1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1148

Истина в суде

Здесь представлены комментарии к самым актуальным и свежим судебным решениям арбитражных судов.

Налоговая выгода

Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от результата деятельности предприятия и эффективности использования капитала.
(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.03.2011 по делу № А78-5740/2010)

По результатам выездной налоговой проверки инспекция доначислила обществу налог на прибыль, НДС, а также рассчитала пени и штрафы. Налоговики посчитали, что сведения, указанные в представленных документах, недостоверны, а действия общества и его контрагента были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды.

Общество обратилось в суд и выиграло дело.

Между налогоплательщиком и другой компанией был заключен договор на осуществление функций исполнительного органа. В подтверждение исполнения данного договора налогоплательщик представил ежемесячные акты, которыми оформлялись услуги по управлению, счета-фактуры, платежные документы об оплате услуг управляющей организации с учетом НДС.

По мнению налоговиков, налогоплательщик не доказал, что услуги по управлению были необходимы ему для осуществления производственной деятельности. А представленные документы не раскрывают содержания оказанных услуг в конкретном периоде, поскольку в них отсутствует подробная детализация. Следовательно, данные документы не могут подтвердить произведенные расходы по налогу на прибыль организаций и вычеты по НДС.

Кроме того, наличие в организационной структуре общества собственного аппарата управления, расходование денежных средств только на выплату зарплаты и оплату услуг управляющей компании, а также то, что с момента заключения договора налогоплательщик несет убытки, свидетельствуют об экономической необоснованности понесенных расходов.

Арбитры с инспекторами не согласились. Они указали, что акты сдачи-приема услуг оформлены в соответствии с требованиями ст. 9 Федерального закона от 21.11.96 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете». В них есть ссылки на соответствующий договор, периоды, к которым относятся оказанные услуги, даты составления, наименование организаций, от имени которых акты оформлены, содержание хозяйственной операции. Все акты подписаны уполномоченными лицами. В счетах-фактурах также имеется описание оказанных услуг и ссылка на договор, в котором их содержание конкретизировано.

Судьи также подчеркнули, что управленческие услуги не имеют единицы измерения, количественного объема и цены единицы измерения, а значит, не могут быть детализированы в документах.

Таким образом, затраты по управлению текущей деятельностью общества являются затратами, связанными с экономической деятельностью налогоплательщика, направленной на получение дохода. Суд также указал, что обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от результата деятельности предприятия и эффективности использования капитала. Это следует из постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», а также правовой позиции КС РФ, изложенной в Определении от 04.06.2007 № 366-О-П.

Кроме того, суд установил, что в связи с передачей полномочий исполнительного органа управляющей компании должность генерального директора общества была сокращена. Фактическое управление обществом осуществлялось управляющей организацией через своего представителя по доверенности. Право выбора доверенного лица относится к компетенции управляющей организации, поэтому довод налоговой инспекции о наличии в организационной структуре общества собственного аппарата управления также признан несостоятельным.

Если инспекторы не представили доказательств согласованности действий общества и его контрагентов, направленных исключительно на создание схемы получения необоснованной налоговой выгоды, а факт оплаты по сделкам подтвержден, налогоплательщик имеет право на применение вычетов по НДС и уменьшение налогооблагаемой прибыли.
(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13.04.2011 по делу № А45-13922/2010)

Инспекция вынесла решение о доначислении обществу налога на прибыль, НДС, пеней и штрафов по результатам выездной налоговой проверки. Основания: налогоплательщик в проверяемом периоде не проявил должной осмотрительности при выборе контрагентов, что повлекло отнесение на расходы документально не подтвержденных затрат и неправомерное предъявление к вычету НДС.

Не согласившись с решением инспекции, общество обратилось в суд и выиграло дело.

Общество заключило с контрагентами договоры поставки товаров и договоры на оказание маркетинговых услуг. В подтверждение налоговых вычетов по НДС и понесенных расходов при исчислении налога на прибыль налогоплательщик представил: товарные накладные, расчетно-платежные документы, акты выполненных работ, договоры поставки, договоры оказания услуг, счета-фактуры.

