1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1850

Когда поручительство не прекратится

В Высшем арбитражном суде РФ идет обсуждение проекта постановления Пленума «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» (далее — проект постановления1). Между тем в юридическом сообществе разгораются нешуточные страсти по поводу положений п. 16 будущего документа: некоторые считают, что этот пункт нарушает основы международного права, конституционные и общегражданские принципы. И припоминают полемику годичной давности, которую вызвал п. 13 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» (далее — постановление Пленума по залогу), позволивший банкам не согласовывать условия кредитного договора с залогодателями. Тогда суд обвинили в нарушении доктрины гражданского права (см. «ЭЖ», 2011, № 16). Сегодня критике подвергается аналогичная позиция в отношении поручительства.

ЗА

Андрей Егоров, руководитель аппарата — администратор Высшего арбитражного суда РФ

По пункту 16 проекта постановления будет выработан компромиссный текст, который определит, какое изменение основного обязательства приводит к ущемлению интересов поручителя, а какое нет, в том числе имея в виду возможность поручителя отвечать на прежних условиях, несмотря на изменение обязательства. Прежде всего это касается условий об изменении срока (продлении или сокращении) по обязательству и об увеличении суммы долга. Я бы хотел, чтобы применительно к этим условиям позиция осталась такая, которая закреплена в проекте.

Оппоненты, когда комментируют данное положение проекта, опускают самое главное из него: недвусмысленно разъясняется, что при увеличении суммы основного обязательства или изменении срока возврата основного обязательства положение поручителя не ухудшается. Поэтому, когда у читателей пытаются вызвать впечатление, будто ВАС РФ пытается разрешить кредитору с должником произвольно изменить обязательство так, чтобы положение поручителя ухудшилось, я это называю сознательным искажением фактов. Очень хотелось бы, чтобы читатель обратился к тексту проекта и убедился сам.

Вместе с тем разработчики постараются привести другие примеры, в которых изменение основного обязательства действительно ущемляет интересы поручителя, и, значит, будучи осуществленным без его согласия, оно приведет к прекращению поручительства.

Должен констатировать, что в прессе определенными людьми инспирировано излишнее нагнетание страстей по данному вопросу. Есть основания полагать, что позиция из п. 16 проекта их задевает за живое, имея в виду их бизнес-интересы, вследствие чего они пытаются призвать на свою сторону общественное мнение. Уж больно ярко это выглядит на фоне того, что в иных случаях о защите простых граждан не заботится ни одна структура, когда обсуждаются документы ВАС РФ (в отличие от интересов банков и проч.). Я не могу привести ни одного примера из своей практики участия в подготовке разъяснений, когда бы такая защита имела место, если не брать аналогичное разъяснение в постановлении Пленума по залогу (даже когда речь шла о комиссиях за ведение ссудного счета, за права заемщиков бились не они сами, а Роспотребнадзор). Поэтому, когда возражения против разработанного судом толкования настолько необычны и гипертрофированы, облекаются в апелляции к общественному мнению, призывы защитить права граждан или не допустить попрания международного права, за этим очевидны интересы конкретной группы юристов, проигравших дела в судах. Они рассылают, например, письма по юридическим фирмам с призывами призвать новых «борцов» за права несчастных поручителей, делают еще много чего.

Чем больше поступает подобных заявлений, тем очевиднее для меня, что на кону стоят действительно серьезные деньги.

Надеюсь, что люди, внимательно следящие за практикой ВАС РФ, не пойдут на поводу у тех, кто в разных публикациях упрекает наш суд в попрании интересов частных лиц в угоду интересам банков. Это глупость. Достаточно назвать две позиции, в прошлом году очень больно задевшие банковский сектор, — отмену большинства комиссий, начисляемых банками в связи с выдачей или обслуживанием кредитов, и защиту добросовестного приобретателя движимого имущества (прежде всего автомобилей), которое было передано в залог банку (залог утрачивает силу в случае продажи вещи добросовестному лицу). Да и в тексте обсуждаемого проекта постановления есть разъяснения, прямо не закрепленные в нормах, но выводимые из них по воле ВАС РФ (если такая воля будет иметь место посредством голосования судей на Пленуме) явно в пользу поручителей и против их кредиторов. В качестве примера могу привести разъяснение о том, что при банкротстве основного должника кредитор не может игнорировать интересы поручителя и пренебречь подачей заявления об установлении требований кредитора в деле о банкротстве основного должника. Имеется в виду, что пропущенный по вине кредитора так называемый «срок на закрытие реестра» может быть использован поручителем как основание для отказа кредитору в платеже.

