1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2544

Зарплата бежит в тень, а инвесторы в Казахстан

Зарплата бежит в тень, а инвесторы в Казахстан

Повышение страховых взносов привело, по оценке экспертов, принимающих участие в дискуссии по доработке Стратегии-2020, к двукратному росту теневых зарплат в нашей стране. Правительство предлагает президенту два варианта снижения страховых платежей, но пока не ясно, откуда взять деньги на выпадающие доходы бюджета. Выход из налогового тупика аналитики видят в снижении фискальной нагрузки на производство при одновременном росте — на потребление.

Кабинет министров на этой неделе предложил Дмит­рию Медведеву два варианта снижения страховых взносов. Первый предполагает, что все предприятия будут разделены на три группы. Крупный бизнес будет платить по сегодняшней ставке — 34%, средний — по прежней ставке 26%, неторговый малый бизнес — порядка 16%. Второй вариант предусматривает ставку 30% для всех и 16% для небольшой части малых предприятий. Президент дал правительству две недели, чтобы оно выбрало один из вариантов. Причем пока непонятны источники компенсации выпадающих доходов Пенсионного фонда.

Результатов совещания в Кремле давно ожидало бизнес-сообщество. Увеличение страховых взносов с 26 до 34% с начала нынешнего года стало серьезным ударом по российскому бизнесу, уверены участники экспертной группы «Налоговая политика», готовящие корректировки в Стратегию-2020. В последние месяцы наблюдается бурный — более чем в два раза — рост теневых зарплат. Одновременно снижается прибыльность предприятий, и, как результат, сокращаются доходы бюджета от налога на прибыль. В целом из-за повышения страховых взносов, по мнению независимых аналитиков, российский ВВП уменьшился на 0,4—0,7%.

Принятое решение о замене единого социального налога страховыми взносами, принятии регрессивной шкалы и росте ставки до 34% не обеспечивает долгосрочную сбалансированность пенсионной системы, подчеркивают ученые Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара. В то же время оно резко увеличивает налоговую нагрузку и усложняет их администрирование. Для повышения прогрессивности обложения страховыми взносами целесообразно ввести солидарный платеж в размере 2% с сумм, превышающих установленную границу для взимания страховых взносов (463 000 руб.).

Самое же главное - наращивание налоговой нагрузки на труд противоречит общемировой тенденции, когда для повышения конкурентоспособности экономики налоги на труд и капитал снижаются, а на потребление – увеличиваются.

«Бизнесмены вынуждены сокращать инвестиции, снижать зарплату сотрудникам, что вызывает замедление темпов экономического роста, – отмечает зав. лабораторией бюджетного федерализма Института экономической политики Владимир Назаров. – При снижении налоговой ставки можно расширить налоговую базу, ликвидировать или сократить налоговые льготы».

Станки вместо яхт

«Структуру налоговой нагрузки надо менять, — считает президент „Деловой России“ Александр Галушка. — Необходимо перенести налоговую нагрузку с процесса производства на процесс потребления. Должно быть выгоднее вкладывать в производство, чем покупать очередную яхту или квартиру. Идею создания 25 млн рабочих мест невозможно реализовать, пока купить футбольный клуб выгоднее, чем произвести новые станки».

Рост налоговой нагрузки на фонд оплаты труда, который душит развитие производственного сектора экономики, происходит на фоне аномально низких ставок других налогов, связанных с потреблением, с сожалением констатирует А. Галушка. Например, собираемость налога на имущество физических лиц порядка 14 млрд руб. в год. Это ниже затрат на его администрирование.

С этим мнением согласны специалисты Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара. В среднесрочной перспективе необходимо провести реформу имущественного налогообложения, результатом которой станет единый налог на недвижимость. Объектом обложения данным налогом является единый объект недвижимого имущества (земельный участок и расположенное на нем недвижимое имущество), который оценивается исходя из рыночной стоимости. Он должен обеспечивать обложение, прогрессивное по величине недвижимости, находящейся в собственности налогоплательщика.

Для этого надо, наконец, завершить формирование кадастра объектов недвижимости и закрепить статус единого объекта недвижимого имущества в гражданском законодательстве.

Собственно, необязательно ждать окончания формирования кадастра, обещанного правительством много лет назад. Постепенный переход к прогрессивному налогообложению имущества возможен и до введения единого налога на недвижимость. Так, налог на имущество физических лиц можно взимать на основании кадастровой оценки имущества по мере ее завершения в отдельных регионах. Впоследствии налог на имущество организаций также будет взиматься только с недвижимого имущества на основании его кадастровой оценки.

Алкоголизм вкупе с табаком превратился в национальное бедствие, замечает председатель общественной организации «Деловая Россия» Борис Титов. Тем не менее акцизы на спиртное и сигареты у нас в разы меньше, чем в беднейших странах Европы. Если Минфин России поднимет их хотя бы до уровня Латвии или Румынии, это позволит собрать в бюджет триллион рублей, которого не хватает пенсионной системе.

Некоторые эксперты опасаются наплыва контрафакта в случае увеличения акцизов на алкоголь и табак. Однако опыт Украины, где в 2008—2010 гг. акцизы на сигареты возросли в восемь раз, показал, что ничего запредельного не произошло.

Наша мечта: налоги, как в Казахстане

Мнения ученых и бизнеса по поводу переноса налоговой нагрузки с производства на потребление в целом совпадают. Но по некоторым параметрам позиции все-таки расходятся. Так, ученые Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара считают, что в условиях серьезной зависимости доходов бюджета от конъюнктуры мировых рынков целесообразно увеличить структурную составляющую налоговой системы.

Наименее зависимы от конъюнктурных факторов, как показывают исследования, поступления налога на добавленную стоимость. Поэтому пора перейти к единой ставке этого налога на уровне его текущего базового показателя или несколько выше (18—20%). Кроме того, нужно сократить перечень льгот по НДС. Речь идет о финансовых и страховых услугах, операциях с недвижимостью, услугах в области культуры и искусства, лотереях и тотализаторах, которые обусловлены соображениями администрирования. В частности, надо ликвидировать освобождения, применяемые в случае реализции лома и отходов черных и цветных металлов, выполнения работ в период реализации целевых программ жилищного строительства для военнослужащих, оказания услуг без взимания дополнительной платы, проведения ремонта и технического обслуживания товаров и бытовых приборов. Желательно сократить перечень товаров (работ, услуг), облагаемых по ставке 0%, до списка позиций, непосредственно связанных с экспортом.

Вместе с тем в силу социального значения некоторых освобождений и снижения прогрессивности распределения налога по доходным группам населения подобные меры должны сопровождаться бюджетными субсидиями лицам с низким уровнем доходов.

По вполне понятным причинам представители бизнеса воспринимают такие предложения ученых без особого энтузиазма. По оценке А. Галушки, ставка НДС должна составлять порядка 12%, как в Казахстане, с которым с прошлого года нас связали узы Таможенного союза. Необходимо довести до уровня восточного соседа и ставки других налогов: НДФЛ — 10%, налог на прибыль — 15, социальные страховые выплаты — 11%.

«Если Россия не сделает свою налоговую систему конкурентоспособной по сравнению с казахской, мы проиграем борьбу за привлечение инвестиций», — полагает А.Галушка. Пока счет, очевидно, не в нашу пользу: инвестиции на душу населения в Казахстане в 80 раз выше, чем у нас.