Суд установил факт оплаты поставленных товаров и оказанных услуг безналичным путем на счет организаций-контрагентов и подтвердил реальность осуществления хозяйственных операций и несение расходов.

Кроме того, суд выяснил, что госрегистрация контрагентов общества в качестве юридических лиц не была признана недействительной. Арбитры изучили представленные инспекцией доводы о ненадлежащем выборе обществом контрагентов: отсутствие организаций по юридическим адресам, факт подписания документов от имени контрагентов налогоплательщика лицами, отрицающими свое участие в финансово-хозяйственной деятельности организаций, отсутствие налоговой отчетности либо ее представление с минимальной выручкой, отсутствие регистрации контрольно-кассовой техники в налоговых органах. Однако суд посчитал, что данные обстоятельства не подтверждают отсутствие реальной финансово-хозяйственной деятельности общества с его контрагентами (постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53).

По мнению суда, инспекторы не доказали, что действия общества и его контрагентов были направлены исключительно на создание схемы получения необоснованной налоговой выгоды. Налоговики также не опровергли факт оказания услуг, приобретения товара и их оплаты.

Право налогоплательщика на вычет не зависит от исполнения обязательств его контрагентами при условии, что сам налогоплательщик соблюдает требования законодательства и в его действиях отсутствуют признаки недобросовестности.
(Постановление ФАС Московского округа от 19.04.2011 № КА-А40/3183-11)

В ходе налоговой проверки инспекторы пришли к выводу, что контрагенты общества обладают признаками фирм-однодневок. Обществу доначислили НДС, налог на прибыль, а также начислили пени и штрафы.

Налогоплательщик успешно обжаловал данное решение в суде.

Инспекция мотивировала свое решение тем, что контрагенты общества по адресам, заявленным в учредительных документах, не находятся, не обладают производственными мощностями и трудовыми ресурсами, необходимыми для осуществления реальной хозяйственной деятельности, первичные документы, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью, подписаны от их имени неустановленными лицами. Все это налоговики выяснили в ходе контрольных мероприятий. То есть налогоплательщик не проявил должной осмотрительности при выборе контрагентов. Поэтому представленные первичные документы не могут служить основанием для подтверждения расходов и налоговых вычетов по НДС.

Изучив материалы дела, арбитры указали, что Налоговый кодекс РФ не ставит право налогоплательщика на вычет в зависимость от исполнения своих обязательств его контрагентами. Главное, чтобы налогоплательщик сам исполнял требования законодательства (тому должны быть доказательства) и в его действиях не было признаков недобросовестности. Дело в том, что налогоплательщик не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет (Определение КС РФ от 16.10.2003 № 329-О).

Кроме того, инспекция не представила доказательств, что налогоплательщик и его контрагенты действовали согласованно и что эти действия были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды (постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53).

По мнению арбитров, у общества не было оснований полагать, что спорные финансово-хозяйственные документы подписаны неустановленными лицами, поскольку его контрагенты свои обязательства перед ним исполнили. Контрагенты соблюли все установленные законодательством требования по оформлению необходимых документов. Обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений, не установлены.

Налог на прибыль

Налогоплательщик неправомерно включил спорные суммы в состав внереализационных расходов по налогу на прибыль в связи с прекращением обязательств по договору инвестиционного займа (подписано мировое соглашение): по условиям соглашения расходы, подлежащие учету при исчислении налога на прибыль по методу начисления, еще не осуществлены.
(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 05.04.2011 по делу № А75-7028/2010)

Инспекторы пришли к выводу, что общество необоснованно включило в состав внереализационных расходов по налогу на прибыль сумму отсроченной задолженности по договору инвестиционного займа от 1997 г. Налогоплательщика привлекли к ответственности за налоговое правонарушение.

Спор дошел до суда, который занял сторону инспекции.

