1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2573

МРОТ обещано повысить до прожиточного минимума

Замминистра труда и социальной защиты Любовь Ельцова на недавнем заседании Комитета Совета Федерации по социальной политике заявила о решимости до 1 июля 2013 г. разработать план поэтапного приведения минимального размера оплаты труда (МРОТ) к прожиточному минимуму. Утвержденный размер уровня выживания среднего россиянина повышать не планируется.

Власть давно обещает довести размер минимальной зарплаты до прожиточного минимума (ПМ). Л. Ельцова фактически просто доложила сенаторам о том, как исполняется намеченное мероприятие.

Л. Ельцова рассказала, что зарплата 1,3 млн россиян не превышает МРОТ. Это не ново. Росстат уже сообщал, что по итогам 1-го полугодия доходы ниже прожиточного минимума имели 17,7 млн человек (12,5% россиян). В I квартале за чертой бедности жили 19,1 млн человек (13,5% населения России), в II квартале — 16,4 млн человек (11,5%).

Особо выделялись беды бюджетников. В бюджетной сфере работает 650 000 человек, из них 160 000 — совместители. Л. Ельцова рассказала, что «на мероприятия по повышению МРОТ будет затрачено около 1 млрд руб., из которых половина пойдет на работников бюджетной сферы». Всего же за период сближения МРОТ и ПМ, по подсчетам Минфина, бюджет должен будет выделить на эту цель 60 млрд руб.

Сегодняшний уровень МРОТ составляет 4611 руб. С 1 января 2013 г. правительство повышает его до 5205 руб. Прожиточный минимум по РФ за I квартал этого года составил для трудоспособного населения 6827 руб. Таким образом, с 1 января МРОТ составит 76,24% от официального уровня выживания.

Росстат не дает данных, не приводит примеры и свидетельства очевидцев о том, как долго в реальности можно выживать на 6827 руб. в месяц. Хотя логично было бы начинать разговор о МРОТ с оценки величины прожиточного минимума, если уж этот минимум правительство берет за ориентир и декларирует целью повышательной кампании.

Однако у нас начинают с того, что пришла пора доводить МРОТ к ПМ, ни в коем случае не оспаривая этот самый прожиточный минимум. Формально — все верно. Кажется логичным, что МРОТ не должен быть ниже ПМ, что, кстати, закреплено и в Трудовом кодексе.

Важны детали. В России ПМ исчисляется на основе некой потребительской корзины. Это довольно забавный перечень того, что нам по чьему-то разумению нужно для выживания, включая сатиновые трусы. При этом наши чиновники любят ссылаться на европейский опыт. Только не на то, что в Европе вообще нет понятия «потребительская корзина». Там все проще и честнее — определяется уровень бедности, который считается при падении дохода ниже 60% от среднего по стране. Соответственно вычисляется и минимальная зарплата. По словам экспертов, которых опрашивала газета «Коммерсант», европейские стандарты признают в качестве минимальной зарплаты заработок, который составляет не менее 60% от средней заработной платы по стране.

На самом деле корректнее говорить именно о черте бедности. Если считать по-европейски, проводя эту черту для людей с доходом ниже 60% от среднего значения, то количество россиян за чертой бедности надо будет отмерять от засечек ниже дохода в 16 000 руб. ежемесячно на каждого. Но так считать противно, так и не считают.

МРОТ в России никогда прежде не был настоящим — так, расчетная единица для исчисления штрафов. Теперь ситуация, говорят, меняется. Это хорошо. Смущает только ориентир в 5205 руб. Дело в том, что это ложный ориентир и таким останется, даже повысь его до обещанных 6827 руб. И не только потому, что он мал. Воспринимать МРОТ всерьез мешает еще то, что на самом деле часто люди, не получающие и такой минимум, вообще ничего официально не зарабатывающие (не уплачивающие налоги), регулярно заправляют свои кайены высоко­октановым бензином.

То есть с какой стороны ни посмотри, а МРОТ неадекватен реальности, повышай его — не повышай. Приходится признать: и МРОТ, и прожиточный минимум в России — штуки мифические, в реальной жизни не обитающие, комфортно существующие только в том фантасмагоричном мире, где произрастают ветви власти.

