1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Государственные банки еще долго не будут частными

Рейтинговое агентство Standard & Poor’s подготовило отчет о приватизации российского банковского сектора. Объявление, что государство намерено выйти из капиталов принадлежащих ему банков — Сбербанка, ВТБ и Россельхозбанка, прозвучало вскоре после инаугурации президента Владимира Путина, в ­июне прошлого года. Планы выглядели грандиозно: ВТБ и Россельхозбанк к 2016 г. должны были перейти в частные руки полностью, Сбербанк — в значительной степени (у государства должно остаться 50% + 1 акция).

Спустя год можно констатировать, пишут аналитики Standard & Poor’s, что приватизация, действительно, идет: триумфально продан небольшой пакет Сбербанка осенью 2012 г., в пятницу, 31 мая, закрывается клубная сделка стоимостью 102,5 млрд руб., уменьшающая долю государства в ВТБ до 60,9%.

Но, по всей видимости, продолжают аналитики Standard & Poor’s, российское правительство — несмотря на все декларации — остается при убеждении, что его участие в капиталах крупнейших банков необходимо. Это вроде бы снижает риски самих банков, но ставит под вопрос цели приватизации. Конечно, весьма важно пополнение бюджета, как это было в случае со Сбербанком, или докапитализация, как получилось в клубной сделке с доп­эмиссией ВТБ; но очевидная стратегическая задача приватизации — устранение государства из банковского сектора — таким образом, точно, не решается. Материальная выгода бюджета и банков от приватизации, как представляется аналитикам Standard & Poor’s, преувеличивается правительством, а значение свободной конкуренции для финансового сектора — преуменьшается.

Все это заставляет аналитиков сделать вывод, что приватизационные декларации годичной давности так и останутся декларациями, и к 2016 г. государство будет сохранять мажоритарное влияние во всех трех банках. Вывод аналитиков косвенно подтвердила и Ольга Дергунова, руководительница Рос­имущества, которая заметила, что не обязательно программа приватизации банковского сектора будет окончена к 2016 г.

Возможно, осторожность правительства объясняется недавним кризисным опытом 2008—2009 гг., когда государственные банки выступили инструментами поддержки важных, по мнению государства, экономических агентов. Но тут, продолжают аналитики Standard & Poor’s, кроется серьезная проб­лема: такое исключительное положение госбанков обеспечивает им существенно более прос­той доступ к фондированию, что искажает конкурентную ситуацию на финансовом рынке. Вряд ли отказ нескольких российских частных банков от проведения первичного размещения акций до 2015 г. объясняется только этим фактором, но о его существенном влиянии говорить можно.

Следует обратить внимание и на участников клубной сделки с допэмиссией ВТБ. Это российские олигархические структуры — Сулеймана Керимова и Михаила Прохорова, а также суверенные фонды — норвежский, китайский, бразильский, катарский и даже азербайджанский. Ясно, что никто из новых инвесторов не будет требовать решительного и быстрого повышения эффективности и капитализации ВТБ, как это было в случае с множеством мелких частных акционеров, у которых по решению правительства банк в конце концов выкупил акции по цене размещения. Впрочем, неизвестно, каковы договоренности участников клубной сделки с продавцом акций.