Фабула такова: между департаментом и обществом был заключен договор инвестиционного займа, по условиям которого департамент предоставляет обществу во временное пользование на платной основе свободные денежные средства. Общество обязалось выплачивать проценты на сумму займа с момента его выдачи и до момента полного погашения. Общество не исполнило принятые на себя обязательства, поэтому департамент обратился в суд. Производство по делу было прекращено в связи с утверждением мирового соглашения.

Общество включило спорную сумму в состав внереализационных расходов в 2007 г., руководствуясь тем, что обязательства по договору инвестиционного займа прекращены в результате подписания мирового соглашения.

Суд установил, что спорные расходы не могли возникнуть у общества ранее 2013 г.: мировым соглашением установлено, что общество будет погашать задолженность в период с 2013 по 2017 г. То есть до наступления этого срока у общества не возникает обязательств по погашению задолженности, а следовательно, и расходов, подлежащих учету при исчислении налога на прибыль по методу начисления.

Кроме того, суд пришел к выводу, что обязательства общества по договору займа в полном объеме не прекращены и сохраняются на условиях мирового соглашения. В связи с этим вывод инспекции о неправомерном отнесении обществом в состав расходов по налогу на прибыль проверяемого налогового периода задолженности, подлежащей уплате в 2013—2017 гг., признан верным.

ЕСН

Выплаты сумм премий и материальной помощи к отпускам, осуществленные за счет чистой прибыли, не включаются в налоговую базу по ЕСН1.
(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 04.04.2011 по делу № А17-2657/2010)

Инспекторы в ходе выездной налоговой проверки обнаружили, что общество недоплатило ЕСН в 2007—2008 гг.: суммы премий и материальной помощи к отпускам, выплаченные работникам организации, не были включены в налоговую базу.

Налогоплательщик не согласился с инспекцией, обратился в суд и выиграл дело.

По мнению налоговиков, премии и материальная помощь, выплаченные сотрудникам общества, носят стимулирующий характер и предусмотрены трудовыми и коллективными договорами. Следовательно, в период применения ЕСН их нужно было квалифицировать как расходы, понижающие налоговую базу по налогу на прибыль, и включать в налоговую базу по единому социальному налогу независимо от выбранного организацией источника выплат и порядка отражения в бухгалтерском учете.

Арбитры указали, что выплаченные обществом на основании приказов премии и материальная помощь к отпускам связаны с выполнением работниками своих трудовых обязанностей и предусмотрены коллективным и трудовыми договорами. Материальная помощь не носит социального характера, а связана с производственной деятельностью общества, зависит от таких факторов, как добросовестный труд, выполнение особо важных заданий, наличие нарушений трудовой дисциплины, и других показателей, характеризующих трудовую деятельность. Следовательно, выплаченные работникам премии и материальная помощь к отпускам являются элементом оплаты труда и признаются объектом обложения ЕСН, страховыми взносами на обязательное пенсионное страхование и относятся к расходам, учитываемым при налогообложении прибыли.

Но в рассматриваемом случае выплаты осуществлены за счет прибыли, оставшейся в распоряжении общества после налогообложения, поэтому согласно п. 1 ст. 270 НК РФ эти расходы не учитывались при налогообложении прибыли. И следовательно, не подлежали обложению ЕСН.

Таможенные платежи

Тот факт, что отсутствует судебный акт о признании недействительным решения таможни по корректировке таможенной стоимости спорного товара, не мешает участнику ВЭД подать заявление о возврате излишне уплаченных таможенных платежей.
(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 30.03.2011 № Ф03-898/2011) 

Общество посчитало, что таможня необоснованно провела корректировку таможенной стоимости товара и доначислила таможенные платежи, и обратилось в таможню с заявлением о возврате излишне уплаченных средств. Таможня оставила заявление без рассмотрения.

Общество подало судебный иск и выиграло дело.

