1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Кипрский кризис добавит головных болей нашим предпринимателям

Финансовый кризис на Кипре может обернуться заметным спадом инвестиционной активности в России. Сокращение инвестиционного потока из офшорной зоны на острове Афродиты, по оценкам экспертов, может привести к уменьшению прироста российского ВВП на 1,8—1.9 п.п., что будет означать нулевую динамику отечественной экономики.

Примерно четверть всех прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в нашу экономику, по данным Росстата, приходит последние годы с Кипра. Отечественные предприниматели активно используют этот остров как транзитную площадку для своих финансовых потоков, поэтому затянувшийся там банковский кризис грозит существенно нарушить их стабильность.

Если проблемы инвесторов ограничатся лишь перебазированием транзитных компаний в другие льготные юрисдикции (Латвию, Великобританию, Нидерланды) и будут решены до конца текущего года, то российская экономика может потерять, по мнению аналитика Центра развития ВШЭ Валерия Миронова, 1,5 п.п. прироста инвестиций или примерно 0,3 п.п. прироста ВВП. Поскольку темп роста нашей экономики в феврале, по данным Минэкономразвития, замедлился до 0,1% год к году, то последствия даже локализованного кипрского кризиса оказываются сопоставимы с текущей динамикой ВВП.

Кто пострадает больше всего

Ученые «Вышки» выделили отрасли, которые в наибольшей степени пострадают от торможения инвестиций. Доля ПИИ из Кипра особенно велика в электроэнергетике (77% от всех ПИИ в этот сектор) и пищевой промышленности (58,6% от всех ПИИ). В недвижимости она составляет почти 49%, в сельском хозяйстве — 43, в добыче полезных ископаемых — 34,5%.

Однако полной информации об инвестициях из Кипра за 2012 г. статистическое ведомство пока не дает. Поэтому, говоря о возможном снижении ПИИ в Россию из-за кризиса на острове, следует обратить внимание и на данные о прямых инвестициях в различные сектора экономики в целом (без разбивки по странам). Судя по данным Росстата, для целого ряда отраслей зависимость от притока ПИИ носит критический характер.

В первую очередь речь идет о производстве резины и пластмасс, машин и оборудования, электрооборудования, дерево–об­работке и торговле. Здесь доля ПИИ в инвестициях в основной капитал составляет от 29 до 52%.

Серьезнейший удар по инвестиционному процессу будет нанесен также в производстве стройматериалов, целлюлозно-бумажной промышленности и полиграфии, металлургии и финансовом секторе. Тут доля ПИИ колеблется от 21 до 25%.

Поскольку в числе пострадавших будут основные отрасли инвестиционного блока, то общее снижение капвложений может оказаться гораздо больше, чем полуторапроцентное сокращение прироста инвестиций в основной капитал в 2013 г.

Впрочем, не стоит винить во всем островитян, полагают эксперты Центра развития ВШЭ. Кипрский кризис еще не оказал влияния на российскую статистику, его возможные эффекты ждут нас в будущем. А вот резкое снижение темпов роста ВВП (до мизерных 0,9% год к году в январе — феврале) и фактически нулевая динамика инвестиций (прирост на 0,6% первые два месяца текущего года против 16,4% в январе — феврале 2012 г.) сложились еще до кризиса на Кипре.

Вступление России в ВТО в 2012 г. должно было усилить стимулы к инвестициям у нормальных частных собственников. Но этого, к сожалению, пока не произошло. Почти в половине секторов экономики темпы рос­та инвестиций в основной капитал замедлились.

Внешние факторы переплетутся с внутренними

Разрастание кризиса на Кип­ре будет способствовать дальнейшему торможению инвестиционного процесса в силу снижения источников его внешнего финансирования, Причем пос­ледние полгода условия внут­реннего финансирования инвестиций в промышленности (за счет собственных средств предприятий) также резко ухудшились. Это связано со снижением рентабельности из-за опережающего роста зарплат по сравнению с ростом производительности труда и со все большим превышением кредитных ставок рентабельности обрабатывающей промышленности.

Если взять за основу консервативную оценку влияния кипрского кризиса на Россию посредством торможения притока прямых иностранных инвестиций — около 0,3 п.п. прироста ВВП, то эти последствия сами по себе, наверное, не выглядят катастрофично. Однако на фоне уже идущего в силу других причин общего торможения российской экономики эта «добавка» может сыграть гораздо более существенную роль.

Кроме того, жесткие меры по отношению к кипрским банкам и их вкладчикам могут усилить неопределенность и снизить желание кредитовать в банковском секторе и Европы, и России. Склонность к кредитованию у российских банков может снизиться и в силу того, что сократится их подпитка со стороны внешнего фондированиия (то есть займов из-за рубежа). В целом это за счет торможения кредитования населения может снизить прирост ВВП России еще на 0,07—0,08 п.п.

Таким образом, полагает Валерий Миронов, если предположить, что кипрский кризис повлияет на Россию по максимуму (1,5 п.п. + 0,3 п.п. + 0,07 п.п. роста ВВП), то вполне может оказаться, что надеждам на минимальный рост в 2013 г. не суждено сбыться. Вот такую цену — переход в стагнацию — придется заплатить за слабость российских институтов, прежде всего защиты прав собственности и судебной системы, заставляющей бизнес искать защиты в офшорных юрисдикциях.

Читайте также