1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1833

Минэкономразвития заверяет, что новый закон о закупках написан не для коррупционеров

Размер рынка закупок госкомпаний составляет сегодня 7 трлн руб. Новый Федеральный закон от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» может превратить их спрос в колоссальный ресурс экономического развития страны, уверены участники конференции, организованной Минэкономразвития и «Деловой Россией». Важно соблюсти баланс между регламентацией и свободой.

Недавно принятый новый закон о закупках с момента его внесения в Госдуму подвергался жесткой критике ряда экспертов. Суть претензий противников вот в чем. Дескать, этот документ просто открывает двери коррупции, его авторы (Минэкономразвития. — Примеч. ред.) пытаются представить свое творение как действие, направленное на поддержку инновационного процесса. При этом они оправдывают свои новации тем, что в старом законе основное значение имел вопрос цен, и это не позволяло финансировать разработки более качественных, но одновременно и более дорогостоящих инновационных проектов. На это критики, например Ольга Ускова, президент Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий, отвечали так: «Позиция более чем странная. Если проблема в критериях отбора, то нужно просто работать с ними. Например, повышать важность критериев функциональности, надежности, качества. В новом же законе эту проблему пытаются решить тем, что предоставляют руководителям гос­корпораций возможности скрывать информацию о проводимых закупках и самостоятельно выбирать себе поставщика и цену покупки. То есть подразумевается, что эти люди у нас являются истинными энтузиастами инновационного процесса и серьезными профессионалами в этой сфере, которым только глупые законы и странная критика профессионального сообщества мешают вывести страну в мировые технологические лидеры. Но что-то не видно фактов, чтобы усилиями госкорпораций был запущен какой-либо яркий инновационный проект, вызвавший интерес в мире. Зато фактов коррупции, которая просто расцветает в госкорпорациях в отсутствие внешнего контроля, великое множество».

В то же время у закона были серьезные сторонники, которые на реальных примерах доказывали абсурдность попыток прописать в правилах весь механизм закупок так, чтобы напрочь лишить покупателя самостоятельности.

Споры продолжались несколько месяцев, но в итоге Минэкономразвития победило.

На прошедшей конференции выступали сторонники нового закона. Он, по мнению президента «Деловой России» Александра Галушки, носит рамочный характер, и многое в его применении будет зависеть от практики работы самих госкорпораций. Снизить риски коррупции в их закупках способен совместный мониторинг Минэкономразвития и крупнейших бизнес-объединений. По его итогам нужно готовить рейтинг лучших компаний, формирующих лучшие практики госзакупок. Если эти практики носят универсальный характер, имеет смысл рассмотреть возможность их имплементации в действующее законодательство. Если же конкретный позитивный опыт трудно распространить на все отрасли, сам факт их высокой публичной оценки будет способствовать честной и компетентной работе.

Основным вызовом экономической политике, по оценке главы Минэкономразвития Эльвиры Набиуллиной, является изменение модели экономического роста. Для этого необходимо подключить все источники внутреннего спроса — и потребительские, и инвестиционные. А поскольку в спросе большую долю занимает спрос государства и спрос госкомпаний, принципиально важно, чтобы эти ресурсы заработали как реальные инвестиционные стимулы.

Сейчас 46 крупнейших госкомпаний, по словам г-жи Набиуллиной, приняли программы инновационного развития. Минэкономразвития будет стремиться к тому, чтобы они были сопряжены с планами госзакупок. Это позволит предприятиям разных отраслей готовиться к удовлетворению такого спроса и работать на модернизацию экономики.

С 1 января следующего года субъекты регулирования по новому закону обязаны будут публиковать информацию о своих закупках на собственных сайтах. С 1 июля 2012 г. они будут действовать в интегрированной с госзакупками единой информационной системе.

Госкомпаниям предстоит разработать свои положения о закупках, опубликовать планы закупок и извещения о проведении торгов. Новый закон задает новую информационную реальность, и его исполнение будет требовать наработки новых практик.

«Мы столкнулись с тем, что, когда производитель один, сбить цену практически нереально, — поделился опытом работы Росатома председатель его совета директоров Сергей Кириенко. — Например, когда у нас был один поставщик ловушек распада активной зоны, такая ловушка стоила 520 млн руб., когда стало два поставщика — цена опустилась до 292 млн, стало семь поставщиков — упала в три раза, до 194 млн руб.».

Госкорпорация Росатом готовится к введению нового закона. Уже разработан единый отраслевой стандарт закупок, его текст размещен на сайте, публикуются годовые программы закупок, созданы единая система электронного документооборота и арбитражная комиссия. Практически все предприятия госкорпорации присоединились к единому стандарту закупок. В результате Росатом сэкономил в 2010 г. порядка 19,7 млрд руб., а за девять месяцев нынешнего года — 17 млрд руб.

Вместе с тем нужно понимать, что в каждой отрасли своя специфика. Поэтому новый закон не предусматривает централизованного стандарта госзакупок для всех госкомпаний. Отметим, что цена не может быть единственным критерием победы на аукционах. «Ведь кроме цены есть параметры безопасности, качества и сроков. Есть пример, когда при покупке насоса за 100 000 долл. мы его купили за 50 000 на аукционе, но поставка была сорвана на три месяца, что обернулось штрафами на 90 млн долл.», — заметил С. Кириенко.

С мнением главы Росатома солидарен руководитель дирекции по организации закупочной деятельности РОСНАНО Алексей Романов: «Многие вопросы, которые нам нужно решать, могут быть решены только в рамках демократичного документа, где объединены интересы бизнеса и контроль государства за системой закупок. Несоизмерима цена экспертизы в 100 000 руб. и некачественной экспертизы, за которой последуют ошибочные инвестиционные решения на миллиарды».

«Всегда следует помнить, что потребность во внешнем регулировании прямо пропорциональна уровню конкуренции, — заявил зампредседателя Ассоциации юристов России Игорь Редькин. — У нас до недавнего времени были две противоположные, но одинаково негативные тенденции: либо государство дерегулировало рынок, что вело к его монополизации, либо вводило императивное регулирование, задавливая конкуренцию. Сегодня нужны гибкие решения. У нас есть опыт ФЗ № 94, давайте не будем наступать на грабли, а сделаем ФЗ № 223 сферой творчества, экспериментов и инновационных решений для бизнеса».

Важнейшим вопросом, определяющим успех будущего закона, уверен замминистра экономического развития Алексей Лихачев, будет правильное сочетание интересов государства и бизнеса, в том числе на уровне правоприменения, подзаконных актов и региональных практик.