События развивались так. В феврале и июле 2008 г. по контрактам с японскими компаниями на территорию РФ в адрес общества ввезены транспортные средства. Общество задекларировало их путем подачи ГТД. Декларант определил таможенную стоимость товара с применением основного метода таможенной оценки — по стоимости сделки.

Таможня посчитала заявленные декларантом сведения недостоверными и определила таможенную стоимость с использованием шестого (резервного) метода таможенной оценки на базе третьего метода. Общество уплатило суммы доначисленных таможенных платежей.

По мнению таможни, требование общества о возврате излишне уплаченных таможенных платежей не подлежит удовлетворению, поскольку решения по таможенной стоимости товара, ввезенного по спорным ГТД, не были обжалованы и отменены. Таким образом, оснований для возврата таможенных платежей нет.

Приказом ФТС России от 25.04.2007 № 536 установлен исчерпывающий перечень документов, необходимых для подтверждения заявленной таможенной стоимости, и предоставлена возможность, но не обязанность представления иных документов в дополнение к тем, которые перечислены в приказе как обязательные.

Основным методом определения таможенной стоимости является метод по цене сделки с товарами (ст. 19 Закона РФ от 21.05.93 № 5003-1 «О таможенном тарифе»). Если основной метод не может быть использован, применяется последовательно каждый из методов, перечисленных в ст. 20—24 названного закона. Каждый последующий метод применяется, если таможенная стоимость не может быть определена путем использования предыдущего метода. Для использования других методов таможня обязана доказать наличие оснований, предусмотренных законодательством.

Суд установил, что решения по таможенной стоимости спорного товара, повлекшие увеличение размера таможенных платежей, приняты безосновательно, поскольку общество представило в таможенный орган необходимый пакет документов, подтверждающих правильность определения заявленной им таможенной стоимости.

Оснований для отказа в рассмотрении заявления общества, включенных в перечень, установленный в п. 9 ст. 355 ТК, у таможни не было.

Арбитры указали, что отсутствие судебного решения о признании недействительным решения таможенного органа по корректировке таможенной стоимости спорного товара не лишает общество возможности защитить нарушенное право иным способом. В данном случае — путем подачи заявления об обязании таможенного органа возвратить излишне уплаченные таможенные платежи в соответствии со ст. 12, 13 ГК РФ и ст. 198 АПК РФ.

Суд обязал таможенный орган возвратить обществу излишне уплаченные таможенные платежи, а также взыскал с него судебные расходы.

НДС

Представление ГТД и копии железнодорожных оригиналов накладных, содержащих необходимые отметки пограничных органов, подтверждающих факт экспорта товара через таможенную границу РФ, свидетельствует о правомерности применения налоговой ставки 0% по НДС и отсутствии оснований для отказа в возмещении налога.
(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13.04.2011 по делу № А27-9899/2010)

По результатам проверки первичной налоговой декларации по НДС налоговая инспекция установила неправомерное применение налоговых вычетов по экспорту товаров. Было принято решение об отказе в возмещении НДС.

Налогоплательщик не согласился с вердиктом налоговиков. Общество обратилось в суд и выиграло дело.

По мнению инспекторов, общество неправомерно применило налоговую ставку 0% по НДС к операциям реализации услуг по перевозке экспортных товаров. Аргумент: в накладных не были проставлены отметки таможни, подтверждающие вывоз товара.

Инспекция указала, что представленные первый и третий листы железнодорожной накладной не соответствуют требованиям подп. 4 п. 1 ст. 165 НК РФ. Копия оригинала железнодорожной накладной (первый лист) не содержит идентификационного номера товарно-транспортной накладной в графе 25, календарного штемпеля станции отправления в графе 46 и календарного штемпеля станции назначения в графе 4.

Кроме того, не представлена оборотная сторона накладной. А дубликат накладной (третий лист) не содержит отметки таможни о вывозе товара в режиме экспорта. В графе 44 спорных ГТД отсутствуют номера железнодорожных накладных.

