1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1506

Ольга Войтович: «Придется пересмотреть действующие в акционерных обществах уставы и внутренние регламенты»

За последние десять лет законодательство об акционерных обществах, равно как и правоприменительная практика, активно развивалось, совершенствуя правовые основы в этой сфере. Необходимость принятия новой редакции ведомственного акта, уточняющего требования к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, давно назрела, и сам факт принятия документа воспринимается как положительный. Остается только разобраться с его содержательной частью, которая была изменена, и дождаться официального вступления в силу (через шесть месяцев после официального опубликования).

Уточнены нормы

Анализ новой редакции Положения позволяет говорить о том, что ФСФР России обозначила подходы к наиболее часто встречающимся в процессе проведения общих собраний ситуациям и закрепила их в документе в форме новой нормы или более четкого изложения ранее установленного требования.

Из того, что нашло более четкую регламентацию, в качестве примера можно привести положения о порядке определения кворума, уточнение требований к предоставляемой информации, оформлению бюллетеней, протоколов собраний и ряд других норм, направленных на установление более ясных и прозрачных процедур. Часть из таких норм предоставляет акционерным обществам право устанавливать процедуры, отличные от закрепленных в Положении.

В связи с новой редакцией Положения возникает необходимость пересмотреть действующие в акционерных обществах уставы и внутренние регламенты, чтобы определиться с внесением в них изменений. Например, в п. 2.9 Положения определено, что общее собрание проводится в поселении (городе, поселке, селе), являющемся местом нахождения общества, если иное место его проведения не установлено уставом общества (ранее — уставом и внутренним документом общества, регулирующим порядок деятельности общего собрания). Другой пример — п. 4.14 Положения. В нем сделан акцент на назначение секретаря общего собрания: секретарь общего собрания назначается председательствующим на общем собрании, если иной порядок его назначения не установлен уставом общества или внутренним документом общества.

Новой нормой является п. 4.26 Положения, в котором закреплено отсутствие необходимости подведения итогов голосования по вопросу избрания нового состава совета директоров в случае, если акционеры не проголосовали за досрочное прекращение действующего состава совета директоров общества. На первый взгляд вывод вполне логичный. Между тем на практике отсутствие подобной нормы позволяло отдельным акционерам предъявлять формальные претензии и к эмитентам, и к регистраторам и давало беспочвенные поводы для корпоративных конфликтов.

Сомнительные правила

Положение направлено на совершенствование существующего порядка подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, и в этом его безусловный плюс.

Тем не менее ряд норм вводят новые, неизвестные российскому законодательству правила. Например, п. 4.2 Положения (редакция пункта практически не изменилась) предусматривает возможность направления бюллетеня для голосования по адресу (месту нахождения) единоличного исполнительного органа, по адресу, указанному в уставе общества или внутреннем документе общества, независимо от указания такого почтового адреса в сообщении о проведении собрания. При этом п. 1 ст. 54 Федерального закона «Об акционерных обществах» устанавливает иное императивное правило, вменяя в обязанности совету директоров общества устанавливать почтовый адрес, по которому направляются заполненные бюллетени. Способствует ли данное правило созданию условий для стабильных отношений и исключения корпоративных конфликтов? Ответ очевиден.

На наш взгляд, и в постановлении ФКЦБ России от 31.05.2002 № 17/пс, и в принятом Положении неудачной является конструкция разделения моментов внесения и моментов поступления предложений в повестку дня общего собрания (п. 2.4 и 2.5 Положения). В зависимости от момента внесения или поступления предложений определяется доля голосующих акций, принадлежащих акционеру, вносящему предложение в повестку дня общего собрания или требующему проведения внеочередного общего собрания. К слову, Федеральный закон «Об акционерных обществах» не имеет таких различий. По смыслу закона момент внесения предложений совпадает с моментом поступления. Предложенная Положением конструкция и ранее не способствовала созданию определенности в работе советов директоров. Ее сохранение на данном этапе представляется также проблематичным.

К неудачным, по нашему мнению, решениям относится и подход к вопросу о наличии согласия кандидата на выдвижение в совет директоров, исполнительный орган, ревизионную комиссию и счетную комиссию общества (п. 2.8 Положения): предложение о выдвижении соответствующего кандидата должно содержать указание на согласие кандидата только в случае, если это предусмотрено уставом или внутренним документом общества.

По мнению многих экспертов, отсутствие указания на обязательность наличия такого согласия изначально закладывает основу для корпоративных споров по таким важным для деятельности общества вопросам, как формирование органов общества. Необходимость принятия императивного требования была продиктована выдвижением кандидатов помимо их воли, а иногда и без их ведома, но осталась без должного внимания. Вопрос же, когда кандидат отзывает свое согласие накануне проведения общего собрания, вообще не отражен в Положении, хотя в данном случае выработанный и закрепленный единообразный подход был бы полезен. Пожалуй, ограничимся этими перечислениями, поскольку практика применения принятого Положения ярче любых высказываний демонстрирует плюсы и минусы принятого документа.

Новеллы невпопад

В качестве однозначно смелых и наиболее спорных, с нашей точки зрения, норм Положения следует отметить те, которые связаны с акциями, обращающимися за пределами Российской Федерации в форме ценных бумаг иностранного эмитента, — депозитарные ценные бумаги (п. 2.17, 4.12 и 4.13 Положения). Юристам, работающим с ценными бумагами и в корпоративной сфере, будет понятна озвученная тема. Надо сказать, весьма дискуссионная.

Российское законодательство не содержит норм, позволяющих достаточно четко определить правовой статус иностранных банков-депозитариев, которые значатся в реестре акционеров общества как фактические владельцы депозитарных ценных бумаг, и акционеров — владельцев таких бумаг. Не потому ли они также однозначно не указаны и в п. 2.11—2.14 Положения в перечне лиц, подлежащих включению в список лиц, имеющих право на участие в общем собрании?

Кроме того, отношения между банками-депозитариями и владельцами депозитарных ценных бумаг регулируются иностранным правом, равно как и сам выпуск таких бумаг. Признавая потребность в урегулировании правового статуса указанных лиц и необходимость правовой регламентации данных отношений, считаем, что установленные в п. 4.12—4.13 Положения нормы (о голосовании) противоречат требованиям законодательства, поскольку вводят ограничения, не предусмотренные Федеральным законом «Об акционерных обществах». К тому же ограничения вводятся ведомственным нормативным актом, призванным конкретизировать существующее законодательное регулирование, а не устанавливать новые нормы, что в итоге напоминает ситуацию, когда телега ставится впереди лошади.

В декабре 2011 г. был принят Федеральный закон «О центральном депозитарии», за которым последовали изменения в другие законодательные акты, в частности в Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» (дополнен ст. 8.4). В пункте 7 ст. 8.4 закреплено правило голосования депозитарными ценными бумагами. Оно вступает в силу с 1 января 2013 г. Остается только сожалеть, что содержание п. 4.12—4.13 Положения вносит диссонанс даже в эту норму, и надеяться на то, что Положение в указанной части по факту не вступит в силу ранее 1 января 2013 г. Обозначенный подход к законодательной регламентации отношений, на наш взгляд, не способствует укреплению инвестиционного климата и авторитета российской правовой системы.