1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Цену продиктуют цели

Быстрой подготовки законопроекта об амнистии капиталов не получилось. До сих пор эксперты обсуждают возможные варианты ее проведения, а Минфин то ли окончательно согласовывает законопроект, то ли все еще определяется с подходами.

У амнистии могут быть разные цели: фискальная, когда государство планирует получить налоговые поступления от незадекларированных ранее доходов, и, условно говоря, «доверительная», когда предполагается, что сокрытые в свое время доходы придут в экономику страны. Соответственно от выбранной цели будет зависеть и результат, так что определиться с подходами стоит.

Участники «круглого стола» «Амнистия капиталов», организованного фондом «Единство во имя России», склонились к тому, что вроде бы на повестке дня стоит именно нормализация экономической жизни в стране, а не дополнительный сбор налогов. Более того, по мнению Валерия Зубова, члена Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам, если амнистия даст дополнительные налоговые доходы, в этом будет больше минусов, чем плюсов, потому что уже сейчас власть не знает, что делать с профицитом бюджета.

К тому же если цель — «эти деньги должны работать на нашу экономику»,то начинать, с точки зрения Виктора Плескачевского, председателя Комитета Госдумы по собственности, нужно не с амнистии, а с условий существования капитала в стране:«У нас с капиталом не умеют обращаться вообще. То есть потребность в нем есть и возможности имеются, но состыковать их не могут». И одна из причин — в изуродованной налоговой логике. Во всех странах налоговая система выполняет регулирующую и фискальную функции, а у нас упор делается только на последнюю.

Но вернемся собственно к амнистии. Кто и на каких условиях будет участвовать в проекте? Не получим ли мы эффект памятного сбора артистов у Починка, когда они министру по налогам и сборам хором сказали: а у нас вообще нет денег, мы всем кругом должны?

Владимир Мединский, зампредседателя Комитета ГД РФ по экономической политике, предпринимательству и туризму, считает, что поскольку любой бизнес упирается в частных лиц, то и амнистия должна распространяться только на них. Правда, в этой связи непонятен заданный 13 процентный уровень. Безусловно, планка изъятия должна быть существенно ниже: с уплатой 13% сейчас можно легализовать любые деньги без всякой амнистии. Тем более что само слово «амнистия» вызывает аллергию и подразумевает, что гражданин признает совершенное преступление.

Да, тема снижения ставки сразу же вызывает рассуждения: значит, если ты платил налоги — это твои проблемы, государство поддерживает неплательщиков. Однако, по мнению Владимира Плигина, председателя Комитета ГД по конституционному законодательству и государственному строительству, рассматривать амнистию как одолжение можно только в случае, если бы закон носил действительно правовой характер: был справедлив и возможен к исполнению. Налоговое же законодательство 90-хнельзя было исполнить технологически.

Да и не факт, что если соответствующий закон будет принят, деньги в экономику хлынут рекой. Ведь что важно для тех, кто рискнет задекларировать доходы? Правильно, конфиденциальность. Можно ли ее обеспечить, когда все базы данных об уплате налогов (и не только их!) легко купить? Естественно, никто не захочет в результате амнистии оказаться под колпаком госорганов или криминальных структур.

В общем, хочется согласиться со словами президента фонда «Единство во имя России» Вячеслава Никонова: «Проводить амнистию надо, но вот проводить плохо — нет». Правильно, потому что непроработанность реформ ведет к отрицательным социальным последствиям и негативному PR. То есть если не пойдет возврат средств (вероятность чего очень высока), это будет свидетельствовать об отсутствии доверия к государству.

Так что дискутировать на тему амнистии капиталов можно сколько угодно, однако, если вдуматься, никаких вариантов здесь нет. Раз есть политическая воля, то неизбежно будет и закон. Аполитическая воля была продиктована Президентом еще в апреле в Послании к Федеральному Собранию, и каждый услышал в ней свое. Минфин, например, исходит из четких указаний: уплата 13% с условием размещения денег в российских банках. И хотя, по словам начальника отдела Минфина России Михаила Шиенка, есть разные варианты проектов и до сих пор нет окончательной определенности сподходами, для того чтобы отойти от заданных установок, будет необходимо решение на самом высоком уровне.

Леонид Григорьев, президент Института энергетики и финансов:

— Мировой опыт свидетельствует, что ключевым фактором успеха амнистии капиталов является пониженная налоговая ставка. Принято считать одними из удачных примеров итальянскую амнистию 2001 г., при которой ставка была определена в 2,5% от возвращенной суммы, и индийскую амнистию1997 г. со ставкой 30% (что является минимумом по сравнению с действовавшей ставкой, достигавшей97,5%).

По прогнозам, в Италию должно было вернуться около 500 млрд дол., но прогнозы не оправдались и объем возвращенных средств составил около 55 млрд дол. с доходом бюджета чуть более 1 млрд. В Индии же объем задекларированных средств превысил 8 млрд дол. и бюджет получил около 2,5 млрд (планировалось 1 млрд).

А вот при амнистии 2001 г. в Казахстане никаких налогов с легализуемых сумм платить не требовалось. В итоге в страну на спецсчета 16 банков вернулось 480 млндол. Изначально власти рассчитывали на 550 млн, но«недобор» можно отчасти объяснить краткосрочностью(всего 34 дня) проводимой амнистии.