Суд установил, что на представленных обществом ГТД и копии железнодорожных накладных (лист первый) стоит отметка «Выпуск разрешен» российского таможенного органа — Алтайской таможни и отметка «Товар вывезен» российского таможенного органа, в регионе деятельности которого находятся пункт пропуска — Алтайская таможня, а также подписи уполномоченных должностных лиц. Следовательно, выполнены требования приказов ФТС России от 18.12.2006 № 1327 и от 16.09.2004 № 50.

Проанализировав представленные обществом ГТД и копии железнодорожных накладных, арбитры пришли к выводу, что общество подтвердило факт экспорта товара через таможенную границу РФ. Если заполнена графа 25 в дубликате железнодорожной накладной (третий лист), незаполненная графа в оригинале железнодорожной накладной (первый лист) не свидетельствует о том, что товар не находился под таможенным режимом и не вывозился. Непредставление пустой, незаполненной табличной части оборотной стороны оригинала накладной (первый лист) при наличии оборотной стороны дубликата накладной (третий лист) в силу ст. 7 Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении не является нарушением норм ч. 1 п. 4 ст. 165 НК РФ. Первый лист железнодорожной накладной сопровождает груз до станции назначения и не выдается отправителю груза. В графе 46 дубликата железнодорожной накладной (третий лист) имеется календарный штемпель станции отправления.

Решение налоговой инспекции о доначислении НДС со стоимости реализации импортированного товара признано недействительным, поскольку не доказаны ни факт реализации, ни стоимость реализованного товара.
(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18.04.2011 по делу № А56-44203/2010)

Общество представило в инспекцию налоговую декларацию по НДС, в которой отразило реализацию товара, начислило налог и налоговые вычеты, заявило НДС к возмещению. По результатам камеральной проверки налоговики доначислили обществу НДС и отказали в возмещении налога, посчитав, что в рассматриваемом периоде налогоплательщик реализовал весь ввезенный товар.

Спор перешел в судебную плоскость, арбитры заняли сторону налогоплательщика.

Общество импортировало различные товары, уплачивая НДС на таможне. Но не все товары были реализованы в рассматриваемом налоговом периоде. Поэтому у общества возникла положительная разница между суммой налоговых вычетов и общей суммой налога, исчисленной по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подп. 1 и 2 п. 1 ст. 146 НК РФ.

При проведении камеральной проверки общество представило налоговым инспекторам полный комплект документов, подтверждающих правомерность применения налоговых вычетов по НДС. Инспекция вычеты приняла. Однако налоговики почему-то решили, что весь импортированный товар реализован и не только отказали налогоплательщику в возмещении НДС, но и доначислили налог.

Арбитры посчитали, что НДС доначислен неправомерно. Дело в том, что инспекторы не смогли доказать ни сам факт реализации импортированного товара, ни сумму, за которую он был якобы реализован.

Аргументы инспекторов строились на том, что товар отсутствует на арендованном обществом складе. Однако протокол осмотра склада налоговики составили с нарушением требований законодательства. Кроме того, инспекторы не установили, кому был реализован ввезенный товар. Не было у инспекторов и доказательств того, что все товары были реализованы именно в рассматриваемом налоговом периоде.

Расходы на биологическую рекультивацию почвы, связанные с результатами производственной деятельности общества, являются его обязанностью, и суммы НДС, уплаченные со стоимости таких затрат, подлежат включению в налоговые вычеты.
Если на момент оказания услуг по сертификации товары не были помещены под таможенный режим экспорта, предъявление к возмещению суммы НДС по налоговой ставке 18% правомерно.
(Постановление ФАС Московского округа от 19.04.2011 № КА-А40/3192-11)

По результатам камеральной проверки налоговики отказали обществу в возмещении НДС. По мнению инспекторов, суммы, уплаченные сельскохозяйственным предприятиям в возмещение затрат на биологическую рекультивацию, не подлежат включению в налоговые вычеты. Кроме того, инспекция указала, что общество неправомерно применило ставку НДС 18% по услугам по сертификации происхождения товара.

