Удобство регистраторам в ущерб правам акционеров

| статьи | печать

В силу п. 2 ст. 47 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» госрегулятор фондового рынка наделен правом устанавливать дополнительные, по сравнению с указанными в Законе, требования к процедурам подготовки, созыва и проведения общего собрания. Это право реализовано в издании специального нормативного акта — постановлении ФКЦБ России от 31.05.2002 № 17/пс «Об утверждении Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров». В целом данный нормативный акт урегулировал многие проблемы, связанные с проведением общих собраний. Однако за девять лет его применения появились дополнительные вопросы. Следует приветствовать инициативу ФСФР России, обобщившую накопленный опыт и принявшую новую редакцию Положения, которая вступает в силу 1 января 2012 г. (подробный комментарий на с. 2—5), а в данной статье рассмотрим проблематичные нормы.

В будущем году общие собрания будут проходить по иным правилам. Оценивая новое Положение, следует отметить, что оно дает ответы, главным образом, на технические вопросы и, к сожалению, не урегулировало ряд концептуальных моментов, связанных с соотношением реестра акционеров и списка лиц, имеющих право на участие в собрании.

Структура новой редакции воспроизводит предыдущую. Отчетливо выражено преемство в концептуальных подходах старого и нового документов. В новой редакции прослеживается влияние регистраторского сообщества, выполняющего функции счетной комиссии. Многие новеллы продиктованы исключительно соображениями упрощения неких технологий в ущерб реальным правам акционеров.

Против одного — против всех?

Ряд новаций вызывает весьма неоднозначное отношение. Например: «В бюллетене для голосования, которым осуществляется кумулятивное голосование, варианты голосования «за», «против», «воздержался» указываются один раз в отношении всех кандидатов, включенных в список кандидатур для избрания в совет директоров (наблюдательный совет) общества» (п. 2.21 Положения).

Данный пункт, видимо, пролоббирован представителями регистраторского сообщества, которым проще обрабатывать бюллетени такой формы. Но простота обработки бюллетеней не может быть важнее прав акционеров. Следует обратить внимание, что к компетенции общего собрания отнесен вопрос избрания «членов совета директоров» (подп. 4 п.1 ст. 48, п. 1 ст. 66 Закона от 26.12.95 № 208-ФЗ (далее — Закон об АО)), а не его состава. Акционер вправе высказать мнение по каждому кандидату в этот орган, как предусмотрено при избрании коллегиального исполнительного органа, счетной и ревизионной комиссий, где вариант голосования имеется против каждой кандидатуры.

Такой подход очень важен. В случае нарушений при выдвижении или избрании отдельных членов коллегиальных органов акционер вправе обратиться с иском о признании недействительным решения собрания об избрании конкретного лица, в отношении которого допущены нарушения (п. 7 ст. 49 Закона об АО). Почему данный принцип не соблюдается при избрании совета директоров?

Предложенные новации принуждают акционера голосовать против всех кандидатов, в том числе в отношении избрания которых нарушений не было. Акционеру придется в суде доказывать, что законное избрание иных членов совета нарушает его права и интересы, поскольку он вынужден обжаловать «скопом» избрание всего состава, против которого голосовал.

обратите внимание

Вводя требование голосовать не по каждому кандидату в совет директоров, а за список, госрегулятор, по сути, подменяет компетенцию общего собрания, установленную Законом об АО, согласно которой общее собрание избирает членов совета директоров, а не его общий состав. Оно принимает решения по каждому кандидату, а не одно решение по всему составу.

Бюллетень-«анонимка»

Новацией является п. 4.24 Положения, устанавливающий правовые последствия отсутствия в бюллетене для голосования подписи участника собрания. Как оценить такой документ? Признать акционера не участвующим в собрании или его бюллетень — недействительным?

Если акционер не участвовал в собрании, его голоса не учитываются в кворуме, он имеет право обжаловать решения собрания, а в случаях, установленных Законом об АО, — требовать выкупа акций. Если бюллетень признается недействительным, это означает, что акционер участвовал в собрании, но не голосовал (его голоса не учитываются при подведении итогов голосования, фактически он признается не участвующим в голосовании). В этом случае он теряет право на обжалование решений собрания, а в случаях, установленных законом, — требовать выкупа акций.

В специальной литературе предлагалась следующая оценка данной ситуации. Если собрание проводится в заочной форме или бюллетени поступают по почте, подпись является единственным признаком, позволяющим идентифицировать участника. Если бюллетень не подписан, акционер признается не участвующим в собрании и его бюллетень не учитывается при определении кворума.

Если собрание проводится в форме совестного присутствия, участники регистрируются на основании удостоверения личности. Бюллетень является именным и выдается под расписку. Отсутствие подписи не препятствует ни регистрации участника, ни установлению его воли.

ФСФР заняла, мягко говоря, дуалистическую позицию. В отношении бюллетеней без подписи, поступивших по почте, обоснованно сделан вывод, что они не учитываются при определении кворума. То есть приславшие их лица признаются не участвующими в собрании. Соответственно, они имеют право на судебное оспаривание решений собрания, а в случаях, установленных Законом об АО, — требовать выкупа принадлежащих им акций.

Иной вывод касается бюллетеней без подписи, сданных в счетную комиссию в случае проведения собрания в форме совместного присутствия. Их следует не учитывать при подведении итогов голосования. Получается, что один и тот же дефект порождает разные правовые последствия — в зависимости от способа голосования.

Конкуренция списков

Положение содержит революционную новацию: «кворум общего собрания (кворум по вопросам, включенным в повестку дня общего собрания) определяется исходя из количества размещенных (находящихся в обращении и не являющихся погашенными) голосующих акций общества на дату составления списка лиц» (п. 4.20).

На какую дату определяется количество размещенных акций для определения кворума? Если признать, что акционер вправе пользоваться правами по всем акциям, принадлежащим ему на дату собрания, следует брать данные реестра на конец дня, предшествующего собранию. Если учитывать, что акционеры не имеют возможности осуществлять права по всем принадлежащим им ценным бумагам, данные реестра можно брать на любой момент, предшествующий дню собрания.

Госрегулятор пошел по второму пути, заняв позицию, противоречащую Федеральному закону от 22.04.96 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (далее — Закон о РЦБ), согласно которому права из ценной бумаги возникают в момент перехода права на нее.

На основании какого документа должно определяться число голосов участника собрания? Если исходить из предпосылки, что реестр является единственным документом, удостоверяющим права на ценную бумагу и права из нее, то количество голосов, которым обладает участник собрания, следует определять по данным реестра на день собрания. Если признать концепцию расщепления прав, удостоверяемых ценной бумагой (последняя перешла к новому владельцу, а право голоса осталось у лица, не являющегося владельцем акций), возникает уродливая конструкция доверенности на право голоса по уже проданным акциям.

Авторы Положения, видимо, осознают алогичность данной конструкции. Положение частично закрывает эту брешь. В п. 4.1 Положения установлено, что наследники и правопреемники, даже не включенные в список, могут участвовать в собрании без доверенности. Но неясно, почему этот круг ограничен данными категориями.

Необходимо решить принципиальный вопрос: перейти к концепции «расщепленности» прав, удостоверяемых ценной бумагой, ради упрощения организационно-технических функций, либо с помощью последних обеспечить реализацию фундаментальных принципов ценных бумаг?

День
Неделя
Месяц