1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1818

Национальное достояние: «Газпром» или работник?

Буря, скоро грянет буря!

В 2008 г., когда мировую экономику (а соответственно и экономику России) накрыла первая волна финансового кризиса, политическая ситуация в стране была достаточно стабильной, определённой и предсказуемой, по крайней мере на ближайшую перспективу. Авторитет политического руководства был достаточно высоким. Тандем пользовался безусловной поддержкой большинства граждан. Однако далеко не всем надеждам, которые в ту пору питало российское общество, суждено было сбыться.

Спустя четыре года мир вступает (по мнению многих зарубежных и отечественных экспертов – уже вступил) во вторую фазу экономического кризиса, пик которой ещё впереди. По мнению бывшего главного финансиста страны Алексея Кудрина, кризис может быть ещё более глубоким и продолжительным, а падение ВВП в 2013 г. может составить 3–4% (Vedomosti.ru, 25.06.2012).

Выступая на Петербургском международном экономическом форуме, президент Владимир Путин, анализируя проблемы глобальной экономики, подчеркнул, что у России есть меры антикризисного реагирования: субординированные кредиты, госгарантии, программы стимулирования спроса и поддержки занятости.

Антикризисный план, обсуждавшийся ранее у премьера Дмитрия Медведева, состоит из четырёх частей и предусматривает бюджетные и социальные меры, поддержку реального и финансового секторов. Правительство разрабатывает кризисный вариант бюджета, рассчитанный при цене барреля нефти 60 долл. (NEWSru.com. Экономика, 25.06.2012). Минфин принял решение зарезервировать 500 млрд руб. под прямое финансирование антикризисных мер в 2013 г. и добивается для их реализации права воспользоваться средствами Резервного фонда («Новые Известия», 25.06.2012).

Директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев также полагает, что вторая волна кризиса окажется более чувствительной для российской экономики. Однако рассчитывать на заявленные антикризисные рецепты, которые правительство опробовало в 2008–2009 гг., сегодня не стоит. Рекордный спад экономики на 7,8% – чего не было ни в одной из стран «двадцатки» – ставит под сомнение готовность властей встретить кризис во всеоружии (там же).

В любом случае среди важнейших условий успешного противостояния грядущим потрясениям – легитимация действий российской власти через политическую поддержку и общественную консолидацию. Но именно здесь ситуация оставляет желать лучшего, потому что власть зачастую действует по принципу «обещать – не значит выполнить».

В российском обществе были с одобрением восприняты заверения в том, что власть предпримет необходимые усилия для преодоления негативного восприятия итогов приватизации 1990-х, что будет введён налог на роскошь и т.д. Но недавно вице-премьер Игорь Шувалов, по сути, дезавуировал первое обещание, заявив, что время упущено, нынешние владельцы собственности в основном добросовестные приобретатели, а деньги первоначальных владельцев «заводов, газет, пароходов» давно вложены в бизнес, переведены за границу или потрачены.

С этим утверждением трудно не согласиться, но произошла фактическая подмена понятий, а потому возникают два вопроса. Во-первых, разве всё это стало известно лишь вчера? Во-вторых, речь ведь идёт не о том, чтобы кого-то непременно прищучить: финансово, административно или даже уголовно. Не о том, чтобы любой ценой заставить заплатить за «дёшево доставшуюся собственность». В конце концов президентские указы, на основании которых проводили те же «залоговые аукционы», никто не отменял.

Речь идёт о восстановлении справедливости в общественной доступности национальных богатств (природных и рукотворных) и в распределении национального дохода, получаемого трудом большинства россиян.

Не случайно в ноябре прошлого года введение налога на роскошь поддержали 78% граждан («Коммерсант»), а в начале 2012 г. – более 70% (ВЦИОМ). Закавыка, однако, в том, что основные «элитные приобретения» находятся за границей. И дело не только в том, чтобы богатые платили повышенный налог на дорогую недвижимость, мощные авто и яхты. Актуально одновременное ослабление налоговой нагрузки на миллионы и миллионы тех, кто живёт от зарплаты до зарплаты, а то и вовсе балансирует на уровне прожиточного минимума.

Опрос, выполненный аналитическим центром газеты «Экономика и жизнь» по итогам состоявшихся президентских выборов, показал, что к безусловным сторонникам В. Путина можно отнести не более четверти ответивших. Без малого две трети читателей не выразили уверенности в успешном экономическом развитии страны (таб. 1).

