1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2490

Роман Бевзенко: «Смысл правосудия в том, чтобы через применение закона установить справедливость»

Пленум Высшего арбитражного суда РФ 12 июля принял долгожданное постановление «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством». О том, что стало стимулом к принятию этого документа и как теперь суды будут толковать нормы Гражданского кодекса о поручительстве, рассказывает Роман Бевзенко, начальник Управления частного права ВАС РФ.

«ЭЖ»: Какие неоднозначные в правоприменении законодательные нормы, судебные дела стали стимулом к принятию постановления о поручительстве?

Р.Б.: Президиум ВАС РФ за последние четыре года неоднократно обращался к теме поручительства. И практически во всех делах был одинаковый сюжет: кредитор, которому должник не заплатил, предъявлял иск к поручителю о взыскании долга. Поручитель по различным основаниям заявлял о недействительности поручительства либо о его прекращении. Суды, толкуя нормы Гражданского кодекса РФ о поручительстве, которые довольно абстрактно написаны, выбирали толкование не в пользу кредитора, но в пользу поручителя. В судебной практике арбитражных судов вполне отчетливо просматривалась тенденция «пропоручительского» толкования этих норм. Но вряд ли это верно, ведь кредитор — слабая сторона в обязательстве: кроме веры в то, что должник исполнит обязательство, у него ничего нет. Собственно, кредитор и называется кредитором от латинского слова credo — верю. И когда мы толкуем положения обязательственного права, то не должны ухудшать положение слабой стороны — кредитора, ожидающего исполнения. Исходя из этого Президиум ВАС РФ во всех делах толковал нормы в именно таком ключе — «прокредиторском», принимая решения о том, что в конкретных казусах поручительство не прекратилось либо не стало недействительно, каждый раз ВАС РФ сохранял обеспечение. Последний из известных примеров — громкое дело, когда было уступлено требование по кредиту ООО «Коневодческое хозяйство „Белая лошадь“» от банка «Северная казна» в офшор «Стреллиако лимитед» (затем уступлено цессионарием другому лицу — «Бизнес Проф Инвест Лимитед»)1. Когда кредиторы пошли с требованием о выплате задолженности — 220 млн руб. к поручителю ЗАО «Екатеринбург-Втормет», поручитель заявил, что, если платить предстоит новому кредитору — офшору, нужно открывать паспорт валютной сделки, а это стоит денег и ухудшает положение поручителя. Поэтому якобы поручительство прекратилось.

Три судебные инстанции исковые требования поручителя о признании договора поручительства прекратившимся удовлетворили. Потребовалось вмешательство Президиума Высшего арбитражного суда РФ, чтобы исправить ситуацию и защитить кредитора.

Очевидно, что, когда толкования закона судами, приводящие к игнорированию интересов кредитора, достигли критического уровня, Пленум ВАС РФ не мог не вмешаться. В постановлении «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» сосредоточены решения тех казусов, которые были предметом рассмотрения на Президиуме ВАС РФ или в арбитражных судах.

«ЭЖ»: Какие в принятом постановлении Пленума самые яркие или, может быть, жесткие решения о толковании законодательных норм в отношении поручителей?

Р.Б.: Это вопросы не жесткости решения, а выбора толкования норм. «Продолжниковское» толкование, когда защищают того, кто не платит (нарушает обязательство), или «прокредиторское», когда защищают того, кто пострадал, не получил ожидаемого исполнения по договору.

Если говорить о ярких решениях, прежде всего в постановлении, решены вопросы изменения обязательства и сохранения поручительства. Так, в ГК РФ написано: при изменении обязательства, которое ухудшает положение поручителя, поручительство прекращается. Долгое время эту норму понимали очень линейно: считалось, что малейшее изменение сказывается на поручителе, ухудшает его положение.

