1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Уместен именно торг

Что ждет предпринимателей после присоединения России к ВТО? Все ли отрасли выдержат жесткую внешнюю конкуренцию? И какой величины проблемы, в том числе и социальные, нас ожидают?

Прогнозов было много, однако даже самые оптимистичные из них не вселяют энтузиазма ни в бизнесменов, ни в политиков. Да и откуда ему взяться, ведь только единицы «посвященных» в курсе условий присоединения.

Конечно, в мировой торговый клуб Россия вступит. Не сомневаются в этом ни у нас, ни за пределами страны. Вот и исполнительный директор Международного торгового центра ЮНКТАД/ВТО Жан Дэни Белиль, приехав в Москву на совещание-семинар в Торгово-промышленную палату «Россия и Всемирная торговая сеть», заявил: «Вы нужны организации». Однако тут же поторопил определиться с ценой за «подключение» к торговой сети. «Надо уметь идти на компромиссы. В выигрыше должна остаться не только Россия, но и ее торговые партнеры», — напомнил Д. Белиль.

Кто же спорит? Но почему при этом нужно навязывать условия, выходящие за рамки ВТО? Тенденция такова, что чем позже присоединяются страны, тем жестче становятся требования. Сейчас, например, пытаются прессовать Россию, Украину и Казахстан, замыкающих список присоединяющихся.

Складывается ситуация, когда, условно говоря, 140стран будут торговать по общим правилам, а 7 остальных— по модернизированным.

Навязываются правила без стеснения, невзирая даже на демонстрацию полной лояльности к торговому сообществу. Та же Украина, например, согласилась на более чем либеральные условия доступа иностранцев на свой рынок. Тем не менее, по информации экспертов, в протокол ее присоединения, так же как и в протокол Саудовской Аравии, попали обязательства, выходящие за общие требования ВТО.

США, Канада, Австралия, Швейцария, Колумбия и Филиппины — страны, с которыми России пока не удалось завершить переговоры. Разногласия остаются всего лишь по четырем вопросам: доступ иностранцев на рынок финансовых услуг, авиационной техники, сахара и мяса.

Смешно сказать, но ни одна из них не является крупным игроком на российском рынке по этим позициям. Как констатировал Максим Медведков, директор Департамента торговых переговоров МЭРТ РФ, Колумбия и Австралия, к примеру, вообще не поставляют нам или поставляют очень мало сахара. Но именно они настаивают на снижении ввозных таможенных пошлин на сладкий продукт. И это не смотря на то, что с нашим главным «сахарным» партнером —Бразилией — мы уже договорились.

Россия не собирается идти на необоснованные уступки, обещают ответственные официальные лица. Однако чиновники и предприниматели не всегда сходятся в оценке степени обоснованности, хотя в последнее время и пытаются понять всю сложность момента, связанного со вступлением. Да и как можно уступать! Зачем ставить под удар все положительные наработки, достигнутые за время реформирования АПК?

Требование Запада, прежде всего Евросоюза, отказаться от господдержки своего сельхозпроизводителя (а это всего-то 1 млрд долларов в год) вызывает чувство неловкости за нашего главного торгового партнера. Себя-то любимого он не обижает. Сегодня около 40% бюджета ЕС, а это сотни миллиардов евро, идут на поддержку производителей сельхозпродуктов.

В декабре в Гонконге должна пройти очередная министерская конференция, на которой планировалось принять пакет соглашений Дохийского раунда многосторонних торговых переговоров. Однако за оставшееся время вряд ли удастся урегулировать разногласия между членами ВТО.

Наиболее острые дискуссии идут как раз вокруг отмены экспортных субсидий сельхозпроизводителям. Основные противоречия существуют между развитыми иразвивающимися странами. Последние настаивают наскорейшей отмене субсидий, полагая, что поддержка США и ЕС своих производителей не дает развивающимся экономикам выйти на мировой рынок.

Как ни грустно, но по большому счету перед Россией не стоит проблема выхода на внешние рынки. Во-первых, у нас не так многоэкспортных товаров, а те, что есть, и так идут на «ура»— нефть и газ, например. Во-вторых, практически со всеми странами мы имеем режим наибольшего благоприятствования.

С импортом дела обстоят сложнее. Много иностранных производителей мечтают обосноваться на нашем рынке, что, естественно, не радует производителей отечественных. Кто будет выживать как сможет, а кому окажут поддержку — должна ответить пресловутая промышленная политика, которую никак не выработают.

Конечно, вступив в ВТО, ряд секторов в России пострадает, не сомневается и Д. Белиль. «Если бы вы были маленькая страна со слабой экономикой, вам бы пришлось заплатить большую цену, так как у вас не было бы выбора. Но у вас другая ситуация, и поэтому вы так долго выбираете, что вам выгодно», — сетовал иностранец.

Еще бы не выбирать! Вступление в ВТО — дело серьезное. А в серьезных делах, как говаривал Ф. Ларошфуко, следует заботиться не столько о том, чтобы создать благоприятные возможности, сколько о том, чтобы их не упустить. Представляется, с четким планом действий, той же промышленной политикой это было бы сделать гораздо проще.

К сведению

«Необязательные» соглашения (ВТО+) регулируют договоренности по правительственным закупкам и торговле гражданской авиатехникой, предусматривают отмену экспортных пошлин, снятие ограничений на доступ иностранного капитала в отдельные отрасли и привлечение иностранной рабочей силы.

Наша справка

Дохийский раунд начался 1 января 2001 года после соответствующего решения четвертой министерской конференции ВТО в Дохе (Катар) в ноябре 2000 года. Планировалось его завершить к концу 2005 года принятием пакета соглашений по снижению промышленных тарифов, услугам, торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, правилам по субсидиям и антидемпинговым мерам по вопросам поддержки сельского хозяйства.