Таблица 1. Вселяют ли итоги выборов Президента РФ уверенность в успешном экономическом развитии? (%)

Нет

64

Да

27

Затрудняюсь ответить

9

С полученными результатами в достаточной степени коррелируют данные Левада-Центра. Взгляды российского лидера поддерживает почти половина опрошенных. Полностью их разделяют лишь 15% граждан, а для 30% он, следуя формулировке социологов, остаётся президентом надежды. По мнению экспертов, проблема в том, что такая система не слишком устойчива и Путину придётся меняться и менять систему, делать её более плюралистичной, открытой для входа людей с другими взглядами (Vedomosti.ru, 25.06.2012).

О том, что российской экономике надо преодолеть нефтяную зависимость, известно давно. Судя по словам министра экономического развития А. Белоусова, мы достигли потолка добычи нефти, которая стабилизируется на уровне 510 млн т в год. Отсюда актуальность кардинального и незамедлительного улучшения инвестиционного климата и модернизационных преобразований в экономике (NEWSru.com. Экономика, 25.06.2012).

Но капиталы бегут из страны, а модернизация буксует. Опрос, проведённый «Коммерсантом» в октябре прошлого года (таб. 2), продемонстрировал уверенность подавляющего большинства россиян (87%) в том, что реальной модернизации экономики не происходит и не предвидится после президентских выборов.

Таблица 2. Будет ли продолжаться модернизация после ухода Медведева с поста президента? (%)

Её и сейчас нет

87,7

Да

7,7

Нет

4,6

Кто в лес, кто по дрова

Как видим, власть не только часто противоречит сама себе. Между её высокими обещаниями и будничными делами действительно дистанция огромного размера. Взять хотя бы многократно продекларированный «отказ» правительства от идеи повышения пенсионного возраста. Возникает вопрос: а как будет решаться непростая проблема, если во всём мире, напротив, отмечена тенденция к его увеличению? Согласно концепции Минтруда – не увеличением пенсионного возраста, а за счёт увеличения стажа, необходимого для выхода на пенсию. Невольно вспоминается поговорка «Что в лоб, что по лбу» – слова разные, а суть одна.

То есть вы можете уйти на пенсию, когда захотите, вот только минимальный стаж заработайте: то ли 15, то ли 30 лет – положения будущего закона ещё только формулируются. А чтобы получать максимальную пенсию, стаж должен будет составлять 45 лет для мужчин и 40 лет для женщин и быть обязательно непрерывным – иначе гарантируется только пенсионный минимум. Характерно, что подобный вариант отбивает желание получать высшее образование – не ясно, будут ли засчитываться годы учёбы в трудовой стаж. Дилемма «быть или не быть специалистом» может оказаться вполне реальной на подступах к информационному обществу.

Таким образом, желающим получать до 70% утраченного заработка российским мужчинам придётся работать чуть ли не до 70 лет, а женщинам – почти до 65. Ничего себе «отказ» от повышения пенсионного возраста! А ведь сегодня средняя продолжительность жизни в России едва перевалила за 70 лет: для мужчин — 64,3 года и для женщин — 76,1 года (всего лишь 112-е место в мире). В СМИ метко окрестили такие пенсии как посмертные.

Президент и премьер в качестве ориентира указывают на достижение 75-летней средней продолжительности жизни россиян ближе к 2020 г., 80-летней – к 2025 г. Отсюда даже с этической точки зрения разве не следует прежде обсуждать, разрабатывать, утверждать и жёстко контролировать исполнение мероприятий, направленных на увеличение продолжительности жизни?

По версии Минтруда, реформа обеспечит россиян к 2020 г. пенсией в размере 40% от их среднего заработка. Это будет «адекватная жизненным потребностям пенсионера» сумма, в два-три раза превышающая его прожиточный минимум. Но чтобы получить 70% от утраченного заработка, необходимо участвовать сразу в трёх программах: государственной пенсионной (работодатель платит за работника взносы в Пенсионный фонд), корпоративной (предприятие предоставляет работнику корпоративную пенсию) и частной (работник добровольно накапливает средства в негосударственных пенсионных фондах, банках и т.д.). Насколько достижимо на практике соблюдение такого условия – ведомство не поясняет («Независимая газета», 25.06.2012).
А ведь буквально месяц назад, вслед за «стратегами 2020», Минфин предложил повысить пенсионный возраст до 63 лет, а тем, кто хочет работать и после достижения этого возраста, не выплачивать даже базовую часть пенсий. Дабы не опустошали Пенсионный фонд, одновременно получая зарплату? Видать, невдомёк чиновникам, что работать пенсионеры вынуждены, чтобы элементарно прожить, а не роскошествовать (см. здесь же – «Пенсионный долгострой»).

