1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1180

Бизнесменов продолжают сажать

За последние десять лет в России по экономическим статьям Уголовного кодекса силовые органы отправили на отсидку, по оценке «Деловой России», 3 млн человек, или треть всех отечественных предпринимателей. Причем правовой беспредел не утихает даже перед выборами. По мнению экспертов Transparency International, Россия находится в группе стран, для многих из которых характерно «глубинное коррупционное поражение государственных, экономических и общественных институтов».

Инвестиционный климат, отметил на пресс-конференции «Бизнес против коррупции» в «Интерфаксе» председатель «Деловой России» Борис Титов, всегда состоит из двух частей — «насколько выгодно вести бизнес» и «насколько безопасно вести бизнес». Именно со второй частью дела в России обстоят особенно плохо.

Последнее время в нашей стране сфабрикованные дела против бизнеса, по словам лидера движения «Бизнес-солидарность» Яны Яковлевой, становятся все более изощренными. Так, в Астрахани местная ФСБ вменяет предпринимателям в качестве корыстного интереса тот факт, что коммерсанты выставили заказчику торговую наценку. Фактически извлечение прибыли пытаются объявить преступным деянием. «Это — приговор бизнесу в России, — считает г-жа Яковлева. — Такими темпами через три-четыре года его просто не останется в стране».

Ярким примером сфабрикованного уголовного дела стала печальная история костромского предпринимателя, гендиректора ООО «Агромол» Дмитрия Малова, о котором уже писала наша газета, когда он находился в тюрьме. Сейчас его выпустили по условно-досрочному освобождению, и он смог приехать на пресс-конференцию, правда, с риском для свободы.

Молочная ферма, которую собирался построить предприниматель, стоила 44 млн руб. 27 млн составили собственные средства бизнесмена.

«В 2004 г. компания „Агромол“ получила кредит 17 млн руб. на строительство фермы, — поделился тяжким опытом предприниматель. — После того как ферма была построена, ко мне явились лица с предложением продать ее вместе с молокозаводом (а это гектар земли в центре Костромы) за смешные деньги. Кроме того, они потребовали выплатить 10 млн руб. детективному агентству, в противном случае сыщики угрожали мне уголовным преследованием. Ситуация показалась мне смешной, ведь 1990-е уже про­шли. Через несколько месяцев уголовное дело было в суде, несмотря на отсутствие пострадавших».

Коммерсанту «пришили» 159-ю статью «Мошенничество» УК РФ за нецелевое использование кредита и получение льготной кредитной ставки по программе «Национальный проект „Сельское хозяйство“».

Общий ущерб, по подсчетам силовиков, составил примерно 1,5 млн руб. При этом сотрудники региональной ФСБ обходили коммерческие банки области, требуя прекратить сотрудничество с «Агромолом» и угрожая ослушавшимся банкирам уголовным преследованием.

«К кому бы мы ни обращались на местном уровне, ничего не помогало. Закончилось все плачевно, мне дали пять с половиной лет лишения свободы, а двум моим сотрудницам — условные сроки — пять и два года, — вспоминал г-н Малов. — Честно говоря, почти опустились руки, но спасибо женщинам, которые остались на свободе. Они обратились в „Деловую Россию“ и Центр общественных процедур „Бизнес против коррупции“. В результате многочисленных обращений центра мне снизили срок и выпустили по условно-досрочному освобождению».

Но даже сейчас, за несколько дней до выборов, давление на предпринимателя продолжается. Буквально в день проведения пресс-конференции финансового директора «Агромола» вновь вызвали в полицию. А перед освобождением от него требовали «забыть» об участии местной ФСБ в этом деле. До настоящего момента телефонные разговоры компании прослушиваются.

«ЦОП БПК намерен добиваться полного снятия предъявленных Д. Малову обвинений, а также расследования деятельности лиц, возбудивших против него явно заказное уголовное дело и вынесших несправедливый приговор. Мы продолжим оказывать ему поддержку и внимательно следим за его дальнейшей судьбой», — заявил Б. Титов.

«Презумпция невиновности в отношении предпринимателей не работает: суды все время в качестве основания приводят возможность скрыться от следствия, но по сути это делает один человек из ста», — отметил на встрече с журналистами зампредседателя Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Андрей Назаров.

Почти две трети предпринимателей, арестованных до суда, впоследствии получают наказание, не связанное с лишением свободы. «В условиях СИЗО сложнее защищать себя. Сотрудники органов могут манипулировать предполагаемыми сообщниками: „Вот смотрите, мы его арестовали и вас арестуем“», — поделился своими наблюдениями депутат.

Сегодня необходимо, по оценке А. Назарова, изменить законодательство, чтобы без заявления потерпевшего было невозможно возбудить уголовное дело. Также нужно исключить из Уголовного кодекса ст. 159 «Мошенничество» и заменить ее на несколько статей с более конкретными составами преступления. «Сейчас по ней осуждают 30 000 человек ежегодно, в два раза больше, чем по всем остальным статьям экономического блока», — подсчитал парламентарий.

Мнение делороссов подтверждают показатели нашей страны в индексе восприятия коррупции (ИВК), который был представлен в РИА «Новости» международной организацией Transparency International. Здесь Россия занимает 143-е место среди 183 стран.

Ситуация немного улучшилась: в прошлом году наша страна располагалась на 154-й позиции среди 178 участников ИВК. Но, по оценке директора российского центра Transparency International Елены Панфиловой, это связано с принятием комплекса антикоррупционных законов, а не реальной практикой.

Положение с коррупцией может улучшиться, если все принятые законы будут применяться согласно принципам неизбежности и неизбирательности. Пока же Россия находится в последней трети списка ИВК. Для многих из этих стран характерно «глубинное коррупционное поражение государственных, экономических и общественных институтов». Коррупция там не только сказывается на качестве жизни населения, но и подрывает устойчивость экономического и социального развития.