Например, такая логика: долг был 100 000 руб. — стал 150 000 руб., положение поручителя от этого ухудшилось, поэтому поручительство прекращается. Пленум ВАС РФ в постановлении «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством», где эта позиция воспроизведена, отмечает, что, если поручитель по договору поручительства обязался заплатить 100 000 руб., а затем должник и кредитор договорились, что долг будет 150 000 руб., на поручителе это никак не сказывается. Договоренность двух лиц не сказывается на третьем, который не участвует в этой договоренности, поэтому поручитель по-прежнему должен будет выплатить 100 000 руб. Таким образом, от изменения долга у поручителя ничего не ухудшается.

В течение длительного времени (15 лет практики) суды исходили из другого понимания этой нормы. Но правильно так, как разъяснил Пленум ВАС РФ.

Вторая история — влияние на поручительство реорганизации или ликвидации юридического лица. Традиционно считалось, что даже если к поручителю предъявили требования и суд вынес решение о взыскании с поручителя, но получилось так, что должник ликвидировался, поручительство прекращается. Ведь в связи с ликвидацией прекращается основное обязательство, а поручительство, как дополнительное, акцессорное обязательство существовать без основного не может. Соответственно суды принимали решения, согласно которым, если должник успел ликвидироваться до того, как с поручителя взыскали долг в исковом производстве, значит, поручителю повезло: он освобождается от выплаты по долгу. Из нынешнего постановления Пленума ВАС РФ следует, что это не так. Если кредитор реализовал свое требование к поручителю до вычеркивания должника из Единого государственного реестра юридических лиц, поручительство сохраняется.

Кроме того, долгое время арбитражные суды (например, все суды Московского региона) считали, что при реорганизации должника поручительство тоже прекращается, если у поручителя не спросили, согласен он за нового должника отвечать или нет. Но ведь реорганизация влечет за собой универсальное правопреемство, а принцип, согласно которому у поручителя нужно просить согласия, распространяется только на сингулярное правопреемство — перевод долга. Поэтому за все, что касается универсального правопреемства, поручитель должен отвечать. Согласие поручителя не требуется. Он отвечает за новых должников.

«ЭЖ»: Даже уведомлять поручителя не требуется?

Р.Б.: С точки зрения добросовестного поведения кредитора и должника — требуется. Но отсутствие этого уведомления не влечет за собой прекращение ответственности поручителя. Должник преобразовался. Допустим, было ООО «Василек», а стало ЗАО «Василек». Неужели от этого поручительство прекратится? Нет, конечно. Или общество с ограниченной ответственность разделилось на два ООО. Причем так хитро разделилось, что в одну сторону активы, а в другую пассивы (есть такие «прокредиторские» штучки). Но и от этого поручительство не прекращается. Это риски поручителя.

Еще одна ситуация попала в поле зрения: прием, позволяющий обходить правила о территориальной подсудности. Например, истец — банк в Москве, ответчик — юрлицо в Хабаровске. Чтобы взыскать долг, надо ехать в Хабаровск, но не хочется. Банк находит некое московское ООО, которое дает поручительство, и появляется два ответчика: один хабаровский, другой московский. Получается альтернативная подсудность. Банк выбирает московский суд. И вместо того, чтобы рассматривать дело, как должно, в хабаровском суде, его рассматривает суд в Москве. Вот такой прием. Он старый и широко известный, но им пользуются. И долгое время суды не могли ничего противопоставить таким хитрецам.

Теперь в постановлении сказано, что, если между поручителем и должником нет никаких отношений, объясняющих поручительство, а тот суд, в который подан иск, отличается от суда по месту нахождения ответчика или от суда, который указан в договоре поручительства, действует договорная подсудность. В этом случае суд может отправить дело в суд, правильный с точки зрения территориальной подсудности. Надеюсь, что после того, как постановление будет опубликовано, все эти хитрости уйдут в прошлое по причине их практической бесполезности.

«ЭЖ»: Какие еще юридические уловки канут в Лету с принятием постановления Пленума ВАС РФ?

Р.Б.: Доводы ответчика-поручителя о том, что поручительство не может считаться заключенным, например потому, что в нем недостаточно подробно описано основное обязательство. Когда берут договор поручительства и говорят: видите, мы не все переписали — сумму долга, проценты вписали, а вот график платежей не внесли. Существенного условия нет, договор поручительства не заключен.

