1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 678

Оплату затрат монополий переносят на население

Судя по официальным документам правительственных ведомств, планируется перенос бремени финансирования монополий на население. Тарифы на электричество и газ для людей будут расти быстрее, чем для компаний. Эксперты считают, что это обеспечит выход инфляции из-под контроля и поспособствует дальнейшему затуханию национальной экономики.

Федеральной службой по тарифам(ФСТ) России опубликованы данные о предельном уровне тарифов на электроэнергию для населения на 2013 г. В 1-м полугодии цены останутся на уровне действующих, а во втором они вырастут примерно на 12%. Также ФСТ предлагает утвердить рост тарифов на газ для населения на 15% с 1 июля 2013 г.

Вопрос: а зачем, собственно, тарифы непременно надо повышать?

Ответ давал в апреле замминистра экономразвития Андрей Клепач, когда представлял очередной прогноз жизни от МЭР: «…средства, полученные электроэнергетикой в период „догоняющего“ роста (догоняющего евротарифы. — Примеч. ред.), пойдут на инвестиции в генерацию и на развитие сетевого хозяйства».

Понятно — деньги на ремонт и покупку проводов нужны.

Теперь Минэкономразвития написало новый прогноз. По нему до 2030 г. население будет платить за электроэнергию на 70%, а за газ — на 30% больше, чем другие (промышленные) потребители. Для населения электроэнергия за 18 лет подорожает в пять раз. Газ за это время подорожает в 4,6 раза. Вот и выходит, что центр тяжести затрат на финансирование энергетики переносится на население.

В связи с этим уже поступают оценки из ВШЭ и других аналитических центров о том, что эта затея хоронит надежды на обуз­дание инфляции. Видимо, затевается старый спор о доле тарифов в инфляции. Но уже ясно, что важные отрасли остро нуждаются для реформирования в наших деньгах. Отдать нуждающимся часть нажитого — благородно. Но что-то мешает с этим соглашаться. Вот что: тарифы растут уже больше десяти лет как раз под предлогом того, что нужно что-то там залатать и усовершенствовать, мы платим и платим, а «дырок» меньше не становится. Это настораживает. В чем дело?

Ответ на этот вопрос дал на недавнем круглом столе в РИА «Новости» председатель Наблюдательного совета сообщества потребителей энергии Александр Старченко. По его версии, тарифы растут из-за притязаний сетевых компаний, в частности МРСК, на дополнительное инвестиционное финансирование. «Сейчас сетевики заявили о необходимости дополнительного выделения 3 трлн руб. на инвестиционные программы по повышению надежности сетей. Хотя последние пять лет сетевые компании уже потратили ровно такую же сумму на те же цели — повышение надежности… Куда ушли деньги — непонятно, и за какую такую новую надежность должны расплачиваться в конечном итоге потребители — неясно, — говорил эксперт. — Из отчетности наших сетевых компаний следует, что с потребителей они собрали от 5 до 6 трлн руб., около 3 трлн истрачено на инвестиционные программы. Единственная цифра результатов, представленная в отчетах, — по сокращению потерь. Потери сократились всего на 0,5—1%, что несопоставимо с потраченной суммой».

Выбивание денег под разговоры о необходимости инвестиций стало в России особым подвидом весьма прибыльного бизнеса. Почти абсолютная непрозрачность наших компаний исключает действенный контроль за тем, как на деле были потрачены деньги.

Эксперты, оправдывая повышение тарифов в России, ссылаются на США и Европу, которых мы еще не догнали по тарифам. Но если уж брать западный опыт, то, может, целиком, а не только удобными для утоления аппетита тех же сетевиков частями?

Идея переноса затрат по обустройству электро- и газового хозяйств на плечи рядовых потребителей уже охватила умы бюрократии. Не поясняется, как же это сработает, если, по данным ИПЕМ, население потребляет всего около 12% производимой в стране электроэнергии? И еще по одному поводу хранится молчание и бюрократического, и экспертного сообщества. Если подтягивать долю расходов на оплату услуг ЖКХ (тарифы на электричество и газ на цену коммунальных услуг прямо влияют) к мировому уровню, то придется говорить где-то о 30-процентной их доле в бюджете семьи. Это нормально для немца или американца, в том числе потому, что их расходы на еду не превышают 12—17%. У нас пропитание кратно дороже. Если при прочих условиях поднимать долю расходов на ЖКХ, то и в обеспеченной семье на привычную жизнь может оставаться менее 20%, а то и 10% семейного бюджета. Тогда люди просто перестанут что-то покупать, кроме хлеба и туалетной бумаги. Последняя статистика дает нерадостные данные по экономике. Осталось предпринять несколько действий по подрезанию платежеспособного спроса, начав с переноса обязанностей инвесторов с компаний на население и сняв при этом намордник с инфляции, и про рост вообще надо будет забыть.