1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1574

В ожидании новых Демидовых

Эффективность работы государственных институтов развития, результативность расходования бюджетных средств, потраченных на их создание, сегодня вызывают много вопросов среди экспертного сообщества. О целях институтов развития, особенностях их работы и оценке достижений мы попросили рассказать руководителя Аналитического центра при Правительстве РФ Алексея Макушкина.

«ЭЖ»: Институты развития стали объектом острой дискуссии, в которой принимают участие эксперты, чиновники, предприниматели, да и простые граждане. Эта тема поднималась и на Красноярском экономическом форуме, где вы были модератором панельной дискуссии. Каковы цели создания институтов развития?

А.М.: Институты развития представляют собой инструмент экономической политики, который нацелен не просто на долгосрочные, а зачастую на более сложные цели, чем те задачи, которые способна решать основная масса участников экономической жизни. Само создание институтов развития в России стало возможным благодаря появлению у государства весьма крупных свободных ресурсов. Кроме того, эффективное использование этих средств на задачи развития страны через традиционные бюджетные процедуры либо невозможно, либо крайне ограниченно. Причиной тому и краткосрочный характер бюджетного планирования, не превышающий трех лет, и сложившаяся процедура размещения средств через систему государственных закупок. Поэтому и был начат поиск новых площадок, опираясь на которые государство может решать задачи долгосрочного стратегического развития.

Понятно, что если появились свободные средства, то появились и альтернативные претенденты на их использование. В первую очередь прозвучала критика со стороны тех, кто считает возможным и необходимым сравнивать модель работы институтов развития с моделью коммерческих структур. Подобную позицию занимают и представители некоторых ведомств, в частности Министерства финансов.

Дискуссия о самом феномене институтов развития в России стала особенно острой года полтора назад, когда было высказано немало критики в адрес результатов деятельности некоторых институтов развития, главным образом государственных корпораций. Считаю, что ответ на критику был дан в статье Владимира Путина об актуальных задачах нашей экономики на предстоящий период. Там говорится, что у институтов развития есть своя определенная роль, которую не надо сравнивать напрямую с задачами, например, существующих коммерческих организаций.

Надо отдавать себе отчет — попытка представить российский коммерческий сектор как образец для подражания несостоятельна по нескольким причинам: во-первых, российский корпоративный сектор не стал примером ответственного стратегического отношения к задачам развития общества. Да, мы построили рыночную экономику и государство ушло из многих отраслей. Но что получилось в результате? Даже предприниматели, у которых есть большие деньги и, казалось бы, существует перспективный взгляд на развитие бизнеса, не стремятся создавать ни новые технологии, ни новые компании, не говоря уже о новых отраслях. Спрашивается: сколько будем ждать? Конечно, рано или поздно у нас заработают рыночные институты, рано или поздно мы будем на них опираться как на основной механизм решения вопросов развития общества, но до этого может пройти и два, и пять, и десять лет. Новых Демидовых у нас пока немного…

Во-вторых, активы, которыми сегодня располагают институты развития, являются привлекательным объектом для отработанных процедур приватизации, смысл которой подчас далек от целей развития страны.

«ЭЖ»: Здесь, естественно, возникает вопрос: кто передает ресурсы институтам развития, кто следит за тем, чтобы они эффективно использовались?

А.М.: Справедливости ради надо подчеркнуть, что смысл и задачи политики эффективного управления институтами развития редко становятся предметом скрупулезного профессионального анализа, что и создает почву для всякого рода идеологизированных нападок на этот инструмент стратегического управления.

Нужно прежде всего понимать, что эффективным любой инструмент управления становится не вдруг и не сразу. Для этого нужна соответствующая целенаправленная политика. В стране нет других структур, помимо институтов развития, созданных государством, которые нацелены на задачи технологической модернизации в стратегически важных отраслях (Ростехнологии, Роснано, ОАК и проч.). Страна не может себе позволить отказаться от них как инструмента управления.

К сожалению, гармонизированной системы оценки институтов развития сегодня по большому счету нет. Это явная недоработка. К тому же Россия взяла на себя важные международные обязательства в части отчетности за использование средств, принадлежащих государству. И согласно этим требованиям необходимо иметь соответствующие системы мониторинга, контроля, оценки результатов их деятельности. Эти системы надо создавать, делая работу институтов развития прозрачной и доступной для внешнего контроля, включая оценку со стороны общественности.

«ЭЖ»: Сегодня экспертное сообщество предъявляет много претензий к государственным корпорациям…

А.М.: Знаете, для начала хочу сказать, что экспертов по институтам развития в России очень немного. Что касается содержания критики, то она сосредоточена на трех аспектах. Часть критиков не разделяет представлений о тех долгосрочных целях развития, ради которых создавались эти институты, в том числе в области восстановления таких отраслей, как, например, авиастроение. Другая часть вообще не понимает, что такое институты развития и считает их эвфемизмом для обозначения политики фаворитизма и коррупции. Наконец третьи, которых меньшинство, имеют конкретные претензии в отношении эффективности их работы, в том числе по сравнению с коммерческими компаниями. На мой взгляд, применительно к нашему разговору, внимания заслуживает эта третья часть критиков.

«ЭЖ»: Но фактически пока не удалось добиться поставленных тогда задач, это признал и премьер в своей статье…

А.М.: Степень запущенности проблем, решать которые должны были институты развития, оказалась гораздо большей, чем это предполагалось изначально. Сначала надо было провести элементарную инвентаризацию активов под управлением институтов развития. Обеспечить их объективную оценку, набрать квалифицированные кадры на позиции топ-менеджеров и специалистов. К сожалению, за последние два десятилетия многие ценные кадры покинули отрасли, на развитие которых нацелены институты развития. После встала проблема постановки конкретных целей перед этими структурами и поиска механизмов их достижения в современных условиях.

Я считаю, что сегодня нужно не требовать от созданных институтов развития быстрой финансовой отдачи, а, скорее, объявить о программе строгого контроля качества разрабатываемых и реализуемых ими стратегий.

«ЭЖ»: Но сколько же, по вашей оценке, общество должно ждать результатов от созданных на деньги налогоплательщиков институтов развития?

А.М.: Ждать надо столько, сколько требует решение поставленной задачи, если за него берутся профессионалы. Нет ни царских путей в науке, ни девяти женщин, которые выносят ребенка за месяц. Проще говоря, начинать надо с правильного понимания сути и конкретного содержания задачи. Где-то можно ускориться за счет активного международного сотрудничества, когда кроме денег мы получаем реальные управленческие навыки и институциональную поддержку. Правда, международную конкуренцию никто не отменял. И чем серьезнее будут относиться к нашим планам развития собственной экономики, тем острее будут проявляться попытки сдерживать наше продвижение вперед. Скандальная попытка приобретения пакета акций корпорации Opel довольно четко это показала. Так что надеяться на помощь в создании эффективных структур в высокотехнологичных отраслях нам не на кого, придется рассчитывать на себя.