1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1462

Радикальные перемены грядут в мировой энергетике

Внедрение новых технологий в нефтедобыче и газовой отрасли одновременно с энерго­сбережением в сфере потребления в скором времени радикально изменят мировой энергетический рынок, подчеркивается в ежегодном докладе Международного энергетического агентства World Energy Outlook 2012. Соединенные Штаты выйдут на 1-е место в мире по уровню добычи черного золота, потоки ближневосточной нефти направятся в основном в азиатские страны, а Россия опустится на 3-ю позицию в мире по объему нефтедобычи после США и Саудовской Аравии.

Базовый вариант прогноза Международного энергетического агентства (МЭА) предполагает быстрый — на одну треть — рост спроса на традиционные энергоносители, в частности нефть, в ближайшие два десятилетия. Альтернативные источники энергии в течение этого периода не смогут занять существенную долю в глобальном энергетическом балансе. Причем 60% увеличения мирового спроса обеспечат Индия, Китай и Ближний Восток.

В целом в мире спрос на черное золото поднимется с нынешних 87,4 млн баррелей в день до 99,7 млн баррелей. Цена нефти в реальном выражении вырастет немного — до 125 долл. за баррель, в номинальном — до 215 долл. Причиной роста спроса на углеводороды станет главным образом нарастание количества автомобилей, которое удвоится и достигнет 1,7 млрд машин. Весомый вклад в увеличение спроса также внесет рост грузоперевозок.

Новые лидеры нефтедобычи

Нынешний прогноз МЭА примечателен тем, что в нем впервые Соединенным Штатам отводится роль будущего мирового лидера именно в добыче нефти. В прошлогоднем докладе МЭА прогнозировалось, что ведущей нефтяной державой вплоть до 2035 г. останется Саудовская Аравия.

Внедрение технологий добычи сланцевых углеводородов в США изменило мировую энергетику гораздо быстрее, чем ранее предполагали эксперты. Глобальный рынок уже сейчас разделился на два мало зависящих друг от друга сегмента — Евразию с дорогими нефтью и газом, и Америку, где углеводороды стоят значительно дешевле. Разница в ценах между нефтью европейской марки Brent и американской WTI сегодня превышает 20 долл.

Главным драйвером энергетического рынка Соединенных Штатов выступает положение в американской экономике, он почти не реагирует на ситуацию на Ближнем Востоке. К примеру, сейчас спрос в США невысок в результате сокращения бюджетных расходов и ожидаемого роста налогов в начале 2013 г. А объем запасов нефти находится приблизительно на среднем уровне.

В Евразии же цены на рынке нефти во многом зависят от ситуации с поставками из Ирана и проблем на Ближнем Востоке, а также спроса в основных странах — потребителях энергоресурсов в регионе.

В дальнейшем, по мнению экспертов Фонда Нуриэля Рубини, дистанция в ценах на черное золото и газ на этих рынках будет увеличиваться до тех пор, пока сланцевые технологии постепенно не завоюют весь мир.

Северная Америка, по мнению директора МЭА Марии ван дер Хувен, находится в авангарде радикальной трансформации нефтегазового комплекса, которая неизбежно затронет все регионы мира. В настоящее время США еще зависят от импорта энергоносителей и поставляют из-за рубежа около 20% потребляемых энергоресурсов, но уже к 2035 г. они практически полностью будут сами удовлетворять свои потребности в сфере энергетики.

Быстрое наращивание добычи нефти и газа в Соединенных Штатах, полагают специалисты МЭА, вызовет кардинальные перемены в мировых торговых потоках: подавляющая часть (90%) добываемой на Ближнем Востоке нефти будет поставляться в страны Азии уже к 2035 г.

В результате у США отпадет необходимость столь активно заниматься обеспечением безопасности морских коммуникаций, по которым сейчас проходят главные нефтяные потоки. Безопасность судоходства в этих регионах станут во все возрастающей степени обеспечивать азиатские страны. В самих Соединенных Штатах некоторые эксперты уже сегодня поднимают вопрос о целесообразности присутствия американского военного флота в Персидском заливе. По мере нарастания дискуссии о путях сокращения бюджетного дефицита эта тема будет становиться все более актуальной.

Новые лидеры в энергобалансе

Глобальный спрос на природный газ, прогнозируют аналитики МЭА, будет расти более быстрыми темпами, чем потребность в нефти. К 2035 г. он увеличится на 50% и достигнет 5 трлн куб. м. Примерно половину прироста добычи голубого топлива обеспечат сланцевые месторождения в США, Австралии и Китае. Наиболее активно наращивать потребление газа будут быстрорастущие экономики Индии и Китая.

Еще одной тенденцией мирового энергетического рынка, по прогнозу МЭА, станет снижение роли атомной энергетики. По вполне понятным причинам после недавней аварии на «Фукусиме» решения об отказе от АЭС уже приняли многие страны, на территории которых располагается пятая часть всех атомных станций. Главной альтернативой АЭС станет голубое топливо, добыча которого будет расти во многих государствах, прежде всего в Китае, США и Австралии.

Тем не менее эксперты МЭА полагают, что активное внедрение энергосберегающих технологий может снизить глобальный рост спроса на энергоносители почти вдвое. Эффективное использование энергоресурсов может создать условия для снижения мирового спроса на энергоносители на 20%, что даст совокупный экономический эффект в размере 18 трлн долл. Самый большой выигрыш от борьбы за снижение расхода энергии могут получить США, Европа, Индия и Китай.

Россия сохранит почетное место

В России среднесуточная добыча нефти будет составлять свыше 10 млн баррелей ориентировочно до 2020 г. Затем этот показатель начнет снижаться и к 2035 г. будет равняться порядка 9 млн баррелей в сутки. Это позволит нам сохранить почетное, но все же лишь третье место по уровню добычи черного золота в мире после Соединенных Штатов и Саудовской Аравии.

Вместе с тем наша страна будет оставаться одним из крупнейших экспортеров энергоносителей, ее доход от поставок топливных ресурсов (нефти, природного газа, угля) на мировые рынки к 2035 г. увеличится до 410 млрд долл. в год.

В заключение заметим, что некоторые эксперты традиционно выражают сомнения в достоверности прогнозов МЭА, которое представляет интересы стран — потребителей нефти.