1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4432

Лицензионный договор с РАО можно заключить на весь репертуар

Договор простой (неисключительной) лицензии, заключенный с Российским авторским обществом (РАО), нельзя признать незаключенным, даже если в качестве его предмета определены права на все произведения, входящие в репертуар РАО. Список конкретных музыкальных произведений лицензиат может представить РАО постфактум, то есть уже после концерта. Платить по такому договору лицензиату придется в том числе и тогда, когда он успел заключить аналогичные соглашения непосредственно с авторами — исполнителями произведений (постановление Президиума ВАС РФ от 04.12.2012 № 11277/12).

Суть дела

В мае 2011 г. организация по управлению авторскими правами на коллективной основе, имеющая государственную аккредитацию, «Российское авторское общество» (далее — РАО, лицензиар) и общество с ограниченной ответственностью (далее — общество, пользователь, лицензиат) заключили лицензионный договор на предоставление неисключительной (простой) лицензии на право использования обнародованных произведений (далее — произведения) путем публичного исполнения (далее — договор, лицензионный договор).

Пользователю в соответствии с договором было предоставлено право использования произведений из репертуара РАО как в живом исполнении, так и с помощью технических средств в ходе концерта определенных музыкальных групп. За право исполнения произведений лицензиат обязался выплатить лицензиару авторское вознаграждение.

Репертуар состоял из произведений, входящих в общедоступный реестр, размещенный на сайте РАО, и произведений или их отрывков, обладатели прав на которые не заключили договор на коллективное управление этими правами с ним и не исключили их из его управления.

При составлении лицензионного договора его стороны не знали, какие именно произведения будут исполнены, и потому их точный перечень не был согласован до концертного мероприятия. После проведения последнего общество представило РАО соответствующий отчет об исполненных произведениях. Оказалось, произведения исполнялись самими авторами, с которыми пользователь также заключил договоры, потому исполнители напрямую получали авторское вознаграждение.

Лицензиат, полагая, что в сложившейся ситуации не согласован предмет лицензионного договора, поскольку ни одно из фактически использованных произведений не могло являться его предметом, а вознаграждения правообладателям уже перечислены, обратился с иском о признании договора с РАО незаключенным.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции согласился с доводами истца и удовлетворил иск, сославшись на то, что договор считается незаключенным, поскольку стороны не достигли соглашения по всем существенным условиям (п. 6 ст. 432 ГК РФ).

Лицензиар, обжалуя решение в вышестоящий суд, сообщил, что в репертуар РАО с 2008 г. вошли все обнародованные произведения, что и было прописано в качестве предмета договора в его п. 1.1. Однако суд апелляционной инстанции тоже не согласился с доводами заявителя и оставил решение первой инстанции в силе, посчитав, что данный пункт и в целом договор не содержали указания на конкретные произведения, в отношении которых были предоставлены права их использования, что не соответствует ст. 1235 ГК РФ. По мнению суда, содержание предмета договора нельзя было признать надлежащим, в том числе с учетом списка обнародованных произведений, исключенных правообладателями из репертуара РАО.

Суд кассационной инстанции посчитал, что выводы судов соответствуют обстоятельствам дела и положениям закона, а нормы материального и процессуального права применены правильно, и оставил принятые по делу судебные акты в силе.

Позиция ВАС РФ

Президиум ВАС РФ установил, что нижестоящие суды учли далеко не все фактические обстоятельства, отменил принятые судебные акты и направил дело на новое рассмотрение. Надзорная инстанция обосновала свою позицию следующим образом.

РАО заключает лицензионные договоры с пользователями о предоставлении за вознаграждение им прав, переданных авторскому обществу авторами в управление с согласия последних, а также без такового, на соответствующие способы использования объектов авторских и смежных прав (в рассматриваемом случае — музыкальных произведений) на условиях простой (неисключительной) лицензии (абз. 1 п. 1 ст. 1234 ГК РФ).

РАО также вправе управлять правами тех правообладателей, с кем у него соответствующие договоры не заключены (кроме произведений, в отношении которых правообладатели заявили об их изъятии из репертуара РАО) и перечислять правообладателям вознаграждения, полученные от пользователей — лицензиатов (п. 3 ст. 1244).

Государственная аккредитация РАО дает ему право на осуществление своей деятельности в интересах неопределенного круга лиц, включающего всех правообладателей сферы использования обнародованных музыкальных произведений с текстом или без и отрывков музыкально-драматических произведений.

Таким образом, пользователи могут исполнять любые произведения соответствующей категории, кроме специально исключенных из репертуара РАО (к которым спорные произведения не относятся), без внесения изменений в лицензионный договор в зависимости от их фактического использования. Потому определение предмета, данное в спорном лицензионном договоре, Президиум ВАС РФ счел соответствующим действующему законодательству и судебной практике ВС РФ («Обзор судебной практики ВС РФ за второй квартал 2012 года», утвержденный Президиумом Верховного суда РФ 10.10.2012).

Также Президиум ВАС РФ указал, что суды нижестоящих инстанций при наличии спора о заключенности договора должны исходить из презумпции разумности и добросовестности сторон (ст. 10 ГК РФ) и оценивать все обстоятельства и доказательства в пользу сохранения, а не аннулирования договорного обязательства. Как видно, в настоящем споре ни один суд не учел этой правовой позиции.

Также суды не исследовали два

лицензионных договора, заключенных до подписания спорного договора лицензиатом непосредственно с авторами и исполнителями произведений. Условиями этих договоров специально не было предусмотрено право РАО по сбору вознаграждений за исполнение спорных произведений на концерте (п. 2 ст. 1243 ГК РФ).

С учетом всех приведенных выше доводов Президиум пришел к выводу о необходимости отменить вынесенные по делу судебные акты и направить его на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В рассмотренном постановлении от 04.12.2012 № 11277/12 имеется оговорка о возможности пересмотра в связи с новыми обстоятельствами судебных актов, принятых по делам со схожими фактическими обстоятельствами на основании норм права в истолковании ином, нежели представленное в данном постановлении (п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ).

К сведению

Судебной практики по признанию лицензионных договоров незаключенными на основании несогласования существенных условий, в частности предмета договора, практически нет.

Среди немногочисленных судебных споров можно обратить внимание на дело, в котором лицензионный договор о публичном исполнении обнародованных музыкальных произведений незаключенным признать не удалось, как и в рассмотренном постановлении Президиума ВАС РФ. Соответственно, у лицензиата не получилось и взыскать с РАО сумму неосновательного обогащения за пользование чужими денежными средствами (постановление ФАС Поволжского округа от 15.12.2009 по делу № А12-10896/2009).

Еще в одном деле было прекращено производство по кассационной жалобе РАО на решение об отказе во взыскании задолженности по выплате авторского вознаграждения по лицензионному соглашению о публичном исполнении обнародованных произведений. РАО обратилось с иском о выплате соответствующей задолженности, а лицензиат, не согласившись с предъявленными к нему требованиями, ссылался на незаключенность лицензионного договора по причине несо­г­ласования условия о предмете: в договоре была лишь общая формулировка о репертуаре РАО со ссылкой на авторские права неопределенного круга лиц, коллективное управление которыми РАО осуществляло. К тому же к данным правоотношениям подлежали применению нормы ныне утратившего силу Закона РФ от 09.07.93 № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах», действовавшего на момент заключения договора, а не ч. 4 ГК РФ. И у суда не было оснований не признавать полномочия РАО по заключению договоров. Однако РАО обратилось не в тот суд, поскольку выступало в защиту прав не только юридических, но и физических лиц (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 03.03.2010 по делу № А46-2808/2009).