По статистике, средний возраст россиянина, выходящего сегодня на пенсию (с учетом льготников), составляет 55 лет. Здесь, конечно, требуется «навести порядок». Но вот незадача. Минэкономразвития предлагает рассчитывать пенсию исходя из того, что после выхода на неё человек проживёт ещё в среднем 21,4 года. Стоит только утвердить ожидаемый пенсионный период в 21,4 года, прибавить его к 55 годам, и – о чудо! – «план перевыполнен»: средняя продолжительность жизни больше 76 лет. Грустная, однако, шутка…

Создаётся впечатление, будто правая рука власти не ведает, что творит левая. Одни чиновники говорят одно, другие – другое, третьи тоже норовят высказаться. Если пройдёт предложение Минтруда, то средний возраст «пенсионного дожития» резко сократится, а неумолимые требования непрерывности стажа существенно уменьшат ряды претендентов на «повышенную» пенсию. Если услышат Минэкономразвития – работающим пенсионерам платить пенсию не будут. И т.д.

На самом деле и руки ведают, и чиновники не экспромты сочиняют. Речь идёт о не прекращающихся попытках сократить дефицит Пенсионного фонда и объёмы пенсионных выплат простейшим способом – манипулируя пенсионным возрастом и трудовым стажем. При этом отсутствует стремление внимательно рассмотреть такие современные, апробированные в развитых странах пути решения, как, например, долгосрочные вложения пенсионных накоплений граждан в акции высокоприбыльных компаний и финансовая прозрачность с целью обеспечения их достаточной эффективности, оплата медицинского обслуживания и лекарственного обеспечения пенсионеров через страховые компании и др.

Наше главное национальное достояние

«Планов (читай: программ, проектов, концепций, стратегий) громадьё» в российской действительности – свидетельство отсутствия строго обоснованной, досконально выверенной, просчитанной и неуклонно реализуемой политики. Пока есть нефтедоллары, в текущем режиме временно решаются отдельные экономические и социальные проблемы, финансируется наука, медицина, культура, спорт и т.д. Но отсутствует долгосрочный системный подход – в целом и во множестве частностей, которые так или иначе взаимодействуют между собой, взаимно дополняют друг друга и из которых это целое состоит.

Развёртывающийся на наших глазах мировой экономический кризис поражает национальные элементы глобальной экономики. Российская экономика вследствие своей сырьевой направленности весьма чувствительна к кризисным воздействиям. Можно не сомневаться, что под ударом окажутся наиболее значимые экономические и социальные программы, прежде всего промышленная модернизация и социальные выплаты. А этого как раз и нельзя допускать.

Стимулирование внутреннего спроса – идея правильная, но каким путём идти? Платёжеспособный спрос населения предполагает определённый уровень зарплат, напрямую зависящий от качества и количества производимой продукции, её конкурентоспособности и прочего. Сегодня этот спрос явно недостаточен, чтобы не только стимулировать расширенное воспроизводство, но и выполнять инвестиционную функцию в экономике. Снижающиеся цены на нефть и другие энергоресурсы сокращают экспортные доходы. По этой причине в совокупности с уменьшающейся доходностью отечественных предприятий (при неизбежности перехода части из них в разряд убыточных) потребности федерального бюджета будут всё меньше покрываться, а его дефицит – расти. Сокращение различного рода выплат снижает платёжеспособный спрос – круг замыкается.

В Китае во время первой волны кризиса, когда экспорт упал, провозгласили переориентацию на внутренний спрос. Для его активизации проводили политику кредитования населения и инвестирования в предприятия, ориентированные на производство продукции для местного населения, их модернизацию. В планах российского правительства, как показано выше, это не предусматривается. Меры борьбы с кризисом остаются прежними, несмотря на то что в 2009 г. российский ВВП сократился на 7,8%, а китайский – вырос на 9,1%.