ПРОТИВ

Руслан Горбатовский, член Союза юристов Москвы

В пункте 16 проекта постановления указано, что изменение основного обязательства (например, в случае увеличения долга должника перед кредитором, размера процентов по денежному обязательству, срока кредита) само по себе не ухудшает положение поручителя и не прекращает поручительство и что при несогласованном сокращении или увеличении срока исполнения обязательства поручительство также сохраняется.

Очевидно, что ВАС РФ, взяв на себя функцию законодателя, данным толкованием фактически исключает из п. 1 ст. 367 ГК РФ такие основания прекращения поручительства, как изменение основного обязательства, влекущее увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего. Следуя логике ВАС РФ, увеличение размера основного обязательства и процентов, а также сокращение и увеличение его срока — это благо для поручителя, независимо от того, как это скажется на финансовом состоянии заемщика и его платежеспособности.

Возникает вопрос: а что же это за виртуальное изменение, которое все-таки можно квалифицировать как увеличивающее ответственность и влекущее иные неблагоприятные последствия, если именно размер и срок основного обязательства являются его существенными условиями? Судебная практика не знает таких примеров.

Основной общеправовой принцип — принцип справедливости проявляется, в частности, в необходимости обеспечения баланса прав и обязанностей всех участников рыночного взаимодействия (постановление Конституционного суда РФ от 24.06.2009 № 11-П) и предполагает осуществление принципа юридического равенства (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ). Но в отношении поручителя как лица, чья воля и интересы не принимаются во внимание при изменении основного обязательства, этот принцип нарушается.

Правовое государство, гарантируя права и свободы человека и гражданина, не допускает при их осуществлении нарушения прав и свобод других лиц (ч. 1 ст. 1 и ч. 1, 3 ст. 17 Конституции РФ). Пределом имущественной сферы одного лица является граница правого поля другого. То есть недопустимо вторжение в правовую сферу поручителя при изменении основного обязательства и оставлении в прежнем состоянии акцессорного (то есть зависящего от основного обязательства).

Разъяснения, приведенные в п. 16 проекта постановления, противоречат и принципам договорных отношений, нашедших отражение в содержании ряда конституционных прав и свобод граждан:

  • принципам равенства и согласования общей воли сторон договора, добросовестного выполнения договорных обязательств и недопустимости одностороннего необоснованного изменения договора;
  • свободы предпринимательской деятельности (ч. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 34 Конституции РФ);
  • неприкосновенности частной собственности (ст. 35 Конституции РФ).

Нарушается ч. 3 ст. 55 Конституции РФ — права и свободы могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в которой необходимо в целях защиты основ конституционного строя.

Поручитель, решая вопрос о распоряжении своим имуществом, просчитывает риски, связанные с данными действиями, главным из которых является риск его отчуждения в связи с нарушением договора должником по основному обязательству. Таким образом, изменение кредитного договора при отсутствии необходимости аналогичного изменения акцессорного обязательства создает угрозу неконтролируемых произвольных изменений, лишает поручителя возможности оценить новые риски и определить дальнейшую судьбу своего имущества.

Видимо, в данном случае, как и при подготовке постановления Пленума по залогу, позиция ВАС РФ строится на том, что заемщик аффилирован с поручителем/залогодателем. Но из этого не следует, что поручитель/залогодатель знают обо всех изменениях, вносимых в кредитный договор. Суд должен устанавливать, был ли поручитель уведомлен об изменениях кредитного обязательства, или он до момента подачи иска в суд оставался в неведении либо вообще отказывался отвечать на новых условиях.

1 Опубликован на сайте ВАС РФ 22 февраля 2012 г. по адресу http://www.arbitr.ru/vas/proj/. Первое заседание Пленума ВАС РФ на эту тему прошло 14 марта.