1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1824

Январские показатели промышленности напугали экспертов

В прошлом январе промышленное производство, по данным Росстата, впервые с конца 2009 г. показало сокращение в годовом сопоставлении. Это шокировало даже тех экспертов, которые давали самые пессимистичные прогнозы, поскольку содержали они пусть небольшой, но рост. Не видя оснований для выхода промышленности из стагнации, аналитики все-таки верят, что далее ее динамика вернется в область положительных значений.

По официальной статистике в минувшем году промышленное производство вычерчивало тренд затухающего роста — открыв 2012 г. увеличением выпуска продукции на 3,8% относительно января 2011 г., закончило оно его декабрьским приростом в годовом выражении на 1,4%. Продолжение стагнирующей динамики ожидалось и в январе этого года.

Так, консенсус-прогноз экспертов, опрошенных информационным агентством Reuters, отводил промышленности рост в январе на 1,7% в годовом сопоставлении. Однако данные Росстата этот усредненный оптимизм совсем не оправдали — промпроизводство в прошлом месяце неожиданно сократилось на 0,8%. В последний раз падение выпуска в промышленности наблюдалось в октяб­ре кризисного 2009 г., правда, тогда оно было в 14 раз глубже — 11,2%.

«На первый взгляд цифры, конечно, шокируют даже нас, с прогнозом 0,8% против консенсуса 1,7%... — цитирует Reuters Дмитрия Полевого из ING. — Вниз промышленность утянула добыча нефти, угля и обрабатывающий сектор».

С исключением сезонного и календарного факторов январское сокращение относительно декабря ушедшего года составило 1,5% — худший показатель, как минимум, на годичной дистанции.

Поставила подножку промышленному росту прежде всего добыча полезных ископаемых, которая упала в январе на 1,2% год к году после символического рос­та на 0,2% в декабре 2012- го. И действительно, первую скрипку в этом снижении сыграла добыча нефти (–1,7%) и угля (–2,7%). Однако подыграли им также горючий природный сжиженный и регазифицированный газ (–5,3%) и строительные нерудные материалы (–1%). Активно затухавшая динамика добычи в IV квартале 2012 г. уже тогда подсказывала, что со стороны потребителей российского энергосырья спрос сокращается.

Отметим, что снижение добычи полезных ископаемых статис­тика фиксировала относительно недавно — в мае прошлого года на 0,3%. Однако дело не только в январской глубине падения. Раньше главной силой промышленного роста выступали обрабатывающие производства, которые покрывали осечки сырьевиков, теперь же сдала и обработка, сократившая в январе выпуск продукции на 0,3% в годовом выражении, чего не было тоже с ноября 2009 г.

Анализ данных Росстата о выпуске важнейших видов промышленной продукции показывает, что в обработке неудачно сработали в январе в основном производства, ориентированные на удовлетворение инвестиционного спроса: машиностроение, металлургия, отдельные производства строительных материалов и химической продукции. Для примера: производство котлов для центрального отоп­ления упало на 11,5%, паровых турбин — на 90,5, кранов мостовых — на 7,1, тракторов для села — на 44,4, металлорежущих станков — на 14,9, грузовых автомобилей — на 11,2, стали — на 5,8, проката черных металлов — на 2,8%.

Это наводит на неприятную мысль, что в прошлом месяце плохо дело было и с капитальными инвестициями, а значит, задел на будущий экономичес­кий рост пока сделан слабый.

По меньшей мере, неплохо в январе выглядели производства, работающие на потребительский спрос: пищевая и легкая промышленность, выпуск товаров длительного пользования. Например, производство бытовых холодильников и морозильников выросло относительно января 2012 г. на 7,5%, телевизоров — на 33,2, легковых автомобилей — на 14,3%.

Как видно, в начале этого года основным драйвером роста экономики остается спрос со стороны населения, подогретый потребительским кредитованием. Вопрос, как долго это может продолжаться.

Эксперты Института проб­лем естественных монополий (ИПЕМ) по этому поводу замечают, что начало 2013 г. ознаменовалось серьезным (на 2,5—3,5 п.п.) повышением ставок по необеспеченным потребительским кредитам у Сбербанка, вслед за чем можно ожидать солидарной реакции и всех остальных игроков рынка потребительского кредитования. Это может привести к заметному охлаждению потребительской активности населения и исчезновению одного из драйверов роста спроса, полагают аналитики Института.

