1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1738

Компенсация морального вреда работнику: срок для обращения в суд ограничен трудовым законодательством

Конституционный суд РФ недавно отказал в принятии к рассмотрению жалобы, в которой заявитель просил признать ч. 1 ст. 392 ТК РФ не соответствующей Конституции РФ (Определение от 26.05.2011 № 599-О-О). В ней закреплено, в частности, право работника на обращение в суд за разрешением трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Оспариваемую норму применил суд общей юрисдикции при решении спора о взыскании морального вреда с работодателя в пользу заявителя. Но Конституционный суд не счел установленное в Трудовом кодексе ограничение срока для разрешения индивидуального трудового спора противоречащим Конституции РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Заявитель, уволенный в августе 2003 г., обратился в суд общей юрисдикции летом 2008 г. с иском к бывшему работодателю, чтобы тот изменил формулировку причины увольнения и компенсировал моральный вред. Но суд, сославшись именно на ч. 1 ст. 392 ТК РФ, отказал в его удовлетворении. Заявитель подал жалобу в Конституционный суд.

Мнение заявителя

Заявитель счел, что оспариваемая норма Трудового кодекса препятствует судебной защите его чести, достоинства и доброго имени и не соответствует ст. 2, 15 (ч. 1), 17 (ч. 1 и 2), 18, 21 (ч. 1), 23 (ч. 1), 46 (ч. 1) Конституции РФ, поскольку не позволяет применить при разрешении его индивидуального трудового спора с бывшим работодателем ст. 208 ГК РФ. В ней предусмотрено, что на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ исковая давность не распространяется.

Позиция Конституционного суда

Конституция РФ провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защиту — обязанностью государства (ст. 2) и устанавливает, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 18).

Развивая эти статьи, ст. 46 Конституции РФ гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод.

Во исполнение указанных положений Конституции РФ во взаимосвязи с ее ст. 37 (ч. 4), признающей право на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения, ч. 1 ст. 392 ТК РФ устанавливает сроки для обращения в суд за разрешением индивидуальных трудовых споров.

Конституционный суд в решениях уже не раз отмечал, что такие сроки не могут быть признаны неразумными и несоразмерными и не нарушают конституционных прав граждан (определения от 05.03.2009 № 295-О-О, от 15.07.2010 № 1006-О-О и от 24.02.2011 № 239-О-О).

Разрешение вопроса о выборе нормы, примененной при рассмотрении конкретного дела судом общей юрисдикции, является компетенцией суда, рассматривающего его, и Конституционному суду неподведомственно в силу ст. 125 Конституции РФ и ст. 3 Федерального конституционного закона от 21.07.94 № 1-ФКЗ «О Конституционном суде Российской Федерации». Руководствуясь нормами этого закона, Конституционный суд отказал в принятии к рассмотрению данной жалобы.

История вопроса

Компенсация морального вреда традиционно относилась к чисто гражданским правоотношениям. С 1992 г. трудовое законодательство предусматривало возможность компенсации морального вреда только в случаях увечья, серьезного повреждения здоровья или профзаболевания (ст. 25 Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденных постановлением Верховного совета РФ от 24.12.92). В других ситуациях, не связанных с перечисленными, применение данного института в трудовых отношениях встречалось редко и выглядело экзотикой в силу отсутствия прямого указания на это в трудовом законодательстве.

В судебной практике вставал вопрос о допустимости возмещения морального вреда, возникающего в том числе из трудовых правоотношений, когда это прямо не предусмотрено законом. Суды по-разному решали его, как правило отказывая во взыскании.

Ситуация принципиально изменилась с появлением постановления Пленума Верховного суда РФ от 20.12.94 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Во-первых, конкретизируя определение морального вреда, Пленум разъяснил, что он может заключаться в нравственных переживаниях в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, в частности в связи с потерей работы.

Во-вторых, Пленум постановил, что «отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации морального вреда не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда. Например, к трудовым отношениям может быть применена ст. 131 Основ гражданского законодательства Союза СССР и республик, за нанесение морального вреда, поскольку трудовым законодательством отношения по компенсации морального вреда не урегулированы».

В 1997 г. общая норма, преду­сматривающая компенсацию морального вреда, была введена уже непосредственно в трудовое законодательство (ч. 5 ст. 213 КЗоТ РФ введена Федеральным законом от 17.03.97 № 59-ФЗ ).

Трудовой кодекс предусматривает возмещение морального вреда в случаях нарушения не только нематериальных благ, но и имущественных прав работника, например, при невыплате заработной платы, незаконном увольнении и проч. (ст. 237).

По спорам о взыскании морального вреда, вытекающим из трудовых отношений, следует учитывать отраслевые нормы трудового права. Они ограничивают право на обращение в суд с иском о компенсации морального вреда определенным сроком (ч. 1 ст. 392 ТК РФ). Это не означает, что нормы Трудового кодекса противоречат Конституции РФ, а лишь устанавливает особенности применения такого гражданско-правового элемента, как возмещение морального вреда в трудовых отношениях. Данный вывод подтверждается и п. 7 постановления Пленума Верховного суда РФ от 20.12.94 № 10 (в редакции от 06.02.2007).

Буква закона

Пункт 7 постановления Пленума Верховного суда РФ от 20.12.94 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в редакции от 06.02.2007)

Если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, то на него в силу статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

В случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда.