1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Разборка на троих

Формально правоохранительные органы не должны вмешиваться в корпоративные конфликты. Но...

В России акции бывают не только обыкновенными и привилегированными, но еще и силовыми — вплоть до сегодняшнего дня захват чужой собственности в нашей стране часто и небезуспешно происходит именно с помощью «грубой физической силы». О том, как защитить свою собственность и какие превентивные меры следует предпринять в случае угрозы силового захвата предприятия, рассказывает председатель президиума коллегии адвокатов «Джон Тайнер и партнеры» Валерий Тутыхин.

Во многом успех силовой акции зависит от того, кто именно выступает на стороне «охотника» и его «жертвы». Как показывает сегодняшняя отечественная практика, в подавляющем большинстве случаев материализация известной в народе присказки «Было ваше — стало наше!» происходит при непосредственной поддержке частных охранных предприятий (ЧОПов), которые действуют в рамках Закона «О частной охранной и детективной деятельности», разрешающего оказывать услуги в виде вооруженной охраны имущества собственников.

Чтобы реализовать свои «законные» права, «черному рейдеру» достаточно заключить договор с ЧОПом, иметь на руках липовую или настоящую, но полученную на основании фальшивых документов выписку из ЕГРЮЛ, подтверждающую его права на владение или управление объектом захвата, или свидетельство о перерегистрации имущества, полученное обманным путем в органах Федеральной регистрационной службы Минюста. Другими основными фигурантами в акциях по физическому изъятию чужой собственности сегодня являются «добровольные народные дружины» — наемники, не принадлежащие ни к каким из ныне существующих российских силовых структур, но тем не менее ведущие себя так, как будто законы писаны для кого угодно, только не для них.

Перечень структур, которые могут оказать силовую поддержку участникам конфликта в ходе захвата или обороны предприятия:

  • частное охранное предприятие;
  • служба безопасности самой компании-«мишени»;
  • сотрудники вневедомственной охраны;
  • сотрудники прочих подразделений органов внутренних дел;
  • сотрудники прокуратуры;
  • судебные приставы-исполнители, действующие как самостоятельно, так и вместе с сотрудниками милиции;
  • сотрудники уголовно-исполнительной системы Минюста РФ;
  • группы «неустановленных лиц» (наемные боевики)

Но в данном случае речь пойдет не о вышеперечисленных исполнителях, а о тех, чья служба «и опасна, и трудна». Хотя формально правоохранительным органам предписано не вмешиваться в спор хозяйствующих субъектов, далеко не всегда их сотрудники остаются безучастными к судьбе компании, оказавшейся «на мушке» у рейдера, — все зависит от умения заинтересованных сторон делать предложения, от которых не могут отказаться даже силовики.

Моя милиция…

Наша милиция сегодня бережет не только нас лично, но и наше имущество, в том числе и юридических лиц, при наличии, естественно, соответствующего договора. Нередко рейдер после захвата предприятия тотчас поручает новому руководителю — своему ставленнику заключить договор с вневедомственной охраной (ВО).И теперь если кто-то, включая законного собственника, попытается восстановить статус-кво, то помимо проверки документов, удостоверяющих личность, и проведения личного досмотра он рискует еще и провести в кутузке до 3 часов — все зависит от того, как рейдеру удастся уговорить сотрудников ВО «войти в его положение». По аналогичному сценарию будут разворачиваться события, если договор с ВО был заключен законным владельцем компании-«мишени».

При этом у сотрудников органов внутренних дел вполне достаточно полномочий для подавления сопротивления любой из противоборствующих сторон. Так, при желании милиционер может «замести» всех захватчиков за мелкое хулиганство, например за нарушение общественного порядка, сопровождающееся нецензурной бранью. Сотрудники правоохранительных органов могут прибыть на предприятие для проверки информации о возможном нарушении юрлицом законов. Далее «все по схеме» — осмотр помещений, проверка документов с возможным их временным изъятием. Ну а затем предприятие вдруг по странному стечению обстоятельств может подвергнуться нападению рейдеров, которые предъявляют выписку из ЕГРЮЛ, а защитники — всего лишь опись изъятых документов…

Веское слово прокурора

Работники прокуратуры хотя и имеют значительно меньшие возможности для «силового маневра», но обладают правом беспрепятственно зайти на любое предприятие, с тем чтобы на месте проверить, как там исполняются законы Российской Федерации. Для этого прокурор и его помощники вправе потребовать от руководства предприятия представления всех необходимых документов, а также вызвать сотрудников компании для дачи соответствующих объяснений. При этом прокурорское мероприятие может удивительным образом совпасть с силовой акцией по захвату предприятия. Руководство же предприятия-«мишени» может находиться в момент акции либо в кабинете прокурора, либо в своем кабинете в присутствии работников прокуратуры, отчитываясь на предмет соблюдения законности на своей территории. Выбирать есть из чего…

На свободе с чистой совестью

Свою скромную лепту в исход очередного корпоративного побоища может внести даже сотрудник уголовно-исполнительной системы Минюста РФ. Казалось бы, а он-то здесь причем? А при том! Существует Закон «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы». Так вот, в соответствии с его буквой сотрудники уголовно-исполнительной системы«…обязаны в случае непосредственного обнаружения событий, угрожающих личной и общественной безопасности» принять меры к спасению людей, предотвращению и пресечению правонарушений, а также задержанию лиц по подозрению в совершении этих правонарушений. А кто сказал, что захват предприятия не является угрозой личной и общественной безопасности и что сотруднику уголовно-исполнительной системы как свидетелю не следует принять меры к задержанию штурмовиков?