Во всяком случае рост промышленного производства в январе один потребительский спрос не вытащил, и снижение выпуска могло быть больше, но помог рост производства и распределения электроэнергии, газа и воды на 1,8%. Правда, производственные показатели этого вида промдеятельности сильно зависят от погоды — видимо, нынешний январь оказался холоднее прошлогоднего. Повезло.

Вообще-то неутешительные показатели промышленности за январь можно было ожидать, цифры официальной статистики лишь подкрепили отдельные неважные выводы независимых экспертов.

К примеру, напомним, что еще до появления данных Росстата тот же ИПЕМ представил свой мониторинг ситуации в промышленности, в котором сообщил: «Тревожным сигналом для российской экономики является начавшееся в декабре 2012 г. (–3,8%) и продолжившееся в январе 2013 г. (–6,3%) года абсолютное падение погрузки на железнодорожном транспорте (к соответствующему месяцу прошлого года). Основная причина — вероятное замедление экономической активности. А продолжающийся рост производства при падении спроса неизбежно должен сопровождаться наращиванием складских остатков. В первой половине прошлого года подобная ситуация уже наблюдалась. Разрыв между спросом и производством может свидетельствовать о предкризисном положении в экономике».

Выходит, если аналитики правы, падение промышленного производства в январе могло быть еще больше, но предприятия поработали на склад, уменьшив за счет этого его сокращение.

Но, возможно, они не зря заполняли свои складские площади? Комментируя неприятно пора­зившие их данные о промпроизводстве за январь, эксперты выражают надежды, что в дальнейшем промышленный рост восстановится, и в подкрепление указывают на опережающие индикаторы, в частности на индекс PMI для российских обрабатывающих производств и индексы предпринимательской уверенности Росстата для промышленных видов деятельности.

Действительно, по сообщению агентства «Прайм» от 1 февраля, в ежемесячном исследовании компании Markit для HSBC говорится, что «индекс PMI в январе поднялся до значения 52,0 балла с минимального за пятнадцать месяцев декабрьского показателя 50,0 балла. Это практически соответствует среднему долгосрочному уровню (52,1 балла) и указывает на существенный общий рост рыночной конъюнктуры в обрабатывающих отраслях России». Там же говорится, что компании обрабатывающих отраслей России начали 2013 г. с более высоких показателей по сравнению с декабрем 2012 г. Пос­ле замедления в декабре темпы роста объемов производства ускорились на фоне заметного увеличения новых заказов. Новые экспортные заказы стабилизировались, а рост закупочной активности возродился.

В исследовании немало других бодрых слов о январском возрождении в отечественной обработке. Но все это слишком не вяжется с информационным ушатом холодной воды от Росстата. Кстати, в замере Markit основным негативным результатом последнего опроса называется очередное сокращение занятости в обрабатывающих отраслях России, которое происходит третий месяц подряд. Более того, подчеркивают эксперты компании, темпы сокращения рабочих мест мало изменились с 40-месячного рекордного показателя в декабре. Но возникает резонный вопрос, зачем сокращать работников, когда с заказами и производством дела пошли в гору.

О том, что они туда пошли, вроде бы должен говорить и упоминаемый в исследовании умеренный рост в обрабатывающих производствах отпускных цен. Однако, по свежим данным Росстата, цены производителей в обработке, как и в целом по промышленности, снизились в январе на 0,4%, и можно лишь говорить об умеренности их сокращения — до этого три месяца подряд падение их было весомее.

И в заключение вспомним, что было с январской деловой активностью в промышленности по итогам ее обследования Росстатом. В добыче индекс предпринимательской увереннос­ти повысился с –5 в декабре до –2, в обработке — с –5 до –2, в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды он опустился с 6 до –4%. Но с исключением сезонности вырос индекс только у обрабатывающих производств (с –1 до 0,2), в добыче он слегка понизился, в инфраструктурном секторе промышленности — заметно опус­тился.

Причем динамика оценки спроса на продукцию понизилась и в добыче, и в обработке, как и оценка экономической ситуации в текущем месяце (в январе). Другое дело, рост надежд предприятий на горизонте 3—6 месяцев. Пожелаем им сбыться.

Индекс цен производителей промышленных товаров в январе 2013 г., %


Январь 2013 г. к

Справочно январь 2012 г. к

декабрю 2012 г.

январю 2012 г.

декабрю 2011 г.

январю 2011 г.

Индекс цен производителей промышленных товаров

99,6

105,1

99,8

108,9

Добыча полезных ископаемых

99,9

107,2

101,8

118,8

Обрабатывающие производства

99,6

103,7

99,0

107,3

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

99,3

108,6

99,7

100,7

Источник: Росстат