономического развития стран ЕЭП, повышения глобальной конкурентоспособности их национальных экономик и Единого экономического пространства в целом. При этом речь должна идти о связке единая торговая политика + координация промышленной политики + координация научно-технологической политики стран-участниц ЕЭП», — подчеркивает Е. Винокуров.

Определенные шаги в этом направлении уже предпринимают лидеры стран — участниц ЕЭП. Так, по итогам заседания ­ВЕЭС был подписан ряд документов, в частности о реализации основных направлений интеграции, создании интегрированной информационной системы внешней и взаимной торговли, расширении взаимодействия в сфере статистики, согласованной агропромышленной политики России, Белоруссии и Казахстана.

«Евразийство» в широком смысле

В России, Казахстане и других государствах СНГ термины «Евразия» и «евразийство» последние годы звучат очень часто. Обычно они используются как синоним постсоветского пространства. В России также нередко встречается их употребление в качестве антизападной идеологии, подчеркивающей исключительность российского пути.

Некоторые аналитики даже опасаются попыток возрождения имперских амбиций со стороны России. К примеру, эксперт фонда «Наследие» Ариэль Коэн, принимавший участие в VI Астанинском экономичес­ком форуме, заметил в своем выступлении, что интеграционным процессам на постсоветском пространстве должна предшествовать сильная нацио­нальная идентификация, сильные национальные финансовые и экономические институты. «Вот когда они уже сильные, работают хорошо, пользуются доверием — вот после этого можно уже на равных интегрироваться», — подчеркнул г-н ­Коэн.

Однако подобным опасениям можно противопоставить более широкий подход к евразийской интеграции. Евразия может рассматриваться как пространство для взаимодействия широкого круга стран в Европе и Азии. При этом, конечно, и Россия, и Казахстан, и СНГ в целом в еще большей степени выиграют от континентального формата интеграции.

«Евразийство — это открытый проект и открытая идео­логия, — уверен И. Финогенов. — Можно выделить две „евразийские интеграции“. Одна из них проходит на постсоветском пространстве. Вторая идет в масштабах всего континента. Задача в том, чтобы оба процесса работали на нас. Потенциал экономического и технологического сближения в постсоветском мире значителен, но не безграничен. Многочисленные выгоды могут быть извлечены из более глубокой экономической интеграции как на западном (с Евросоюзом), так и на восточном направлениях (с Китаем, Южной Кореей, Японией и пр.)».

Очень желательно, чтобы Россия не стала единственным локомотивом интеграции. «Евразия — не синоним России, — полагает г-н Винокуров. — Несмотря на очевидную доминирующую роль России как крупнейшей экономики региона, евразийский проект не может являться „российскоцентричным“. Необходимы и другие активные игроки. В этом плане критично сохранение важной роли Казахстана».

Важно также понимать, что европейская и постсоветская интеграции не должны рассмат­риваться как взаимоисключающие. Наоборот, формирование крепкого Таможенного союза может быть шагом на пути к интеграции с Евросоюзом, поскольку ТС может стать более эффективным и сильным парт­нером для ЕС, чем отдельные страны.

Объемы торговли со странами СНГ в январе — марте 2013 г., млн долл. США

Страна

Оборот

Экспорт

Импорт

Сальдо

Азербайджан

717,9

627,9

90,0

537,9

Армения

322,8

253,2

69,6

183,6

Белоруссия

6990,7

4582,6

2408,1

2174,5

Казахстан

5565,6

3573,2

1992,4

1580,8

Киргизия

563,0

536,6

26,4

510,2

Молдавия

489,7

402,8

86,9

315,9

Таджикистан

174,9

162,8

12,1

150,7

Туркмения

318,7

268,1

50,6

217,5

Узбекистан

693,0

471,6

221,4

250,2

Украина

8992,4

5390,3

3602,1

1788,2

Источник: ФТС России