Обычная присказка экономистов: другой статистики у нас нет. Вопрос в том, почему нет? Можно предположить, что вовсе не потому, что сотрудники Росстата не умеют работать. Или им неведомы методы сбора и обработки данных, когда учитываются не только официальные показатели, то есть справки из разных бюрократических ведомств. Можно получить и более реальные данные (вот обследуют же домохозяйства), но примени их, и выявятся неприятные вещи не только для власти, но и для существенной части граждан, доходы которых идут мимо налоговых инспекций.

Может быть, именно опасение разозлить немалую часть электората и остужает рвение некоторых правительственных чиновников по приведению МРОТ (а значит, сначала уровня бедности) к настоящим, а не смешным значениям. Конечно, резкое повышение МРОТ увеличит нагрузку на бюджет в части оплаты труда бюджетников. Но ведь это повышение будет еще и выгодно для государства, так как станет распространяться на организации всех форм собственности. Вот эксперты говорят, что рост минимальной зарплаты не столь важен, так как работодатель будет «рисовать» положенную цифру в ведомости, а львиную долю продолжит платить в конверте. Наверное, это так, но налоги-то он будет платить хоть с «нарисованной», но в самом деле разбухшей части. То есть платить больше. Вот и выгода государства.

Может быть, в итоге доходы превысят первичные затраты. В чем же тогда заминка? Да, власти придется пересчитывать уровень бедности и получать не очень бравурные результаты. Но это можно пережить. Сложнее же будет объяснить миллионам людей, с чего это вдруг решили брать налоги с их реальных доходов, бывших неприкосновенными (что придется делать, чтобы избавиться от признания нищими счастливых обладателей тех же порше). Это сделать не просто. Придется быстро научиться соотносить расходы и доходы всех граждан, а с разницы в цифрах — сдирать налоги с помощью безжалостных компьютеров. Но тогда неминуем серьезный разговор с людьми о том, кто, как, куда и зачем расходует деньги, которые вдруг начнут превращаться из мифических «государственных» в просто «общественные», в деньги налогоплательщиков.

Пойти на это равно объявлению, что мы опять взялись строить другую страну, в которой, кроме прочего, уже не будет работать негласный договор власти и немалой части населения — мы с вас налоги по факту за то-то и то-то не берем, а вы в наши дела не лезете. И это только часть возможных последствий.

Это было бы чертовски трудным решением, достаточно представить, как суметь брать налоги с доходов от сдачи квартир... А есть рецепт проще — пообещать исполнить со временем статью ГК про соответствие прожиточного минимума минимальной зарплате и оставить все как есть. То есть оставить оба ненастоящих минимума.

к сведению

Зарплаты чиновников растут быстрее

Росстат в отчете о численности госслужащих и их заработных платах сообщил, что заработная плата чиновников за первые девять месяцев этого года выросла на 13,1%. В среднем чиновники, работающие в федеральных государственных органах, получают 60 600 руб. То есть среднее довольствие чиновников в целом по всем федеральным органам власти более чем в два раза превышает среднюю зарплату по стране. Самые высокооплачиваемые сотрудники органов госвласти трудятся в администрации президента. Там на конец сентября трудилось 1604 человека, и их заработная плата составляет в среднем 113 300 руб. Средняя зарплата в аппарате правительства меньше — 107 000 руб. Среди федеральных министерств самыми высокооплачиваемыми являются сотрудники МЧС: каждый из них получает в среднем 93 400 руб. Самые низкие зарплаты у чиновников Государственной фельдъегерской службы РФ. Их средняя заработная плата составляет 31 300 руб. Среди органов судебной власти и прокуратуры самые низкие заработные платы у сотрудников Генпрокуратуры — 40 900 руб.

Рост заработной платы чиновников немного ниже роста средней заработной платы в РФ. В январе — сентябре она увеличилась на 14,4% по сравнению с аналогичным периодом 2011 г. Но заработная плата чиновников формально была проиндексирована на 6% лишь в октябре этого года, впервые с 2009 г. До этого из-за кризиса в течение почти трех лет действовал мораторий на повышение.