1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Дыми, Отечество!

Опять этот Киотский протокол! Казалось бы, вопрос закрыт — Россия его ратифицировала. До этого сторонники и противники присоединения к нему успели полностью высказаться. Все остались при своем. Чаша весов в этом пламенном споре так ни в чью сторону и не перевесила. Окончательный выбор сделал Президент: присоединяемся к киотскому процессу! Вроде бы точка поставлена. Ан нет!

Известие, что Киотский протокол с 16 февраля вступил в силу, поначалу встревожило. «Сегодня в ноль часов вступил в силу...» Даже что-то екнуло в груди. Может, из подсознания вылезла ассоциация: «Двадцать второго июня, ровно в четыре часа...»

По данным МПР РФ, совокупный выброс вредных веществ от стационарных источников в атмосферу в 2003 г. в России вырос по сравнению с 2002 г. на 1,8% и составил 19,83 млн т. При этом объем промышленных выбросов практически не изменился и составил 15,87 млн т. Объем выбросов углеводородов снизился на 10%, а летучих органических веществ вырос на 16%.

То, что Киотский протокол вступит в права именно с 16 февраля, известно было заранее. И все копья на этот счет должны быть переломаны.

Но оказалось, что не все. Большинство СМИ, используя это как повод, вывалили в один день на головы наших граждан лавины соответствующей информации. Такое впечатление, что многотысячная армия директоров «коптящих» небо производств должна разом свихнуться от навалившихся «парниковых» проблем и «радостей». Хорошо, не случилось повальных инфарктов или еще чего хуже.

А если серьезно, есть сильные сомнения, что подавляющее большинство директоров хоть что-то представляют себе, в чем суть требований Киотского протокола и чем присоединение к нему грозит (или благоволит) России. Поэтому, думается, нелишне хотя бы вкратце прояснить вопрос.

Итак, в последней четверти прошлого века на Западе, якобы, серьезно озаботились потеплением климата, что, мол, грозит вселенскими природными катаклизмами.

В отдельных отраслях промышленности в 2003 г. рост вредных выбросов в атмосферу был значительным. В газовой промышленности он составил свыше 10%, в нефтедобывающей — 3,7%. В электроэнергетике выбросы вредных веществ в 2003 г. увеличились на 2,8%.

Поискав причины, решили: виной этому — увеличение содержания в атмосфере Земли углекислого газа, которое произошло из-за роста промышленного производства. Проще говоря, трубы небо совсем закоптили. Вывод— на ладони: надо резко сокращать выбросы в атмосферу углекислого газа (так называемых парниковых газов). В результате в 1997 году под эгидой ООН был подписан Киотский протокол, подписанты которого обязались сократить в 2008—2012 годах парниковые выбросы в среднем на 5,2%, взяв за точку отсчета уровень 1990 года.

Но одного подписания мало. Чтобы протокол вступил в силу, требовалась его ратификация со стороны не менее 55 стран, совокупные выбросы парниковых газов которых в 1990 году составляли как минимум 55% от мировых. А с этим-то все пошло не слишком гладко. Так, главный «загрязнитель» атмосферы — США (36% выбросов углекислого газа) ратифицировать протокол наотрез отказались. Мол, состоянием атмосферы они озабочены не меньше других, но связывать себя глобальными обязательствами в ущерб интересам собственной экономики не намерены.Они заявили, что идут своим путем. Отвернулись от ратификации также Китай и Индия, бурный промышленный рост для которых, как говорится, ближе к телу.

Согласно докладу «Гринпис России» потери энергии в РФ составляют до 40% ее потребления. Это сравнимо с объемом всей экспортируемой российской нефти.

Из остальных крупных игроков, до последнего упиравшихся в вопросе ратификации Киотского протокола, оставалась только Россия. На ее долю в 1990 году приходилось 17,4% «парниковых» выбросов. По сути, без нашего участия протокол таки остался бы декларацией о намерениях. Но Россия сдалась, ратифицировала...

По мнению директора Всемирного банка в Москве, общий объем рынка торговли квотами

для России может оцениваться в сумму около 10 млрд долларов.

Почему? Некоторые аналитики уверены, что мы купились на обещания Запада содействовать нам в скорейшем вступлении в ВТО (хотя выгоды от этого по-прежнему покрыты мраком). И еще одна на вид лакомая приманка — возможность торговать квотами на выбросы углекислого газа.

По имеющимся оценкам, запас наших квот составляет более 2 трлн тонн. Чтобы их вычерпать и превысить уровень выбросов 1990 года, надо ну очень постараться. Реально же, как считают многие специалисты, нам это в ближайшие годы не грозит. Как минимум 5—7 лет можем вообще «не шевелиться». Наоборот, от квот должен получиться приличный остаток, которым можно и поторговать.

Вот как торговать — это особая тема. Если в общих чертах, то предполагается организовать биржевую торговлю обязательствами предприятий по снижению выбросов парниковых газов. Причем, как заверяет МЭРТ, без какого-либо давления на бизнес со стороны государства: брать на себя такие обязательства предприятия должны добровольно. Посмотрим...

А пока дыми, страна родная!