С холодной головой и чистыми руками

Силовой ресурс Федеральной службы безопасности вряд ли доступен «черным рейдерам»; наоборот, при умелом планировании информирование ФСБ о конфликте может помочь предприятию-жертве обороняться. В особенности это относится к предприятиям, выполняющим для государственных структур «закрытые заказы», имеющим «первый отдел», связанным с «оборонкой» или так или иначе со сведениями, составляющими государственную тайну. Поскольку захватнические действия рейдеров могут касаться государственных секретов, чекисты скорее всего вынуждены будут вмешаться в корпоративный конфликт, как только дело дойдет до штурма помещений и взлома сейфов.

Анализ проходящих сегодня в России корпоративных войн свидетельствует о том, что, если бы государственные органы занимались только своими прямыми обязанностями и не лезли в корпоративные разборки (по недомыслию или с коррупционной мотивацией), эффективность кипучей деятельности «черных рейдеров» была бы сведена практически на нет. Если, например, налоговый чиновник откажется принимать заведомо фальшивые бумаги для внесения новых данных в ЕГРЮЛ, а судья откажется выносить решение без уведомления ответчика и по неподсудному ему спору, рейдерам останется только работать с фальшивками со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями.

Управа на «хищников» уже нашлась

✔ Ввиду широкого распространения случаев силового захвата предприятий в ряде регионов страны в структуре исполнительной власти появились специальные управления по экономической безопасности. Так, для предотвращения силовых захватов в Москве создана временная межведомственная рабочая группа по предупреждению и пресечению силовых захватов предприятий и организаций, куда входят высокопоставленные чиновники правительства Москвы и руководство столичных правоохранительных структур.

✔ Принято решение о создании в главном следственном управлении ГУВД и прокуратуре специализированных оперативно-следственных групп для более оперативного ответа на действия «черных рейдеров». Теперь в случае силового захвата московской компании пострадавшие могут обратиться в Управление по экономической безопасности и в действие приходит следующий защитный механизм. Возбуждается уголовное дело, например, по статье за самоуправство. Затем для проведения следственных мероприятий на захваченную территорию прибывает следователь. В этом случае захватчикам не помогут ни десять рядов колючей проволоки по периметру, ни сотня амбалов на проходной.

✔ Если следователя не допускают на захваченный объект, его штурмом берут бойцы ОМОНа или СОБРа. Если же агрессоры добровольно согласятся на проведение следственных действий на оккупированной ими территории, то тем самым добровольно подпишут акт о своей полной и безоговорочной капитуляции, поскольку им в любом случае придется покинуть территорию объекта. Для закрепления успеха защитники могут обратиться в суд с просьбой о передаче им на ответственное хранение их же имущества до окончательного выяснения всех обстоятельств данного дела.

Некоторые практические рекомендации по предотвращению силового захвата объекта собственности

  • Классическая и излюбленная «мишень» для «черного рейдера» — слабый собственник с ценными активами. Постарайтесь вести информационную политику так, чтобы изначально создать у потенциальных хищников впечатление, что силовая акция в отношении вашего бизнеса — дело безнадежное.
  • От налета «черных рейдеров» предприятие могут защитить высокий бетонный забор, обнесенный колючей проволокой, служебные собаки, видеокамеры наружного наблюдения, установленные по всему периметру охраняемой территории и не зависящие от централизованного источника электричества. Железные решетки на окнах первых двух этажей административного корпуса, металлические двери, установленные как на входе в административное здание, так и в ряде помещений, где хранятся важные документы для потенциального захватчика (например, бухгалтерия).
  • Необходимо сформировать собственную службу безопасности. Можно параллельно заключить договор с вневедомственной охраной (ВО) и установить тревожные кнопки для немедленного вызова дежурной бригады при возникновении внештатной ситуации. При этом желательно выстроить дружеские отношения с руководителем подразделения ВО и теми рядовыми сотрудниками, которые приезжают по вызову. Желательно также обзавестись знакомыми в ФСБ, Минюсте или прокуратуре, которые при случае смогут прийти на выручку — при наличии законных оснований, естественно.
  • Необходимо разработать конкретный план действий на случай внезапного силового захвата компании и утвердить порядок оповещения руководства и сотрудников службы безопасности. У охраны должен быть сейф, а в нем — запечатанный конверт, который надлежит вскрыть как только захватчики дадут о себе знать. В конверте должна находиться информация о рабочих, домашних и мобильных телефонах тех сотрудников силовых структур, которые могут тотчас прибыть на место для наведения порядка.
  • Желательно иметь квалифицированных юристов, которые уже «в теме» по поводу всей ситуации на предприятии, иначе драгоценное время может быть потрачено на поиск толковых адвокатов и изучение ими всех необходимых документов.
  • Желательно иметь также дружеские отношения и с местными телевизионщиками. Практика показывает, что при прибытии на место событий телекамер у многих участников захвата и их союзников появляется дополнительная проблема — как не предстать на голубом экране в невыгодном для себя свете. Если же «в процессе» участвуют государевы люди, не имея на то официальных полномочий, прибытие телевизионщиков и вовсе может их спугнуть.