Общество обратилось в суд и выиграло дело.

Налоговые вычеты по НДС. Причиной отказа в вычетах послужило то, что, по мнению инспекторов, спорные расходы не связаны с оплатой товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения. Следовательно, НДС с их стоимости не подлежит включению в налоговые вычеты (п. 1 ст. 146 и п. 2 ст. 171 НК РФ).

Между тем суд установил, что затраты по возмещению расходов на биологическую рекультивацию земель относятся к расходам, уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль (ст. 254 и 261 НК РФ), так как связаны с производственной деятельностью, осуществляемой налогоплательщиком. То есть общество правомерно применило вычеты по НДС. Об этом свидетельствуют и нормы п. 1 постановления Правительства РФ от 07.05.2003 № 262. Им утверждены Правила возмещения собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков убытков, причиненных изъятием или временным занятием земельных участков, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков либо ухудшением качества земель в результате деятельности других лиц. Этот документ устанавливает обязанность общества по оплате рекультивации земель, нарушенных в результате его действий, связанных с разработкой месторождений нефти и проведением всех видов строительных работ.

Аналогичная обязанность установлена и п. 7 ст. 22 Земельного кодекса РФ. Так, арендатор земельного участка в пределах срока договора аренды обязан по требованию арендодателя возместить убытки, причиненные при проведении работ, а также выполнить необходимые работы по рекультивации земельного участка.

Другими словами, по мнению арбитров, общество имело право на вычет НДС по указанным работам.

Правомерность применения ставки НДС 18% к услугам по сертификации происхождения товара. Согласно подп. 9 п. 1 ст. 164 НК РФ реализация таких услуг подлежит обложению НДС по налоговой ставке 0%, если услуги оказываются в отношении экспортируемых товаров. Поэтому для определения надлежащей налоговой ставки необходимо установить, являлся ли товар экспортируемым в момент оказания услуги. Для целей обложения НДС товар считается экспортируемым с момента его помещения под таможенный режим экспорта (ст. 164 НК РФ).

Установив, что на момент совершения спорных услуг товары не были помещены под таможенный режим экспорта, суд признал, что общество правомерно предъявило к возмещению сумму НДС по налоговой ставке 18%.

Взыскание налога

Налоговым кодексом не предусмотрена возможность определения рыночной цены сделки по наибольшей сумме среди заключенных налогоплательщиком сделок.
(Постановление ФАС Московского округа от 18.04.2011 № КА-А40/2541-11)

Инспекция доначислила организации налог на прибыль и НДС исходя из применения цен по договору аренды, заявленных в решении налогового органа в качестве рыночных.

Общество не согласилось с таким подходом и обратилось в суд. Исход дела оказался успешным.

Фабула такова. Общество заключило договоры с арендаторами нежилых помещений, расположенных в одном столичном здании. В аренду сдавались различные помещения, которые нельзя назвать однородными.

Инспекция установила, что применяемые обществом цены отклоняются более чем на 20% в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых по идентичным услугам в пределах непродолжительного периода времени.

Суд с таким утверждением не согласился. По мнению арбитров, информация, полученная инспекцией, касалась не рыночных цен на идентичные и однородные услуги (арендной платы за идентичные помещения на сопоставимых условиях), а среднерыночной ставки годовой арендной платы за помещения, находящиеся в собственности г. Москвы, по другому адресу и на неизвестных условиях.

Официальные источники информации не могут использоваться без учета положений п. 4—11 ст. 40 НК РФ. То есть они должны содержать данные о рыночной цене идентичных (однородных) товаров (работ, услуг), реализуемых в сопоставимых условиях в определенный период времени. Об этом говорится в постановлении Президиума ВАС РФ от 18.01.2005 № 11583/04.

В рассматриваемой ситуации инспекция при определении рыночной цены услуг по аренде не использовала официальные источники информации. Кроме того, возможность определения рыночных цен сделки по наибольшей сумме среди заключенных налогоплательщиком сделок ст. 40 НК РФ не предусмотрена.

