1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Любовь во веки

Богат, знатен и красив был ее муж. Занимая должность судебного начальника, он пользовался и всеобщим уважением. Кажется, живи, радуйся. Но его жену Наталию все чаще одолевала тайная грусть. Она была христианкой, а ее супруг поклонялся идолам…

Так бы и продолжалась их жизнь в любви и печали, если бы не начались в их городе гонения на христиан. Прибывший в Никомидию император Максимиан приказал хватать и пытать последователей Иисуса Христа. Невольным свидетелем их мучений как-то оказался и Адриан. «Скажите, какую награду вы ждете от Бога, что так за него страдаете?» — спросил он, пораженный их мужеством. «Огромную! — отвечали те. — Не видел того глаз, не слышало ухо, что приготовил Бог любящим Его!»

Слова эти упали на подготовленную почву. Они так сильно подействовали на Адриана, что он объявил во всеуслышание: «Я тоже христианин!» «Ты с ума сошел!»— вскричал присутствующий здесь же император. «Напротив, — спокойно отвечал ему муж Наталии, — только теперь я начал все понимать». Рассвирепевший Максимиан приказал посадить и его в камеру к терзаемым христианам.

Узнав об аресте мужа, Наталия бросилась к нему: следовало воодушевить его на предстоящий главный подвиг. Два чувства боролись в ней: безграничная радость оттого, что вот и ее муж обрел истинную веру, и страх за жизнь любимого человека.

В темнице, упав на колени, Наталия целовала кандалы мужа. Переступая душевные муки, она призывала его к мужеству: «Не бойся пыток, Адриан, они, как и все, пройдут, а слава пострадавшим за Иисуса Христа — во веки веков. Стой твердо и не жалей ни о чем». И, стараясь не выказать слез, утешала: «Какой ты счастливый, Адриан! С легким сердцем войдешь ты в будущую жизнь!»

«Какая она мужественная,— залюбовался женой Адриан и, чтобы уменьшить тяготы ее переживаний, заторопил: «Иди домой, постарайся отвлечься, заснуть. Когда назначат день казни, я позову тебя». И вот чудо: какое-то время спустя он вдруг сам является к ней.

Наталия даже запрыгала от радости, узнав от соседей, что ее мужа отпустили, но почти сразу же холод сжал ее сердце: а что если он отрекся от Господа? «Уходи, я не хочу разговаривать с отступником!» — глухо прозвучал ее голос сквозь запертую дверь. Насилу убедил ее Адриан открыть дверь: «Открой скорее, если я опоздаю, многие пострадают. Охранники выпустили меня за деньги и лишь на время!»

В день суда Адриана нещадно избивали палками. Наталия видела все, и каждый удар по телу мужа был ударом и по ее хрупкому сердцу. Но нельзя было упасть, забиться в истерике, поддаться слабости. Ее стойкость должна была поддержать мужа. Чего это ей стоило, каких сил, но она не оцепенела, не потеряла разума. «Надо перетерпеть и мужественно умереть за Господа!» — укрепляла она Адриана.

Когда уставший от стойкости христиан Максимиан приказал принести к месту казни молот, чтобы раздробить им руки и голени, Наталья стала умолять палачей начать с ее мужа. Она боялась, что он, сильно ослабевший, не выдержит и отступит. И как последний подвиг, немыслимый, сверхчеловеческий, сама уложила его ноги на наковальню…

Тела замученных император приказал сжечь. Кинулась в огонь и Наталия, но ее удержали. И вслед за тем чудесно погасли и сами печи. Стараниями спасшихся христиан останки загубленных перевезли в Византию и там захоронили. Оставшуюся недолгую жизнь Наталии трудно назвать и жизнью. К ней, правда, пытался свататься один из местных вельмож, но душа ее была с Адрианом. Она даже во сне не оставляла мыслей о нем. Добравшись со многими приключениями до его могилы, она преклонила над ней голову и почти сразу же умерла. Думали, что она уснула, и попытались разбудить. Но она уже была недоступно далеко. Там, у Господа. Рядом с любимым, которого она, не умея спасти от смерти, спасла для жизни вечной! «Небесной покровительницей семьи и брака», «хранительницей веры», «бескровной мученицей» называет в своих молитвах Наталию Церковь. Подвиг ее удивителен.

Святая мученица Наталия, моли Бога о нас!