1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 8004

Нельзя взыскать долг дважды, даже если закон этому не препятствует

Принудительное исполнение решения третейского суда, исполненного ответчиком добровольно, противоречит закону, поскольку влечет безосновательное взыскание (постановление Президиума ВАС РФ от 14.02.2012 № 11196/11).

Суть дела

Поставщик и покупатель заключили договор поставки. Стороны согласовали третейскую оговорку и отразили ее в договоре следующим образом: в случае возникновения споров по договору стороны примут все меры к их рассмотрению путем переговоров, если же соглашение не будет достигнуто, спор будет рассмотрен в зависимости от выбора истца — в третейском или арбитражном суде.

Покупатель затянул с оплатой части товара, и у него образовалась задолженность. Поставщик не смог убедить покупателя добровольно исполнить обязательства и обратился в третейский суд, поскольку договор позволял ему выбрать суд для рассмотрения дела.

Третейский суд взыскал с покупателя около 7 млн руб. в счет задолженности и неустойку порядка 2 млн руб. Должник затягивал с добровольным исполнением решения третейского суда, поэтому поставщик обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Судебное разбирательство

Судебный процесс обещал быть непростым. На дату рассмотрения дела о выдаче исполнительного листа должник-поставщик погасил большую часть задолженности в добровольном порядке. Непогашенными из почти 7 млн руб. основного долга остались 130 000 руб. и неустойка.

Арбитражный суд защитил интересы поставщика и легализовал решение третейского суда, поскольку оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не нашел. Доводы покупателя, что еще до вынесения определения о легализации он погасил задолженность перед поставщиком и повторное взыскание приведет к неосновательному обогащению поставщика, не были услышаны. Не отреагировал суд и на заявления, что третейское соглашение не имело юридической силы, так как третейская оговорка была альтернативной (то есть позволяла истцу выбрать третейский или арбитражный суд по своему усмотрению).

Мотивировка суда первой инстанции была такая. Стороны обязаны исполнять решения третейских судов (ст. 31 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», далее — Закон о третейских судах). Решение, добровольно не исполненное в установленный срок, подлежит принудительному исполнению (п. 1 ст. 45 Закона о третейских судах). Принудительное исполнение решения третейского суда осуществляется на основании выданного компетентным судом исполнительного листа.

Суд признал третейское соглашение заключенным, поскольку оно содержится в договоре, подписанном сторонами (п. 1 ст. 7 Закона о третейских судах). Формулировка третейской оговорки, допускающая обращение в суд «по выбору истца», арбитров не смутила. По их мнению, такое словесное выражение не свидетельствует о несогласованности третейской оговорки. Ведь граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Возможность выбрать наиболее подходящий суд в зависимости от ситуации и является воплощением принципа свободы договора. Суд также указал, что поставщик мог заявить об отсутствии у третейского суда права рассматривать спор (п. 2 ст. 17 Закона о третейских судах). Но он этого не сделал. Возражения, связанные с тем, что третейское соглашение не заключено, в процессе третейского разбирательства ответчик также не заявил, по сути признав компетенцию третейского суда по данному спору.

Заявление покупателя, что долг погашен и спор по сути урегулирован, суд оставил без внимания. Ведь арбитражный суд не вправе исследовать обстоятельства дела, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу. Суд может лишь установить наличие или отсутствие оснований для выдачи или отказа в выдаче исполнительного листа (ст. 238 и 239 АПК РФ). Не вправе он и переоценивать фактические обстоятельства, установленные третейским судом (п. 1 ст. 46 Закона о третейских судах и п. 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное решение третейских судов»).

Кассация подтвердила верность выводов суда первой инстанции. Покупателю отказали в удовлетворении кассационной жалобы, поскольку он не указал, какие основополагающие принципы российского права были нарушены.

Таким образом, формально легализация прошла в соответствии со ст. 238 АПК РФ, так как оснований для отказа в выдаче исполнительного листа, исчерпывающий перечень которых установлен ст. 239 АПК РФ, в суде установлено не было. К данным основаниям относятся, например, нарушение порядка уведомления стороны, принятие третейским судом решения по спору, не предусмотренному третейским соглашением, несоответствие соглашению состава третейских судей. Однако должнику-покупателю от этого легче не стало, ведь он погасил основной долг еще до легализации. Тем не менее у взыскателя появился документ, позволяющий на законном основании взыскать сумму долга еще раз.