Суд сделал вывод, что налоговики нарушили положения о порядке проведения контроля над ценой сделки и не представили надлежащий расчет рыночной цены услуг по аренде, что исключает возможность доначисления обществу налогов.

Налог может быть признан уплаченным, только если налогоплательщик обеспечил реальную возможность по поступлению соответствующих денежных средств в бюджет добросовестными действиями.
(Постановление ФАС Центрального округа от 11.04.2011 по делу № А54-2109/2009)

Инспекция направила обществу требование об уплате НДС за IV квартал 2008 г. Общество, полагая, что налоговые обязательства им уже исполнены, отказалось выполнять требование и обратилось в суд.

Суд встал на сторону инспекторов.

Дела обстояли так. Общество в ноябре 2005 г. открыло расчетный счет в филиале банка. В декабре 2008 г. банк направил обществу уведомление о закрытии филиала и переводе счетов на баланс головного офиса банка. Одновременно был изменен номер счета.

Тем не менее общество направило в банк платежное поручение на перечисление НДС за IV квартал 2008 г. с указанием старого номера счета. Таким образом, в платежном поручении общество указало неверные реквизиты счета и несуществующий банк плательщика.

Арбитры указали, что с учетом положений ст. 45 НК РФ, постановления КС РФ от 12.10.98 № 24-П, Определения КС РФ от 25.07.2001 № 138-О налог может быть признан уплаченным, только если в результате предпринятых налогоплательщиком мер существовала реальная возможность по поступлению соответствующих денежных средств в бюджет. То есть когда направленные на уплату налога, сбора действия налогоплательщика носили добросовестный характер.

Суд установил, что спорные денежные средства не были списаны банком с расчетного счета общества и в бюджет не перечислены, поскольку они отсутствовали на корреспондентских счетах банка (соответствующей отметки о списании со счета денежных средств в платежном поручении нет). Таким образом, изъятия денежных средств у общества не произошло. Налогоплательщик не проконтролировал движение денежных средств по счету, открытому в банке, повторно не направил в банк надлежащим образом оформленное платежное поручение. Кроме того, у общества были денежные средства на счетах в других банках. Следовательно, инспекция обоснованно отказала в учете платежа в качестве уплаченного.

Взыскание пеней

Если предъявленное налоговиками требование о взыскании налога признано недействительным, то и принятое на его основании решение о взыскании пеней также недействительно.
(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.04.2011 по делу № А58-5241/2010)

Инспекция выставила в адрес общества требование, в соответствии с которым в срок до 30 апреля 2010 г. предложила уплатить 5 178 892 руб. налогов, а также 8 828 093 руб. 24 коп. пеней. Пени по ЕСН с установленным сроком уплаты налога 1 апреля 2010 г. начислены инспекцией в сумме 8 622 509 руб. 92 коп. Из них 8 014 127 руб. 65 коп. — в Федеральный бюджет, 210 159 руб. 20 коп. — в ФФОМС, 398 223 руб. 25 коп. — в ТФОМС.

В связи с неисполнением данного требования в указанный срок инспекция вынесла решение, которым за счет денежных средств на счетах налогоплательщика взыскано с общества 2 437 877 руб. налогов и 8 828 093 руб. 24 коп. пеней.

Общество обратилось в суд, который признал решение инспекции в части взыскания пеней недействительным.

Удовлетворяя частично требование общества, арбитры исходили из того, что оспариваемое требование об уплате пеней не отвечает положениям ст. 69 НК РФ. Предъявление требования является начальным этапом бесспорного взыскания, в связи с чем недействительность требования влечет недействительность принятого на его основании решения о взыскании пеней.

Суд указал, что требование об уплате налога должно содержать сведения о сумме задолженности по налогу, размере пеней, начисленных на момент направления требования, сроке уплаты налога, установленного законодательством о налогах и сборах, сроке исполнения требования, а также мерах по взысканию налога и обеспечению исполнения обязанности по уплате налога, которые применяются при неисполнении требования налогоплательщиком (ст. 69 НК РФ).

