1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Опять не услышаны

Имеет ли бизнес отношение к налоговой политике государства? Нет, не как потребитель, а как создатель, имеющий право голоса? Прошедший недавно II Всероссийский налоговый форум, информационным партнером которого выступила «ЭЖ», в очередной раз показал, что весьма отдаленное. Причем проблема не в том, что у бизнеса какие-то фантастически завышенные требования, а в том, готово ли государство в принципе прислушаться к предложениям, которые так не хочется слышать.

Изначально предполагалось, что представители госвласти, научных, общественных и деловых кругов обменяются мнениями по первоочередным вопросам налоговой политики Правительства РФ. Так, по крайней мере говорилось в приветствии участникам форума, подписанном Александром Жуковым. И возможность такая действительно была. Но вот получился ли обмен — большой вопрос: мнения-то и цели у власти и бизнеса абсолютно разные.

Одни (догадайтесь кто) считают, что сегодня в стране сложились экономические предпосылки для снижения налоговой нагрузки на бизнес. И это снижение будет способствовать повышению темпов экономического роста и инвестиционной активности. Все остальные тоже вроде бы «за», но приводят массу доводов «против».

Первый из них — то, что снижение налоговых ставок не пополнило ряды честных налогоплательщиков. По мнению Председателя ВАС РФ Антона Иванова, практика уклонения от налогов продолжает оставаться массовой. В связи с этим он считает необходимым «подумать о каких-то определенных принципах, которые государство должно проводить в отношении недобросовестных налогоплательщиков».

Однако, поскольку перечень недобросовестных действий невозможно закрепить в законодательстве, соответствующие органы должны рассматривать суть деловых операций налогоплательщиков. Сделки, совершенные исключительно с целью минимизировать налоги либо в значительной мере направленные на минимизацию, должны рассматриваться налоговыми органами и соответственно судами как несовершенные. Значит, по этим сделкам можно доначислить налоги. Положение добросовестных налогоплательщиков от такого подхода только улучшится, уверяет Иванов, поскольку неуплата налогов у нас стала одним из способов конкуренции.

В общем, в борьбе за наполняемость казны Председатель ВАС готов оперировать всеми доступными понятиями — и недобросовестность, и деловая цель. Хотя сама по себе доктрина деловой цели призвана разграничить понятия законной и незаконной налоговой оптимизации и позволяет отойти от абсолютно незаконного и во многом оценочного понятия «недобросовестный налогоплательщик».

Вот только вряд ли у нас произойдет адекватная замена. Хотя бы потому, что чем шире инструментарий, тем удобнее собирать налоги. А их фискальную функцию никто не отменял. Тем более что регионы периодически подливают масла в огонь.

И их можно понять. Напрямую ответственность за уровень жизни населения несут именно региональные и муниципальные власти. Количество их расходных полномочий постоянно увеличивается, а доходы падают, в том числе потому, что правительство предпочитает реформировать налоги, формирующие бюджеты регионов, но не доходы федерального бюджета. Все, что снижает нагрузку на налогоплательщиков, ухудшает жизнь в регионах.

В результате в качестве выхода из положения на местах нередко видят «закручивание гаек» по отношению к налогоплательщикам. Вот, например, губернатор Рязанской области Георгий Шпак предлагает законодательно закрепить норму, позволяющую налоговым органам «еще при камеральной проверке пресекать недобросовестных налогоплательщиков, пытающихся незаконно возместить НДС, а также применяющих схемы ухода от налогообложения». А что для этого нужно сделать? Правильно: «ввести в НК понятие недобросовестности хозяйствующих субъектов и обозначить критерии».

Как будет реализована эта норма и какие последствия спровоцирует для бизнеса, который, между прочим, формирует налоговый потенциал региона, губернатора, видимо, не волнует.

Но самое убойное предложение даже не это. По мнению Шпака, необходимо «решать вопрос о допуске субъектов РФ и муниципальных образований к налоговой тайне». В общем, изымай и властвуй! А если бизнес будет упираться и выводить центры прибыли из региона, отключим свет. В смысле — ужесточим налоговое законодательство.

Так что экономические предпосылки для снижения налоговой нагрузки (хотя быв виде переполненного Стабфонда), может, и есть. Нет предпосылок других, в просторечии именуемых политической волей.

Можно, конечно, согласиться со словами зампредседателя Комитета Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму Елены Паниной: «У нас налоги есть, политики нет».

А можно и поспорить. Есть политика, причем не одна. На словах власть вроде бы намерена проводить политику экономического развития, но на деле никак не может отказаться от вечной позиции временщика: «Сейчас и побольше!».

Именно она вытесняет капиталы из производственного сектора, не позволяя развиваться нормальному инвестиционному процессу. Сформировавшаяся система налогообложения блокирует важнейший источник внутренних инвестиций — добавочный доход, и в результате наблюдаются постоянный отток национального капитала за рубеж и низкий встречный приток иностранного капитала.

Диалог между бизнесом и властью по поводу формирования налоговой политики есть, но слышат ли стороны друг друга? Ведь между ними нет даже элементарного доверия!

Действительно, трудно поверить руководителю РСПП, когда он говорит, что основная цель бизнеса — платить законно установленные налоги. Конечно, цель — получение прибыли. Но как доказать власти, что прибыль бизнес планирует делать не на налогах, не понятно. Власть бизнесу не верит априори. Причем не только сборщики налогов, но зачастую и суд.

Александр Шохин, президент РСПП:

— Бюджет должен базироваться не на доначислениях, а на регулярно уплачиваемых налогах. Бизнес заинтересован платить налоги в полном объеме.

Бизнес предлагает

✔ Доработать законопроект о совершенствовании налогового администрирования:

  • определить исчерпывающий перечень документов, истребуемых при камеральных проверках;
  • ограничить основания для проведения повторных проверок, а также сроки выездных налоговых проверок;
  • повысить уровень ответственности должностных лиц налоговых органов.

✔ Продолжить снижение ставки НДС, доведя ее до 13% с сохранением льготного налогообложения лекарственной, пищевой продукции.

✔ Облегчить нагрузку на фонд оплаты труда, снизив ставку ЕСН до уровня 18—20% с одновременным реформированием социальных платежей: ввести порядок, предусматривающий уплату ЕСН одним платежным поручением.

✔ Дифференцировать налог на добычу полезных ископаемых в зависимости от стадии и геолого-экономических условий разработки месторождений, отказавшись от его привязки к мировым ценам.

✔ Принять меры по обеспечению льгот для инвесторов в части запрета на ухудшение условий налогообложения («дедушкина оговорка»).

✔ В целях обновления основных фондов предусмотреть льготу по налогу на имущество организаций на срок не менее 5 лет по вновь вводимому в эксплуатацию технологическому оборудованию при сумме инвестиций не менее 30 млн руб.

✔ Вернуть «инвестиционную льготу» по налогу на прибыль организаций, закрепить законодательно норму о «налоговых каникулах» по налогу на прибыль для малых инновационных предприятий.

✔ Повысить годовой оборот, разрешающий применение упрощенной системы налогообложения, до 60, а для венчурных инновационных предприятий — до 100 млн руб.

✔ Освободить плательщиков ЕНВД от обязанности применять контрольно-кассовую технику.