Позиция коллегии ВАС РФ

Тройка судей передала дело на рассмотрение Президиума ВАС РФ по двум основаниям. Во-первых, судьи сочли, что практика арбитражных судов по вопросу альтернативной третейской оговорки неединообразна. С одной стороны, законодательный запрет на заключение третейского соглашения в подобной форме отсутствует и в соответствии с принципом свободы договора стороны имеют право именно так сформулировать свою волю. С другой — альтернативная третейская оговорка, предусматривающая, что все споры сторон разрешаются по выбору истца, ущемляет волю одной из сторон. Ведь на стадии согласования третейской оговорки стороны выражают общую волю. А на стадии обращения в суд альтернативная оговорка подменяет общую волю сторон волей истца, поскольку именно он выбирает, в какой суд обращаться. Следовательно, такое третейское соглашение считается незаключенным.

Во-вторых, коллегия посчитала, что принудительное исполнение решения третейского суда, исполненного ответчиком добровольно, противоречит закону, так как влечет безосновательное взыскание. Арбитражный суд удовлетворил заявленное поставщиком требование, невзирая на то, что основной долг был практически полностью погашен. Суд отказался рассматривать это обстоятельство, сославшись на то, что не может пересматривать решение третейского суда по существу. Однако принудительное исполнение решения третейского суда возможно только при его неисполнении в добровольном порядке (ч. 1 ст. 45 Закона о третейских судах).

Позиция ВАС РФ

Президиум ВАС РФ отменил определение арбитражного суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда и постановление кассации. Арбитры сочли, что легализация решения третейского суда, содержащего альтернативную третейскую оговорку, равно как и легализация решения третейского суда, исполненного ответчиком добровольно, нарушает единообразное толкование и применение норм права. Дело направили на новое рассмотрение.

Стало ли какое-то из этих двух обстоятельств решающим для отмены определения либо эти обстоятельства стали достаточным для отмены мотивом по своей совокупности, будет ясно после изготовления полного текста постановления. Но уже сейчас очевидно, что Президиум ВАС РФ выступил против того, чтобы суды, легализуя частично исполненное должником третейское решение о взыскании задолженности, давали истцу потенциальную возможность истребовать ту же сумму задолженности еще раз.

Комментарий

Как следует из пояснений истца в процессе слушания в высшем суде, легализация решения третейского суда, хотя ответчик частично погасил долг, не нарушает прав и законных интересов должника. С одной стороны, арбитражный суд не может легализовать решение третейского суда в части: арбитражный суд излагает в исполнительном листе резолютивную часть решения судебного акта, в данном случае решения третейского суда (п. 5 ч. 1 ст. 320 АПК РФ), и не имеет возможности что-то дописать или, наоборот, убрать из текста. С другой — истец, получив на руки исполнительный лист на всю сумму, может зачесть должнику уже погашенную часть задолженности, то есть должнику не придется выплачивать всю сумму еще раз.

На это судья — докладчик по делу заметил, что, имея на руках исполнительный лист, можно обойтись и без процедуры исполнительного производства, а напрямую обратиться, скажем, в банк и списать со счета должника всю сумму долга. Он спросил: не считает ли истец, что в данном случае будут возникать риски нарушения прав и законных интересов должника, добровольно исполнившего решение третейского суда? Истец ответил, что у ответчика появится возможность предъявить к нему иск по неосновательному обогащению.

Понятно, что Президиум ВАС РФ не мог поддержать безосновательное взыскание, которое с большой долей вероятности следовало бы при оставлении легализации третейского решения в силе. Пусть даже взамен этого должник получил бы право вернуть деньги из-за неосновательного обогащения истца. Ясно и то, что недобросовестный должник, в отношении которого вынесено решение третейского суда о взыскании задолженности, не должен иметь возможности воспрепятствовать легализации решения, погасив часть долга и заявив в арбитражном суде о невозможности легализации вследствие этого. Интересно, будут ли формулировки окончательного текста постановления Президиума ВАС РФ достаточно определенными, чтобы устранить возможность двойного толкования как этого вопроса, так и вопроса об альтернативной третейской оговорке. Об этом мы обязательно проинформируем читателей.