Указанная в требовании сумма ЕСН, предложенная к уплате, соответствует фактической обязанности налогоплательщика, так как соразмерна сумме исчисленного налогоплательщиком налога по налоговой декларации за IV квартал 2009 г.

Совместно с оспариваемым требованием инспекция направила в адрес общества расчет пеней по ЕСН в Федеральный бюджет, в соответствии с которым пени начислены по начальной сумме недоимки в размере 79 446 112 руб. 64 коп. за период с 3 июля 2009 г. по 1 апреля 2010 г. При этом сумма пеней по расчету составила 8 040 039 руб. 98 коп., то есть превысила предложенные к уплате инспекцией в спорном требовании 8 014 127 руб. пеней.

Кроме того, суд, проанализировав расчет пеней, направленный одновременно с требованием, указал, что он не позволяет установить основания возникновения недоимки, по которой начислены пени, и период ее возникновения.

Инспекция предоставила в суд новый расчет пеней, в соответствии с которым начислено пеней по ЕСН в сумму 24 196 737 руб. за период с 1 января 2005 г. по 14 сентября 2010 г. Суммы недоимки, по которым начислены пени в этом расчете и в спорном требовании не совпадают. Кроме того, начисленные на основании расчета суммы пеней также не совпадают с суммами пеней, предложенными к уплате в спорном требовании. Фактически представленный расчет по суммам недоимки повторяет расчет, направленный одновременно с требованием. Но в отличие от первоначального расчета пени начисляются не с 3 июля 2009 г., а с 30 июня 2009 г., то есть сумма пеней в данном расчете также превышает предложенные к уплате инспекцией в спорном требовании 8 014 127 руб. пеней.

Арбитры сделали вывод о том, что ни оспариваемое требование, ни расчеты пеней не подтверждают правомерность начисления пеней, предложенных к уплате в требовании.

Регистрация налогоплательщика

Налоговым законодательством не предусмотрено специальных оснований для постановки на учет налогоплательщиков по видам деятельности.
(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18.04.2011 по делу № А56-45555/2010)

Общество получило уведомление от инспекции о проведении сверки расчетов с бюджетом по налогам и сборам в связи с передачей его в другую инспекцию. В ответе на запрос общества инспекторы разъяснили, что налогоплательщик был снят с учета в одной инспекции и поставлен на учет в другой, которая администрирует налогоплательщиков в сфере торговли.

Общество усмотрело в действиях налоговиков ущемление своих прав и законных интересов и обратилось в суд. Суд защитил налогоплательщика.

Арбитры указали, что основания, предусмотренные ст. 84 НК РФ, для снятия налогоплательщика с учета и направления ему соответствующего уведомления в данном случае отсутствовали. В частности, указанной статьей предусмотрено, что снять с учета организацию можно при изменении ее места нахождения, ликвидации или реорганизации. Минфину России предоставлено право определять особенности постановки на учет крупнейших налогоплательщиков (п. 1 ст. 83 НК РФ). Однако общество не отвечает признакам такового.

Поскольку налоговым законодательством не предусмотрено специальных оснований для постановки на учет налогоплательщиков по видам деятельности, инспекция, снимая общество с учета с целью последующей постановки на учет в другую инспекцию как налогоплательщика, осуществляющего деятельность в сфере торговли, вышла за пределы своей компетенции. Суд указал, что действия налогового органа в данном случае нарушают права и законные интересы общества в сфере хозяйственной и иной экономической деятельности. У налогоплательщика в связи с этим возникают дополнительные материальные и временные затраты при взаимоотношениях с налоговым органом, расположенным не по месту его нахождения.


1 Хотя с 2010 г. ЕСН отменен, налоговые проверки по нему продолжаются. В 2011 г. инспекторы вправе проверить период 2008—2009 гг.