В качестве примера решения одного из острейших социальных вопросов кратко отметим корпоративную накопительную пенсионную систему, реализуемую на одном из народных предприятий – ЗАО работников «НП «Набережночелнинский картонно-бумажный комбинат».

В соответствии с Федеральным законом от 19.07.98 № 115 «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)», у работника, уходящего на пенсию, предприятие обязано выкупить полученный им за годы работы пакет акций – как правило, ежегодно приумножавшийся количественно и возраставший в стоимости.

У работников-ветеранов, проработавших на предприятии многие годы, число акций достигает десяти и более тысяч. Предприятие активно развивалось, внедряло новые технологии и современное оборудование. Доходы не проедались, их значительная часть по решению общего собрания акционеров капитализировалась. К слову, такие предприятия, рассматриваемые банками и различными финансовыми структурами в качестве надёжных клиентов, которым всегда готовы предоставить кредиты, обходятся, как правило, без заёмных средств.

В последние годы стоимость одной акции ЗАОр НКБК существенно превысила 100 руб. В результате «корпоративная» прибавка к пенсии, заработанная лично в составе трудового коллектива, владеющего контрольным пакетом акций предприятия (не менее 75%), достигает 11,5 млн руб. Регулярно индексируется и ежемесячная доплата к пенсии. В настоящее время она составляет не менее 700 руб. Оказывается материальная помощь при необходимости, обеспечена доступность качественного медицинского обслуживания, предприятие содействует в решении хозяйственных и всевозможных бытовых проблем…

Неплохо для компании, не относящейся к сырьевому сектору российской экономики. К тому же безупречно и своевременно выплачивающей налоги и достойно пополняющей городской бюджет. Правда, ни один акционер не имеет более 5% акций – таково требование закона. И офшорных «дочек» нет. Отсутствуют и другие «издержки роста», присущие многим российским производителям, в том числе успешным. Так это же хорошо!

Широко развивая в стране институт акционерной собственности, в частности собственности работников, повышая их доход не только как работников труда (через зарплату), но и работников капитала (через долю дохода), мы одновременно развивали бы внутренний рынок и платёжеспособный спрос населения. Дело за малым – нужна политическая воля руководства страны.

Существенный момент. Экс-министр А. Кудрин и руководитель Экономической экспертной группы Е. Гурвич называют действующую пенсионную систему РФ финансовой пирамидой: «Каждое поколение платит больше, чем предыдущее, и получает больше, чем уплатило». По их мнению, нужно сократить численность пенсионеров («Независимая газета», 01.06.2012). Понятно, этому способствует и повышение пенсионного возраста, и увеличение необходимого трудового стажа. Ещё бы, ведь сокращается срок дожития, а следовательно, снижаются пенсионные расходы и дефицит Пенсионного фонда.

А может быть, целесообразно укреплять корпоративную составляющую будущей пенсии? И не административно-волевыми мерами, а в строгой зависимости от ежегодных результатов труда работника, который, будучи акционером любой компании или, того лучше, совладельцем своей, конкретно и осознанно участвует в управлении и принятии решений, в том числе касающихся будущей пенсии. Создав реальные условия работнику для того, чтобы он стал ответственным за своё достойное настоящее и будущее, государство имеет моральное право сократить свои социальные обязательства.

Как известно, «Газпром» – ведущая российская энергокомпания, располагающая самыми богатыми в мире запасами природного газа (18% мировых запасов, 70% – российских), один из крупнейших отечественных экспортеров и налогоплательщиков. Российская и глобальная значимость сделали его национальным достоянием. Но монополии и их бизнес-методы нельзя тиражировать по определению.А вот полезный опыт хозяйствования народных предприятий, который упорно не замечают власти, давно следовало бы сделать подобающим экономическим примером для подражания и широкого внедрения в российскую экономику. Собственность работников должна стать главным национальным достоянием и важнейшим условием достижения социальной справедливости, стимулируя эффективное экономическое развитие на основе заинтересованного производительного труда каждого.

P.S. Минтруд пытается смягчить впечатление от озвученного жёсткого варианта пенсионной реформы и обещает широкое обсуждение проекта Стратегии долгосрочного развития пенсионной системы до 2050 года.

Однако периодически происходящие утечки информации неслучайны и призваны выявить общественную реакцию на предложения чиновников.