Или ссылка на то, что поручительство дано физическим лицом без согласия супруги. А ведь если поручитель дает поручительство, потенциально можно обратить взыскание на общее супружеское имущество. Пленум ВАС РФ говорит, что согласие супруги поручителя, который занимается индивидуальным предпринимательством, не нужно.

Нельзя ссылаться на прекращение поручительства, если отпали те экономические отношения, которые привели к выдаче поручительства. Предположим, ты был членом группы компаний, потом была реорганизация группы и отдельные бизнесы выделились, ушли в самостоятельное плавание. И поручитель по-прежнему отвечает за того, кто некогда был в группе.

Или более тонкий вопрос, когда был заключен договор о выдаче поручительства, а затем этот договор признали недействительным. Так было в деле о поручительстве по долгам ООО «Эйр Юнион»2. Авиакомпании заключили между собой договор о том, что они дадут поручительство по кредиту, который будет выдаваться холдинговой компании. Они заключили такой договор между собой, потом его оспорили в суде. Признали недействительным. И когда банки пошли к поручителю, им ответили, что поручительство прекратилось. А Президиум ВАС РФ решил, что поручительство остается в силе.

«ЭЖ»: Поучается, что поручительство становится независимым финансовым инструментом?

Р.Б.: Да. И это очень хорошо. Поручительство становится надежным стабильным обеспечением, которое нельзя произвольно разрушить. Важно, чтобы сделки были защищены от произвольного оспаривания.

Недавно в Интернете увидел объявление юристов, поразившее меня своей вопиющей неэтичностью: «Вам нужно признать сделку недействительной? Мы сделаем это быстро и легко. У нас огромный опыт признания любых сделок недействительными. Быстро. Качественно. Недорого». Это циничное признание того, что наше юридическое сообщество с презрением относится к силе договоренности сторон и не уважает договоры. Увы.

«ЭЖ»: Как принятие постановления отразится на арбитражной практике, какие выводы предстоит сделать юридическому сообществу?

Р.Б.: Прежде всего юристы, которые следят за практикой ВАС РФ, должны будут понять, что доводы, которые они ранее приводили, пытаясь защитить поручителя от иска кредитора, более не будут иметь силы. А суды, очень на это надеюсь, подхватят идею защиты кредиторов, защиты силы сделок от произвольного разрушения в ходе оспаривания. Постараются входить в экономическую суть сделки, понимая, что, если стороны что-то пишут нетипичное, что не вполне вытекает из закона, это не повод признавать сделку недействительной.

«ЭЖ»: Постановление принималось долго — практически год. С чем это связано и в чем его основная идея?

Р.Б.: Это обычная практика, некоторые документы готовились намного дольше. Такой срок подготовки документа говорит о том, что над документом много думали, спорили, сомневались, взвешивали каждое слово. Постановление — результат серьезной юридической работы аппарата ВАС РФ, судей, специализирующихся на рассмотрении такого рода споров, членов Президиума ВАС РФ. Основная идея постановления — баланс интересов. Поручительство — это способ обеспечения, и обеспечение должно быть надежным. С одной стороны, нельзя позволять тому, кто дал обеспечение, — поручителю по произвольным основаниям уходить от ответственности. С другой — в этом постановлении есть несколько пунктов, которые не позволяют сильному кредитору, определяющему, что будет написано в обеспечительном договоре, злоупотребить своей силой, это пункты о возможности оспаривания несправедливых договорных условий в договоре поручительства по ст. 428 ГК РФ.

Таким образом, на этапе заключения договора мы защищаем поручителя от сильного кредитора. А на этапе исполнения мы защищаем кредитора от хитростей и уловок поручителя. Баланс во всем. Собственно, так всегда у Высшего арбитражного суда РФ. В этом и смысл правосудия: через применение закона установить справедливость.


1
Постановление ВАС РФ от 19.06.2012 по делу № А60-45699/2010 Арбитражного суда Свердловской области. Общество «Екатеринбург-Втормет» против банка «Северная казна».

2 Постановление Президиума ВАС РФ от 27.04.2010 № 18169/09.